Наверх
14 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "КАЗНИТЬ НЕЛЬЗЯ. ТОЧКА?"

В самом начале этой недели, 9 ноября, Конституционный суд РФ решал, что делать со смертной казнью.    Накануне решения КС своими размышлениями на этот счет поделилась бывший заместитель председателя, а ныне советник Конституционного суда РФ Тамара МОРЩАКОВА.
   
   — Какое именно решение будет принимать КС 9 ноября?
   — КС должен принять решение по запросу Верховного суда, который обратился с ходатайством о разъяснении прежнего решения КС от 2 февраля 1999 года. В том решении КС указал, что смертная казнь не может применяться нигде в России, так как не обеспечено во всех субъектах Федерации действие судов присяжных. То есть тогда КС решал вопрос не об отмене смертной казни и не о моратории на ее исполнение, как это часто называют. Он лишь решал процессуальный по своей сути вопрос: можно ли ее применять, пока не созданы суды присяжных на всей территории страны? Суд ответил на этот вопрос отрицательно. 1 января 2010 года суд присяжных появится в последнем субъекте РФ, где до этого его не было, — в Чеченской республике. В связи с этим Верховный суд хочет убедиться, будет ли продолжать действовать сформулированный ранее КС запрет на применение смертной казни после 1 января. На этот вопрос и должен ответить КС.
   — Какие существуют теоретически возможные правовые варианты ответа?
   — Вообще не следует высказываться по поводу перспектив решения по делу после того, как оно принято судом к рассмотрению, — это может оцениваться как давление на судей. Но лично я уже давно высказываю свою позицию по поводу того, что существуют международные обя-зательства РФ, исходя из которых запрет смертной казни не может не действовать в России, даже если этот запрет еще не произведен путем внесения изменений в УК. Такой запрет распространяется как на назначение этой меры наказания судом, так и на ее практическое исполнение. Ведь только на условиях присоединения к такому запрету Россия была принята в Совет Европы и вошла в число государств-участников Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.
   — Однако, насколько я понимаю, есть разные подходы к решению этой проблемы: кто-то, как вы, считает, что мы должны руководствоваться принятыми на себя международными обязательствами, а кто-то говорит, что нам нужно урегулировать этот вопрос при помощи внутреннего законодательства…
   — Внутренние решения, конечно, должны быть: они должны подтвердить нашу приверженность взятым на себя международным обязательствам. Напомню, что, по Конституции, нормы международного права имеют приоритет перед национальным законом. А раз они имеют приоритет, то какой смысл сохранять в национальном законодательстве положения, которые не должны применяться? Конечно, для того, чтобы продемонстрировать волю государства соблюдать и в дальнейшем международные договоры в части отмены смертной казни, более последовательной и прочной основой должны стать изменения УК.
   — То есть окончательным решением вопроса смертной казни в России является не решение КС, а изменение пяти статей УК, по которым сейчас предусмотрена высшая мера?
   — Я сказала, что это было бы более прочной и наглядной базой. Что касается «окончательности»… Что значит «окончательное решение»? Разве законодатель не может перерешить, то есть, даже отменив нормы УК о смертной казни, потом снова их ввести? Это неоднократно случалось в нашей истории. (Хотя, конечно, демократические конституции не допускают такого развития событий в правовом государстве.) Другой вариант — Россия может выйти из международного договора и применять «расстрельные» нормы УК. Так что ни о каких гарантиях «окончательности» речь не идет: политика может меняться. Хотя объективная реальность не говорит в пользу такого варианта: Россия не заявляла о своем намерении выходить из Совета Европы и из Конвенции о защите прав и свобод.
   — В этом смысле решение КС (условно — от 9 ноября) тем более нельзя считать окончательным, ведь суд может высказаться за соблюдение международных обязательств и отказ от смертной казни, но поправки в УК при этом так и не будут внесены?
   — КС не может вносить поправки в УК. Более того, он не может даже законодателю предписать внести поправки, поскольку к КС никто не обратился с жалобой, ходатайством или судебным запросом в отношении УК. Если бы к КС обратились с таким запросом, тогда он решал бы судьбу статей УК и мог бы признать их в соответствии со своими конституционными полномочиями не имеющими юридической силы. Но так вопрос никто не ставил.
   — А кто может это сделать? Гражданин, которому может быть вынесен смертный приговор? Но ведь они у нас не выносятся!
   — Чтобы граждан обратился в КС по этому поводу, достаточно даже сомнения в том, что эти нормы УК могут после 1 января 2010 года «ожить». Но не обязательно гражданин должен это оспорить. Так может поставить вопрос Верховный суд: он имеет право поставить перед КС вопрос в так называемом абстрактном порядке, независимо от того, подал какой-нибудь гражданин жалобу на этот счет или нет. ВС мог бы оспорить нормы УК, которые содержат такую меру наказания. Но Верховный суд этого не сделал.
   — На ваш взгляд, почему вот уже 16 лет — с момента принятия российской Конституции, декларировавшей стремление к отказу от высшей меры наказания, — мы пребываем в таком промежуточном состоянии? Все время обсуждают: отменять или не отменять?
   — Потому что вопрос очень острый. Многие политические силы спекулируют на этой теме, и, используя массовое неведение и низкий уровень правовой культуры, стремятся завоевать поддержку населения, чтобы показать, что следуют хоть в чем-то его пожеланиям.
   — Но ведь известны позиции и бывшего президента Владимира Путина, и действующего — Дмитрия Медведева, которые не раз публично выступали против смертной казни. Кремль имеет в Думе конституционное большинство. Так в чем же дело: у президентов нет ресурса, чтобы добиться соответствующего решения от «Единой России»?
   — Вы можете это допустить?
   — Но получается, что нет такого ресурса.
   — Нет воли, чтобы принять непопулярное в народе решение. Между тем криминологические исследования во всем мире давно уже показали, что сохранение казни или же ее отмена никак не влияют на уровень преступности. С точки зрения социального контроля над преступностью это механизм нулевого значения. А как он может быть не нулевого значения?! Ведь многие преступления, которые у нас караются смертной казнью, совершаются ситуативно: внезапно что-то происходит с человеком, и он совершает преступление. Разве статья УК может его сдержать? Другая часть преступлений, влекущих за собой смертную казнь, — это заказные преступления. У нас находят заказных убийц? Как тогда казнь может стать превентивной мерой в таких делах? Недавно суд присяжных отменили по делам о терроризме, шпионаже, государственной измене. Это означает, что по этим статьям смертные приговоры не могут выноситься, ведь непременным конституционным условием временного сохранения смертной казни до момента ее обязательной — в соответствии с нашей Конституцией — отмены называется вынесение таких приговоров только на основе вердикта присяжных.
   — То есть, по вашим оценкам, в обозримой перспективе проблему отмены смертной казни Россия все-таки решит?
   — Россия ее практически решила. Обидно, что мы в публичной дискуссии по этому поводу стараемся выглядеть хуже, чем выглядим на самом деле. Мы давно уже не применяем смертную казнь и, надеюсь, применять уже не будем.
   {PAGE}

   ДОСЬЕ
   ТАМАРА ГЕОРГИЕВНА МОРЩАКОВА родилась 28 марта 1936 года в Моск-ве.
   Окончила юрфак МГУ имени М.В. Ломоносова.
   Доктор юридических наук.
   С 1991 по 2002 год — судья КС РФ,
   в 1995-2002 годах — заместитель председателя Конституционного суда РФ.
   С 2002-го — судья в отставке, советник КС РФ.
   Заслуженный юрист РФ.
   Заслуженный деятель науки РФ.

   

   ОКОЛО 70% ГРАЖДАН ВЫСТУПАЮТ ЗА ПРИМЕНЕНИЕ СМЕРТНОЙ КАЗНИ В РОССИИ
   1011 смертных приговоров было приведено в исполнение в новейшей истории России — с 1992 по 1996 год. Последний раз высшая мера наказания была применена в августе 1996 года.
   5 статей УК РФ предусматривают наказание в виде смертной казни. Согласно УПК РФ, приговоры «исполняются непублично путем расстрела».
   2 тыс. 390 человек были казнены в 25 странах в 2008 году. По данным организации Amnesty International, наибольшее количество смертных приговоров было приведено в исполнение в Китае (1718), на втором месте — Иран (346), на третьем — Саудовская Аравия (102), на четвертом — США (37), на пятом — Пакистан (36), на шестом — Ирак (34).
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK