Наверх
15 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Китайская грамота"

Владимир Путин подписал с Китаем партнерский договор на 20 лет. Предыдущий, 30-летний союзнический договор с Москвой Китай нарушил через 19 лет, предприняв вооруженное вторжение на территорию СССР.Контакт друг с другом

Состоявшийся на прошлой неделе визит председателя КНР Цзян Цзэминя в Москву пополнил российскую дипломатическую копилку вторым большим московско-пекинским договором начиная с 1950 года. Хотя сравнение с первым документом не совсем корректно, потому как подписанное Сталиным и Мао Цзэдуном соглашение было полномасштабным союзным договором, рассчитанным на 30 лет и включавшим совместную оборону и взаимопомощь. Нынешний же договор, хоть и рассчитан на 20 лет, военно-политическим не является — в нем говорится о партнерстве между двумя странами. Что же до военной помощи, то стороны не берут на себя обязательства защищать друг друга, если одна из них будет вовлечена в вооруженный конфликт, а лишь обязуются «незамедлительно вступить в контакт друг с другом и провести консультации в целях устранения возникшей угрозы».
Так или иначе, но китайцы, похоже, решили снова дружить с нами. Заключив договор с Москвой, они могут быть спокойны за свои северные границы: это им нужно, чтобы, не отвлекаясь на северного соседа, разрешить принципиальнейшую для Пекина проблему — возврат Тайваня в лоно родины («тайваньская проблема» отложена руководством Китайской коммунистической партии (КПК) до 2010 года).
Напомним, что на остров Тайвань после социалистической революции 1949 года бежал бывший китайский руководитель Чан Кайши, организовав там поначалу жесткий антикоммунистический режим, а впоследствии вполне процветающее государство. Сохранить независимость Тайваню во многом помогла война в Корее, когда американцы оказали значительную экономическую и военную помощь Чан Кайши, развернув на острове свои военные базы.
Кстати, помощь, оказанная Соединенными Штатами Тайваню, сопоставима с вложениями в КНР бывшего Советского Союза — она составила полтора миллиарда долларов. Но когда Москва и Пекин разругались (об этом позже) и в 1960 году из Китая были отозваны советские специалисты, Соединенные Штаты через год прекратили вливания в Тайвань.
Говорит профессор Андрей Островский, руководитель Центра научной информации и документации Института Дальнего Востока РАН: «Официально США признали, что Тайвань является частью КНР, но по-прежнему продолжают поставлять туда вооружение. Кстати, сегодняшний Тайвань не имеет ничего общего с капитализмом — основные 13 отраслей острова, такие как нефть, газ, и железнодорожный транспорт, являются чисто государственными. А почти 90% населения, 17 миллионов человек, обеспечены медицинским страхованием».
Теперь, спустя сорок лет после советско-китайского разрыва, возобновившиеся контакты с Китаем и подписанный Путиным договор означают для России в политическом плане то, что Москва получила лишнюю карту в игре против американского доминирования. Еще, пугая Запад политическим сближением с красным Китаем, российскому правительству будет сподручнее заводить «старую песню о главном» — то есть о масштабных западных инвестициях в российскую экономику.
Опиум для китайского народа

Так или иначе, но история наших отношений с Китаем в прошлые века выглядит вполне прилично. Хотя поначалу, еще во времена Алексея Михайловича, русские посланцы отказывались выполнять этикет китайского императорского двора — три раза встать на колени и сделать девять земных поклонов — за что и выдворялись несолоно хлебавши из Пекина. Говорят, что одному русскому посланцу все же удалось соблюсти ритуал и он был не только допущен на прием к Сыну неба, но даже получил от него грамоту на китайском языке. Правда, в Москве ее никто не смог прочитать, а потому бумага эта долго лежала при русском дворе, который так и не узнал, что же тогдашний Китай предлагал России.
А первыми из европейцев в Китай пришли по морю португальцы, основав небольшой форпост Макао. Англичане, приплыв вслед за ними опять же по морю, основали английский Гонконг. Мы же шли в Китай посуху. Что же касается серьезных контактов, то, по мнению профессора Сергея Лузянина, замруководителя центра «Россия—Китай» Института Дальнего Востока РАН, они установились во время правления Петра I, а точнее, в 1689 году Великим посольством Федора Головина: «Тогда же был подписан и первый очень невыгодный для России Нерчинский договор. Переговоры проходили в Нерченском остроге, основанном русскими казаками за 15 лет до визита в эти края посольства. Посольство ожидало ответа от китайского императора, а вместо ответа император прислал войско. Наш отряд вместе с посольством составлял несколько сотен человек, а китайцев, окруживших Нерчинск, было около 60 тысяч. Поэтому подписание договора проходило под диктовку китайских чиновников. Так, по Нерчинскому договору, огромные левобережные территории Амура трактовались либо как неразграниченные, либо как часть территории Китая. В дополнение к этим условиям России было предписано срыть русскую крепость Албазин в Забайкалье».
Англичане были более удачливы. Миссия Маккартни — первое английское посольство — прибыла в Китай в 1793 году, и когда английские корабли вошли в китайские воды, то на их флагах были видны льстивые надписи: «Носитель дани из английской страны». Лорд Маккартни выполнил все предусмотренные протоколом церемонии, после чего китайские чиновники стали ставить его в пример другим европейским послам. Однако вскоре из-за тех же англичан в Китай начинал проникать опиум, и страна втянулась в опиумную торговлю.
Сергей Лузянин: «В XVIII веке Европа нуждалась в китайском фарфоре, шелке и чае. Китай же был самодостаточным и предпочитал получать за свои товары золотом или серебром. Англии это было крайне невыгодно, а потому первая британская Ост-Индская компания стала искать замену золоту, найдя его в опиуме, который культивировался в Британской Индии. Так на китайском рынке началась мощная опиумная торговля. Весь опиум шел нелегально, и его курили все — от простого китайца до императора. Дошло до того, что в уплату за опиум из Китая стало уходить серебро. Патриотически настроенный китайский чиновник Ли Цзэсюй решил публично сжечь огромное количество конфискованного опиума в Нанкине, и Англия в 1840 году объявила Китаю войну. Развязав эту войну, Великобритания хотела, чтобы Китай открыл свои границы, а Англия начала бы его масштабное экономическое и торговое освоение. В 1842 году Китай был разгромлен и подписал англо-китайский Нанкинский договор, по которому он становился полностью открытым для Запада, официально снимая режим закрытости, а также согласился на открытие пяти приморских портовых городов».
Чайный сервис

У России в то время отношения с Китаем были нормальными. Товары в Китай мы доставляли караванами, которые шли через Монголию. Добирался такой караван до Китая обычно за полтора года. Россия поставляла на китайский рынок лен, пеньку, селитру, лес, а вывозила чай. В начале XVIII века эта торговля была закреплена Кяхтинским договором, по которому уточнялось число купеческих караванов: оно не должно было превышать пять-шесть в год,— а еще были уточнены границы.
Сергей Лузянин: «В 1858 году при Александре II иркутский губернатор Муравьев-Амурский подписал Айгуньский мирный российско-китайский договор, а через два года завизировал и Пекинский договор. По этим двум документам впервые была определена российско-китайская граница в ее современном виде — после упомянутых опиумных войн Китай не мог противостоять России, и она без единого выстрела закрепила за собой ранее спорные территории. Левый берег Амура был признан российской территорией, плавание по Амуру, Сунгари и Уссури разрешалось только русским и китайским судам, а на российские товары распространялась та же 5-процентная пошлина, что и на английские. Эти договоры стали основанием для строительства Владивостока и Хабаровска, которые сделались форпостами и экономическими центрами России на Дальнем Востоке».
В 1881 году Россия начала строительство Транссиба, и караванная торговля с Китаем ушла в прошлое. Проложенная же в 1896-м новая ветка из Забайкалья в Китай — Китайско-Восточная железная дорога (КВЖД) — прошла через всю Маньчжурию. В Китае был основан русский город Харбин, а КВЖД не доходила до Пекина лишь 300 километров. Строительство как Транссиба, так и КВЖД были чисто русскими проектами — только на КВЖД было потрачено 300 миллионов золотых рублей. Зато весь Северо-Восточный Китай (Маньчжурия) стал монопольной экономической зоной России. Однако после поражения России в русско-японской войне Маньчжурия была разделена пополам и за Россией осталась лишь ее северная часть — все южные концессии, как и южную часть КВЖД, она потеряла. Заплатив вдобавок еще пятимиллионную контрибуцию.
Жутко по-пекински

В советские времена наши отношения с Китаем развивались куда более бурно. Так, после победы СССР во Второй мировой войне тогдашний китайский лидер Чан Кайши послал на переговоры к Сталину своего сына Цзян Цзинго. Тот ввиду усиления китайских коммунистов просил не допустить гражданской войны в Китае. Сталин согласился, пообещав помощь в создании коалиционного правительства, однако тайно продолжал помогать коммунистам: им было передано все оружие, захваченное СССР в войне с Японией.
В 1946 году армия Мао Цзэдуна начала военные действия против Чан Кайши, и 1 октября 1949 года коммунисты в Китае пришли к власти. Следующее десятилетие было «медовым месяцем» в советско-китайских отношениях. Однако в конце 50-х годов между СССР и КНР начались серьезные разногласия.
Сергей Лузянин: «Китай не хотел мириться с ролью младшего брата: Мао Цзэдун считал, что в мировом коммунистическом и социалистическом движении должно быть два равных партнера по отношению к развивающимся странам. Кроме того, китайский лидер разработал концепцию китайского марксизма, по которому предлагалось ужесточение конфронтации с Западом и с США в частности, что не входило в планы советского руководства. Были и чисто субъективные нестыковки Мао Цзэдуна и Никиты Хрущева. Энергетике Сталина глава КНР подчинялся. К тому же Сталин, не зная Китая, умел слушать. Хрущев же не только не знал Китая, но и не умел слушать. Кроме того, в аппарате Хрущева не знали китайских традиций. В 1964 году в СССР приехал второй человек Китая — премьер-министр Чжоу Эньлай. Его повели на балет «Красный мак», не учтя того, что для китайца это оскорбительно, потому как мак ассоциируется у них с опиумными войнами и колониальным прошлым. Еще одна причина разрыва заключалась в неприятии китайским руководством решений XX съезда КПСС и разоблачения культа личности Сталина. Десталинизация уничтожала у китайцев память о Сталине, а Сталин считался отцом китайской революции: он их вооружил, патронировал и привел к власти. В этот период Мао Цзэдун специально начал активно приглашать в Китай бывших сподвижников Сталина. Так, в 1957 году Клим Ворошилов был принят в Китае лучше, чем Хрущев,— ему под ноги бросали цветы и устраивали шикарные банкеты».
Из-за ориентации Хрущева на потепление в отношениях с Западом в Китае в 1958 году был одобрен план опоры на собственные силы, и страна приняла внутреннюю доктрину «трех красных знамен». Первое красное знамя означало «большой скачок» — битву за сталь. Тогда китайцы решили перегнать в этом деле Англию, и сталь варили даже во дворах в маленьких печках. «Большой скачок» с треском провалился: расходная часть бюджета Китая превысила его доходную часть более чем на 50%. Второе красное знамя — народные коммуны, объединившие крестьянские кооперативы. Из-за этого в 1960 году в стране начался голод, а падение численности населения Китая в то время составило 15 миллионов человек. Третье красное знамя — генеральная линия КПК на ускорение социализма: строить социализм по принципу «больше, быстрее, лучше, экономнее». Кончилось это тем, что в 1966 году Мао начал «культурную революцию», а проще говоря, гонения на интеллигенцию и традиционное искусство. Кроме того, что пострадали несколько десятков миллионов человек, это привело к одичанию целого поколения китайцев.
Все эти неудачи КПК внутри страны привели к тому, что для отвлечения внимания народа Мао решил поискать врага вовне и Китай предъявил территориальные претензии к Советскому Союзу. В 1964 году Пекин заявил о своих претензиях на полтора миллиона квадратных километров СССР. В марте 1969 года китайцы после бесконечных провокаций напали на советский остров Даманский (расположен на реке Уссури и занимает 1700 метров в длину и 500 метров в ширину). Между прочим, к этому времени с момента подписания 30-летнего союзнического советско-китайского договора 1950 года прошло всего 19 лет. Во время столкновения на Даманском погибли 58 наших пограничников, после чего установками «Град» остров сравняли с землей вместе с набежавшими туда китайцами (при Борисе Ельцине Даманский таки отдали Китаю: в последний период своего правления 1-й президент РФ активно добивался благорасположения Пекина). После столкновения на Даманском СССР начал строить укрепсооружения вдоль всей китайской границы, которая в то время составляла 5 тысяч 500 километров. В это строительство вбухали миллиарды долларов, зато весь Забайкальский военный округ был похож на сплошной укрепрайон. В СССР тогда всерьез опасались масштабного нападения со стороны Китая.
Чтоб без боя взять Приморье

После смерти Мао и прихода к власти прагматичного Дэн Сяопина вражда между Москвой и Пекином пошла на убыль, потому что Китай решил заняться исключительно внутренним реформированием.
Андрей Островский: «Еще в 60-е годы Дэн Сяопин говорил, что неважно какая кошка — черная или белая — лишь бы она ловила мышей. В деревне был внедрен семейный или подворный подряд — задания закреплялись за дворами. И если в 1978 году Китай собрал 304 миллионов тонн зерна и зерно распределялось по карточкам от 10 до 20 килограммов в месяц, то в 1984 году в Китае уже собрали 407 миллионов тонн. Потом преобразования переместились в город. В промышленности стали создаваться разные сектора — частные и с участием иностранного капитала. В результате среднегодовой рост национального дохода составил 9%, а валового внутреннего продукта — 10,8%. Если говорить об инвестициях, то первоначально капитал для так называемых свободных зон был взят из государственного бюджета. С созданием же четырех особых экономических зон туда пошел капитал китайцев из диаспоры — до сих пор около 60% иностранного капитала — это деньги хуацяо, китайцев из Гонконга. Серьезный капитал пошел с середины 80-х годов — большую часть иностранных инвестиций дали Гонконг, Япония и Тайвань. Сегодня под государственные гарантии самые большие инвестиции идут в Шанхай — Китай поставил задачу вернуть Шанхаю статус экономической столицы Востока. Вкладывает в Шанхай опять же в основном китайская диаспора. Общий объем иностранных инвестиций в Китай сегодня зашкаливает за 300 миллиардов долларов».
Однако стоит заметить, что китайские чудеса происходят в основном в столице и больших приморских городах, что же до глубинки, то там не знают, что такое канализация. Кстати, и безработных в Китае немало — более 150 миллионов человек.
Так или иначе, но даже для «китайского чуда» у нас нет столько русских, живущих и имеющих большой капитал за рубежом (китайцев вне Китая живет 30 миллионов, из них три миллиона в США — самые шустрые из них являются там даже донорами президентских выборов).
К слову, о предполагаемом участии китайцев в каком-нибудь «русском чуде». На заключительной встрече с главой КНР, состоявшейся в МГУ, президент Путин сказал, что ему хотелось бы, чтобы из Китая в Россию приезжали не только изучать Достоевского, а из России в Китай — не только изучать Конфуция. Пока же объем внешней торговли с Китаем измеряется у нас 8 миллиардами долларов, что составляет лишь 2% от всего товарооборота Китая,— это в 8 раз меньше, чем у Китая с Японией и в 16 раз меньше, чем у Китая с США.
Между тем, по мнению большинства экспертов, опрошенных «Профилем», именно создание обеими сторонами условий для большой торговли и взаимных инвестиций может сделать нынешний чисто тактический договор стратегически полезным документом. Тем более что Пекин не прочь вложить деньги в наш ТЭК: чтобы обеспечить существующие темпы роста, Китаю ежегодно нужно дополнительно 80 миллионов тонн нефти. При этом для китайского руководства пока неясно, что выгоднее: осваивать свое северо-западное месторождение в Цайдамской впадине или вывозить нефть из России, вкладываясь в разработку российских месторождений.
С другой стороны, инвестировать в наши нефтяную и газовую отрасли и без Китая желающих хватает. Выделить же на Дальнем Востоке специальные зоны для китайских «топливных» инвестиций, на что намекают китайские дипломаты, небезопасно для России, потому как китайцы и без того энергично внедряются в эти регионы, используя тамошнюю «демографическую недостаточность». По неофициальным и весьма заниженным оценкам, китайцев на наших приграничных территориях уже насчитывается до 200 тысяч человек.

ИНЕССА СЛАВУТИНСКАЯ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK