Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Кавказ показывает зубы"

«Кавказцы» должны быть злыми. Сами они про это не знают, поэтому среди них попадаются и меланхолики, и флегматики, и сангвиники — темперамент, как и у нас, всякий случается.
Вот только человека-флегматика никто не заставляет бросаться на ватный рукав и лаять на чужого до хрипоты — а собаку замучают тренировками. Вообще-то меланхоличная кавказская овчарка не совсем пропащая, потому что к дисквалифицирующим ее порокам относятся только трусость, холерический темперамент и неуправляемая агрессивность. Если же поведение — «самоуверенное, уравновешенное, спокойное» (пока не сказали «фас!»), а движения свободные, неторопливые, и «нестелющаяся рысь» (характерный аллюр) при ускорении переходит в «несколько тяжелый галоп», — все нормально. А если еще и экстерьер соответствует, то можно готовиться на «чемпиона породы», а в свободное от работы время меланхолично жевать какой-нибудь Pedigree или Royal Canin.

Приравнены к волкодаву

Заводчики кавказских овчарок питомника в Карачаево-Черкесии могут гордиться. Здесь родина породы, и значит, местные овчарки — «самые кавказские в мире». Теперь у «кавказцев» специальность — охранять. Могут и на цепь посадить, пока не начался ночной дозор. Могут поселить в малогабаритной квартире, водить на прогулку в наморднике (чистое издевательство). А вот раньше «кавказцы» были исключительно пастухами в горах. А заодно — телохранителями (они приравнены к волкодаву) и спасателями, как сенбернары. Когда люди затевали войну — шли на войну вместе с хозяевами. Говорят, как раз после Второй мировой на Кавказе порода исчезла: довоевались…

Когда владельцы фирмы «Меркурий» в Карачаево-Черкесии семь лет назад решили породу возродить, за кавказскими овчарками пришлось ехать… в Новосибирск. Там они особенно хороши оказались: сибирские морозы располагают к лохматости. Питомников, где разводят настоящих «кавказцев», в России сейчас десятки — на Дальнем Востоке и в Сибири, в Калининграде, Петербурге, Ярославле, Москве. На Северном Кавказе — в Черкесске.

В принципе, для «Меркурия», который выпускает водку и безалкогольные напитки, кавказские овчарки — «непрофильный актив». Даже над названием особенно не мучились. У других заводчиков — залюбуешься: «Светлый дом», «Русский риск», «Большой Георгий», «Файв стиль». А здесь просто: «Племенной питомник собак породы кавказская овчарка».

Но собаки правильные: оглушительно лают и бросаются на сетку так, что поневоле думаешь: выдержит ли загородочка-то? Нас успокоили: это «показательные выступления» для дорогих гостей — минут на пять, а потом можно идти знакомиться.

Дуси ниже себестоимости

К своим страшным зверям инструкторы относятся с нежностью. Почти у каждой собаки два имени: одно записано в родословной, а другое для домашнего употребления. Гордость питомника и лучший производитель трехлетний Рогдай в обиходе зовется Мишкой, а красавица с поэтическим именем Ода и вовсе — Дуся. Но вот чемпионку России 2001 года Бестию так и зовут — полностью, говорят, соответствует имени. У щенков имен нет: их должны придумать хозяева. Будущих хозяев здесь ждут с распростертыми объятиями и готовы продать питомцев «ниже себестоимости». Хорошо, когда их забирают в возрасте до 3 месяцев: «малолетки» привыкнут к хозяину. Кроме того, в этом нежном возрасте щенку еще можно объяснить, кто в доме главный. А позже — не обольщайтесь тем, что он все еще похож на меховую игрушку модного нынче большого размера. Он уже — самый сильный, самый умный, самый страшный.

В питомнике к этому моменту расходы на содержание-воспитание собаки уже достигают $1000, но директор Борис Лаказов запросто соглашается продать и за $600, и за $400: держать щенка с каждым месяцем все дороже, да и мест на всех не хватает. Между прочим, за своего первого новосибирского производителя Акбара питомник отвалил $12 000. Особо важным персонам собачку могут и подарить, как одному принцу из Иордании (бабка у него оказалась черкешенкой). Но все равно некоторых забирают даже в полугодовалом возрасте: что поделать, покупателей немного. В этом году, правда, к осени почти всех разобрали. Мы успели увидеть трех резвых «подростков», но и тех вот-вот разберут.

Покупают в основном земляки из «новых богатых». В городах и станицах Карачаево-Черкесии полное социальное расслоение, и «верхний слой», как полагается, понастроил нешуточных особняков. Места же здесь, как недавно вся Россия убедилась, неспокойные, так что к охране жизни и собственности надо относиться серьезно. Ну и хороший тон, разумеется, если собака настоящая, королевских, как говорится, кровей. Что касается здешних пастухов, то им такая роскошь не по чину и не по карману, овец и коров на горных лугах опекают полукровки и просто дворняги. С волками и с ворами им, понятное дело, не совладать, но это уже другая история.

Игры на свежем воздухе

Борис не скрывает, что питомник переживает не лучшие времена. За последние несколько лет штат пришлось сократить почти вдвое. Сейчас под его началом всего три инструктора и ветврач-кинолог в одном лице. Взрослых собак тринадцать, и еще в каждый сезон к весне «накапливается» 10—15 щенков. Раньше было больше: за все время существования питомника продали 260.

Как с такими собаками справляться — уму непостижимо, но два инструктора — дамы, Оля и Женя. Инструктор Саша и ветврач Азрет — тоже не атлеты. Азрет, отработав для нас четыре дубля с шестидесятикилограммовым Рогдаем, сказал, что это ему нужно зачесть за неделю сверхурочных.

Болеют собаки, к счастью, редко: родной климат очень способствует здоровью. Вырастают «крупные собаки грубого типа сложения, формат несколько растянутый». Гуляют здесь с этим «форматом» дважды в день по два-три часа, «на воле», в соседнем лесочке, отгоняя бездомных кабысдохов, которым по глупости кавказская овчарка — не авторитет. Прогулки, кормежка — и так день за днем. Тренера с ватным рукавом приглашают раз в квартал: денег на штатную единицу не хватает. И на полосу препятствий тоже. Но уверяют, что со злобностью все равно полный порядок — гены качественные. И агрессивность вполне управляемая. Только однажды в питомник вернули собаку, с которой хозяева не сумели справиться. Заявили, что она очень опасная (признались, правда, что при этом не ест ничего, скучает, что ли?), и потребовали назад деньги. В другом доме собака прижилась — не в собаке, стало быть, дело.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK