Наверх
8 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Каждый за себя"

Когда мы были детьми, наши деды были еще вполне крепкими стариканами. И поэтому истины, принесенные ими с войны, мы запомнили намертво — как все, что запоминается в детстве. Мы запомнили, что лучше всего человек познается во время войны — скорлупа лопается и обнажается ядро. Ты видишь, кто трус, а кто герой. Ты видишь, кто ты сам. Это страшно, потому что никто не знает точно, кто он на самом деле.
   Я повторю — для нашего поколения это прописные истины, хотя на самой войне побывали немногие из нас — пусть даже и на совсем другой войне.
   Недавно прочитал паническую заметку на каком-то сетевом ресурсе — мол, в этом году на свободу начнут выходить те, кто в девяностые получили большие сроки — убийцы и рэкетиры. Мол, выходят они в новый для себя мир со своими старыми правилами и вот сейчас начнут отнимать у новых хозяев имущество.
   Не о том надо беспокоиться, граждане дорогие. Всосутся ваши уголовнички в рынок — глазом не моргнете. Проблема в другом.
   Когда после смерти Сталина на волю вышли тысячи зэков, русская культура сильно обогатилась лагерным фольклором и лагерными «понятиями». Десятки лет спустя Россия так и не вывела этот лагерный педикулез, эту блатную вшивость. Фронтовое братство было высушено, помещено под линзу телевизора, под стекло музея. Мундиры — только на 9 мая. Или в собес — требовать то, что пообещали, но не дали. А вот блатное братство прижилось, пустило корни, начало перестраивать страну под себя. Неудивительно, что в девяностые народ так быстро из строителя коммунизма переродился в некоего мародера по Атоми аль-Беркеми. Это следствие уголовной «эстетики».
   И кризис… Да — кризис. В нем, как во время войны, обнажается ядро системы. Мы можем наблюдать, насколько тонкой зачастую оказывается эта скорлупа цивилизованности. А под ней ядро — вовсе не чистый изумруд, нет. Там все те же жесткие и жестокие принципы стаи — сильные пожирают слабых, живут за счет их мяса. И никакого «Сам погибай, а товарища выручай». Потому что «товарищи кончились», как орал малиновый пиджак в 1991-м.
   Единороссы предлагают банкам заключить соглашение о заморозке требований по кредитам для тех, кто лишился работы. Многочисленные дискуссии; во время одной из них, по радио, слышу такой диалог:
   — Это было бы справедливо, так как банки в свое время сделали все, чтобы людей прельстить легкими кредитами.
   И ответ представителя банка:
   — Да, конечно. Но не стоит забывать, что решение взять кредит — это личное решение каждого человека, за которое он отвечает сам.
   То есть обманули придурков! Сначала долго им втюхивали, как выгодно и легко жить в кредит. Втюхивали даже на государственном уровне — продвигали ипотеку как нацпроект. А теперь банки говорят — не надо было нам верить, дурачье! Попались — платите. Это говорят те самые банки, которые подпитывают нашими же бюджетными деньгами. Деньгами, с помощью которых государство могло бы просто выкупить кредиты граждан. Деньги все равно бы достались банкирам, но люди не попали бы в унизительную кабалу, когда есть и силы, и желание работать — нет только самой работы. Нет денег.
   Государство могло бы, в конце концов, потребовать у дотируемых банков моратория на выплату по кредитам на срок предполагаемого обострения кризиса — весну следующего года. Но…
   Народ оказался в положении «мужика» на зоне. И он это прекрасно понимает — самые работоспособные воспитывались именно в девяностые, в те годы, когда правила диктовали те, кто сегодня возвращается из лагерей. Сегодня они, безработные, а не уголовники, могут вновь создать тот моральный хаос, ту атмосферу беспредела в головах, ту неразборчивость в средствах, подпитываемую жаждой денег (а как кормить семьи?), из которых мы, казалось, только-только вытянули себя за волосы.
   И это еще не худший, как ни странно, вариант. Началась рецессия — не экономики, а морали. Но все же не эпидемия самоубийств. Причем, заметьте, если и совершаются самоубийства, то не банкирами, далеко не банкирами. В последнее время в СМИ появились сообщения о самоубийствах из-за кредитов: в Дзержинском районе Новосибирска в автомобиле марки Toyota обнаружен труп застрелившегося мужчины 1966 года рождения. В предсмертной записке было сказано, что он решил покончить с собой из-за долга по кредиту в размере полутора миллиона рублей. Житель города Кстово Нижегородской области из-за того, что не смог расплатиться по ипотечному кредиту, бросился под машину. И так далее. Потому что они были честными и бедными.
   Да, церковь осуждает самоубийство. Но даже в УК есть статья за доведение до самоубийства. Какой дурак заведет дело на банковскую систему из-за доведения до самоубийства этих двух мужиков?
   Наша страна не похожа на семью. Она похожа на случайное скопище людей, которые в беде начинают преследовать каждый свои интересы, топтать слабых, рваться, топча соседей, к теплому солнцу, подальше от холодной пропасти. Какие могут быть договоренности в таком хаосе, порожденном лагерной, уголовной традицией, «понятиями» бычья?
   И как нам не хватает закалки и мудрости фронтовиков — народа-победителя, той силы, которую втоптала в землю хрущевская оттепель!

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK