Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Кавказский пленник"

Победит чеченцев или нет командующий федеральной группировкой Виктор Казанцев, все равно плодами его боевой деятельности распорядится по своему усмотрению президент Борис Ельцин.Медведь на воеводстве

Генерал-полковник Виктор Казанцев не имеет отношения ни к родовой генеральской элите, ни к так называемым свитским генералам. Он не воевал в первую чеченскую кампанию. Зато воевал его сын Сергей, получивший множество осколочных и пулевых ранений и вытащенный военными медиками буквально с того света.
Кого-то Казанцев раздражает своей «плебейской» наружностью — кряжистый, совсем не изящный, с простоватым лицом и не слишком правильной речью. Даже тогда, когда требовалось блистать в высоком окружении — во время посещения частей группировки председателем правительства Владимиром Путиным,— роль свитского генерала ему так и не удалась. Когда же премьер затребовал к телекамерам командующего, Казанцев неуклюже, по-медвежьи, с непозволительной задержкой продирался через толпу придворных. И чувствовал себя перед камерами явно неловко.
Он неуловимо похож на Льва Рохлина, который, с его негеройским видом (распахнутый ватник, треснувшие очки с перевязанной дужкой), стал героем первой чеченской войны.
В отличие от Рохлина, Казанцеву повезло: пока не мешают воевать. Нынешний министр обороны не десантник Павел Грачев, который был готов в одночасье взять Грозный силами полка «голубых беретов». Игорь Сергеев так и остался ракетчиком-стратегом и не лезет с руководящими указаниями, отдав Чечню на откуп Генеральному штабу и тому же Казанцеву.
Не давят на командующего и вожди. Президент возложил полномочия по усмирению Чечни на своего вроде бы преемника Владимира Путина. А премьер-контрразведчик, кажется, трезво оценивает свои стратегические способности и занимается политическим прикрытием нового чеченского похода.
Но что может сделать в Чечне Казанцев со своей почти 100-тысячной группировкой войск? Максимум сжечь большую часть Чечни дотла, огнем авиации и артиллерии превратить ее в руины, проутюжив развалины танками, истребив всех, кого можно заподозрить в нелояльности. Другого выхода нет: военными средствами справиться с терроризмом (если террористы в нашем понимании — практически все мужское население Чечни) можно, лишь уничтожив самых отчаянных и вытеснив остальных высоко в горы, чтобы потом их добить.
Сколько при этом погибнет под бомбами и снарядами детей, женщин и стариков — вопрос не военного ведомства. А вот сколько лет или десятилетий после такого решения проблемы Москве придется держать гарнизоны в каждом чеченском селе, на каждой тропе, с какой частотой проводить антипартизанские операции здесь и антитеррористические в глубине России — на эти вопросы военным придется ответить потом. Кстати, крайне неуступчивый Израиль, в свое время решив подобным образом палестинскую проблему, десятилетия спустя все же не выдержал и предоставил своим врагам право на самоопределение в виде палестинской автономии, выведя с этой территории всех своих солдат. А может быть, в этом есть смысл — победить, задавить, а уж потом, вдоволь самим натерпевшись от победы, смилостивиться?
Новенький, молодой и здоровенький

Война идет своим чередом, своим чередом крутится вокруг нее большая политика. Генерал Казанцев — заложник большой политики, большие политики — заложники генерала Казанцева. Один из таких заложников — премьер-министр Владимир Путин.
Если предположить, что вторая чеченская война была затеяна Кремлем лишь для того, чтобы в случае ее успеха передать власть отличившемуся преемнику, то за достаточно короткое время победоносный образ премьера-наследника стал явно раздражать президента. Собрав у себя в середине октября совещание силовиков в отсутствие Путина, Борис Ельцин решил в очередной раз показать, кто в доме хозяин. И чтобы премьер, как написано в воинском уставе, знал свое место в строю и умел быстро и без суеты занять его.
К слову сказать, выглядело то совещание у президента презабавно, и хорошо, что Путина там не было. Наряженные в одинаковые маскировочные куртки с чужого плеча (неизвестно зачем припасенные в подмосковной президентской резиденции), военные и полувоенные министры походили на состарившиеся топ-модели, разгуливающие перед телекамерами. А сугубо штатский министр иностранных дел Игорь Иванов, похоже, примерил военный бушлат впервые в жизни. Так или иначе, в тот день театр боевых действий был перенесен из Чечни в Подмосковье, где Борис Ельцин, как Верховный Главнокомандующий, принимал доклады о положении дел на чеченских фронтах и давал указания своим военачальникам. Какие именно, выяснить никому не удалось, но спектакль был сыгран на славу.
Кстати, говорят, что к театральным постановкам президенту не привыкать — к ним его приохотил бывший главный охранник Александр Коржаков. Во время президентских выборов-96 из-за незапланированной болезни Ельцина он приказал оформить палату в ЦКБ в стиле кремлевского кабинета, что и было с успехом проделано.
Очевидно, приняв подмосковный парад, глава государства взбодрился и через день буквально выбежал навстречу Путину, приехавшему к нему в Кремль,— президент перед телекамерами горячо заверил премьера в своей благосклонности, хотя известно, что мысли Ельцина бывают весьма переменчивыми и далеко не всегда совпадают со словами о любви и дружбе.
При чем тут генерал Казанцев? А при том, что если у него не получится в Чечне, то Борис Ельцин свалит все на Путина и отправит его в отставку. Сам при этом назначит нового «преемника» — по мнению директора Агентства прикладной и региональной политики Валерия Хомякова, у Бориса Ельцина есть еще пара нераспечатанных колод, крутятся где-то в отдалении министры Игорь Иванов и Сергей Шойгу за компанию с первым вице Николаем Аксененко. А то и вовсе, воспользовавшись затяжкой войны и новыми взрывами в российских городах, президент возьмет да и продавит ЧП и продлит таким образом свои полномочия.
Если же у Казанцева получится, Ельцин присвоит успех себе (он же командовал подмосковными сборами силовиков!) и пристальнее присмотрится к Путину. Коли решит, что премьер полностью соответствует надеждам и чаяниям президентской семьи, утвердит его в преемниках. Если нет — см. выше.
Честно говоря, по-человечески президента можно понять. Для него лучший вариант — это продление полномочий любым способом, через ЧП ли, через строительство ли нового государства на паях с белорусским «бобылем» Александром Лукашенко. Что касается преемников, то любой преемник Ельцину должен быть обязательно противен: вряд ли он способен спокойно представить того же Путина хозяином своего кремлевского кабинета или загородной резиденции. И то, власть Борису Ельцину стоила немалой крови, своей и чужой, а тут новенький, молодой и здоровенький, придет на все готовое и будет наслаждаться его, ельцинской властью.
Гай Юлий Казанцев

Все эти предполагаемые политические упражнения зависят, повторим, от исхода чеченской операции. Сам исход — во многом от командующего, генерала Казанцева.
Пока, если верить собеседникам из Минобороны, план наших военачальников заключается в том, чтобы взять Грозный для начала в два кольца. Одно — штыками к врагу, другое — штыками в тыл, чтобы помощь к осажденным не просочилась. Такой прием применял еще Гай Юлий Цезарь, и называется он, согласно военной науке, проведением контрвалационной и циркумвалационной линий. Известно, что Цезарю такие операции удавались. Удастся ли Казанцеву — бабушка надвое сказала. Удачная операция в Дагестане не в счет: там у чеченцев было лишь до 30% хорошо обученных бойцов, в основном же наспех сколоченные отряды добровольцев-мародеров.
Независимый депутат Госдумы генерал-полковник Эдуард Воробьев, подавший в отставку из-за нежелания участвовать в первой чеченской кампании, говорит: «Генерал Казанцев опытный, хорошо подготовленный командир, что для нынешних условий ведения войны в Чечне очень важно. Но у него иногда проскакивает некоторая эйфория: мол, в нужный момент «мы будем там, где мы хотим». Но Басаев, Хаттаб и их люди еще могут преподнести сюрприз, которого мы не ожидаем. Так что военный не должен зацикливаться на каких-то успехах в ходе боевых действий, и сейчас для Казанцева важнейшая задача — закрепиться в освобожденных районах и установить там хотя бы какую-то власть. Если этого не сделать, может повториться 6 августа 1996 года, когда Доку Завгаев заявил, что он владеет всей Чечней, с Грозного сняли полторы тысячи военнослужащих внутренних войск, чтобы усилить операцию в Ведено, оголили блокпосты, а утром в город вошли формирования Дудаева, и началась бойня».
И еще об одной опасности предупреждает политолог Алексей Кара-Мурза: «Война еще не начиналась, и было бы удивительно, если бы эта мятежная территория тихо сдалась. Пока есть ощущение сжимающейся пружины. К тому же информационный фон резко отличается от того, который был в 1994 году, что тоже опасно. Потому что, если в 1994 году война была информационно проиграна до военного столкновения, то сейчас она информационно выиграна до военного столкновения, и в этом смысле виртуальная, телевизионная победа не менее опасна для военной акции, чем виртуальное поражение. Любая нежелательная утечка информации или неожиданная горькая, доселе скрываемая правда может настолько резко изменить информационную картину, что мы быстро перейдем из ситуации виртуальной победы в ситуацию виртуального поражения».
Кроме того, впереди зима, а холод и снег требуют хорошей дополнительной амуниции, с которой, как говорят люди сведущие, у военных большие проблемы, как впрочем и с полевыми кухнями.
Система «ниппель»

В конце концов, военные в Чечне уже наделали ошибок, трагических и неизбежных. И командующий Виктор Казанцев по уставу, а также по человеческому разумению отвечает за все. За смерть мирных жителей — только первый ракетный удар по рынку в Грозном унес в могилу 140 человек. За брошенных в бой необученных солдат-первогодков 136-й мотострелковой бригады. За нанесение (как минимум трижды!) авиаударов по своим. За то, что некоторые офицеры по сходной цене продавали чеченцам в рабство своих солдат.
Кстати, могут ли наши летчики не бить по своим? Это только в песне поется: «Мне сверху видно все…» Нет, не все. Нужны авианаводчики. А система их подготовки давно разрушена, и именно это послужило причиной ошибок военных летчиков, когда вместо позиций боевиков они отбомбились по кировскому ОМОНу в Ботлихском районе, по армейским подразделениям в районе Карамахи и по расположению армавирского ОМОНа.
За все это, повторим, отвечает генерал-полковник Виктор Казанцев. Но отвечать не всегда означает быть виновным. У виновника другое имя. Это система, созданная политическими авантюристами в окружении Бориса Ельцина от Шахрая до Березовского и их политическими оппонентами. Пусть Евгений Примаков не воротит нос от Ельцина и пусть Юрий Лужков не обзывает ельцинское правление режимом — они тоже достойная часть этого режима. Это система политического хамства разнокалиберных правителей, полагающих, что управлять — значит интриговать, воровать, перелицовывать бюджет или тасовать кадры, подсовывая той же Чечне марионеточных правителей типа партсекретаря Завгаева, железнодорожника Кошмана или «лотошника» Сайдулаева.
Сейчас, когда федеральные войска легко дошли до Грозного и по ТВ, не в пример прежней кампании, показывают сплошную победу, поражение, если оно случится, окажется еще оглушительнее, чем в 1996 году. Но самое интересное, что системе от этого ничего не будет: Борис Ельцин, опытный «протектор» режима, найдет, как уже было сказано, способ сберечь хозяйство. А о генерале Казанцеве, нынешнем заложнике большой политики, просто забудут, как о пропавшем в чужих горах кавказском пленнике.

ИНЕССА СЛАВУТИНСКАЯ, ЮРИЙ ГЛАДКЕВИЧ (Агентство военных новостей)

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK