Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Китайский вызов"

Компании учатся конкурировать.Ведущая индийская фармацевтическая компания Dr.Reddy’s Laboratories Ltd. годами получала хорошую прибыль от норфлоксацина, основного компонента антибиотиков, для внутреннего рынка. Но в конце 1990-х годов китайские конкуренты начали продавать в Индию норфлоксацин за половину цены Dr.Reddy’s. Руководство компании быстро поняло, что за китайцами им не угнаться, и отказалось от норфлоксацина. «Китай нас обошел, — говорит Сатиш Редди (Satish Reddy), директор-раcпорядитель Dr.Reddy’s. — В массовом производстве мы Китаю не конкуренты».
То же можно услышать в директорских кабинетах по всей Индии. За минувшие несколько лет китайские производители наводнили страну дешевыми телевизорами, игрушками и прочей продукцией, сильно потеснив индийцев. И, словно этого было недостаточно, Китай нацелился на единственную отрасль, в которой пока Индия опережает своего соседа-гиганта — программное обеспечение для компьютеров.
Однако, на примере Dr.Reddy’s индийские производители могут учиться достойно противостоять китайской экспансии. Чтобы уменьшить издержки, фармацевтическая компания закупает сырье в Китае. В Шанхае создано совместное предприятие, на котором 100 человек разрабатывают препараты для китайского рынка, а также тестируют препараты для международного рынка. И, подобно Dr.Reddy’s, индийские компании, производящие все от компьютерных программ до бытовой техники, разрабатывают собственную стратегию по выходу на рынки континентального Китая, укрепляя свои позиции дома и становясь более конкурентоспособными в мире.
Вслед за бизнесом просыпается и индийское правительство. После больше чем десятилетия вялотекущих экономических реформ Нью-Дели всерьез занялся проблемами приватизации государственных компаний, открытия ключевых секторов, таких как телекоммуникации и сельское хозяйство, для серьезной конкуренции и строительством новых автострад, портов и аэродромов. Памятуя о том, что в КНР законы об отношениях работодателя с работниками ориентированы на инвестора, правительство премьер-министра Атала Бихари Ваджпайи (Atal Bihari Vajpayee) объявило в феврале о реформе жесткого трудового законодательства Индии, чтобы компании имели больше свободы маневра при увольнении работников. И Нью-Дели планирует сделать законодательную базу еще либеральнее, открыв более дюжины особых экономических зон.
Следует отметить, что задача перед Индией стоит грандиозная. Чтобы понять, насколько Индия отстает от Китая в этом отношении, достаточно вспомнить, что в КНР особые экономические зоны возникли 20 лет назад. Даже краткий визит в деловые столицы Китая и Индии — сияющий огнями город высоких технологий Шанхай и тусклый, неказистый Бомбей — дает представление о глубине пропасти между двумя странами. Все это объясняет, почему в прошлом году Китай получил $46,8 млрд. в качестве прямых иностранных инвестиций, а Индия — всего $2,3 млрд. Посетивший в прошлом году Китай с группой других членов парламента индийский парламентарий Махамега Харабела (Mahamegha Kharabela) был потрясен китайским прогрессом. «Я вернулся домой в большом воодушевлении, — говорит он. — Я сказал премьер-министру: «Нам надо подтянуться».
Представление о Китае, как о примере для подражания, показывает, насколько изменились отношения стран за последние годы. Не так давно торговля и инвестиции были чуть ли не последними в списке точек соприкосновения двух азиатских гигантов. Пекин и Нью-Дели, скорее, воспринимали друг друга с недоверием и неприязнью. Теперь наступает расцвет экономических связей, и отношения двух стран стали прагматичнее. Объем двусторонней торговли подскочил с $1,8 млрд. в 1998 году до $3,5 млрд. в прошлом и,вероятно, выйдет на рубеж $10 млрд. к 2005 году.
Одновременно с этим Пекин воспринимает Индию не только как рынок для своих дешевых товаров. Китайское руководство хочет повторить успех процветающих индийских производителей программного обеспечения. Главной целью январского визита в Индию китайского премьера Чжу Жуньцзы (Zhu Rongji) был Бангалор, колыбель индийских высоких технологий. «Надо думать не о конкуренции, а о взаимодополнении, — отметил он к удовольствию присутствовавших. — У нас есть свои преимущества, и нам надо учиться друг у друга». А в Китае, шанхайский Pudong Software Park активно работает над проблемой привлечения индийских инвесторов. «Мы хотим привлечь сюда ведущие индийские фирмы», — говорит директор Ху Хонлянь (Hu Hongliang).
Это уже происходит. Во время своей поездки в Бангалор Чжу дал разрешение мощной компании Infosys Technologies Ltd. открыть свое представительство в Шанхае, за чем, вполне вероятно, последует открытие центра разработки программного обеспечения.. Несколько дней спустя другой игрок высшей компьютерной лиги, Satyam Computer Services, открыл в Шанхае свой магазин, за которым в конце года последует центр разработки программ. Как и Infosys, и Satyam, другие индийские производители информационных технологий, подобные Zensar Technologies Ltd., видят на китайском рынке большие возможности для своего бизнеса. Кроме того, Китай отлично вписывается в индийскую концепцию экспансии на азиатские рынки, что даст возможность снизить зависимость от экспорта в США. Говорит руководитель Infosys Надан Нилекани (Nadan M. Nilekani): «Мы видим в Китае ресурс для нашего продвижения на мировой рынок».
На сегодня продвижение на китайский рынок идет не столько за счет создания программ, сколько за счет повышения уровня грамотности китайцев при работе с ними. Сейчас крупнейшая в Индии компания по обучению программистов NIIT Ltd. располагает в КНР 42 учебными центрами, а к 2005 г. их должно быть уже 500. В Китае NIIT заключила соглашения о партнерстве с крупными учебными заведениями — Qinghua University в Пекине и Jiaotong University в Шанхае. «В Индии практически невозможно заключить деловое соглашение с университетом», — говорит председатель правления NIIT Раджиндра Павар (Ranjendra S. Pawar). Доходы NIIT в Китае, по прогнозам Павара, сравняются с доходами в Индии через несколько лет.
Индийские компании не только получают в Китае новые возможности, но и буквально отдыхают от засилья индийской бюрократии. Возьмем для примера фармацевтическую компанию Ranbaxy Laboratories Ltd. со штаб-квартирой в Нью-Дели: прибыли в $52 млн. при общем обороте в $594 млн. с общим числом занятых 7100 человек и экспортом в 35 стран. И, тем не менее, штаб-квартира Ranbaxy — это разболтанное, неухоженное здание, где лифт ходит, как ему вздумается. Несолидно для компании с мировыми амбициями. На получение разрешения на строительство нового здания в другом районе города Ranbaxy потратила 11 лет. В Китае у компании таких проблем не возникло — через пять месяцев у нее было вполне приличное представительство в Гуаньчжоу, крупном промышленном центре на юге Китая. «Принимая во внимание, что Китай продолжает политику открытости, — говорит Канвал Пури (Kanwal Puri), руководитель представительства Ranbaxy в Гуаньчжоу, — наш бизнес здесь может стать таким же солидным, как в Индии».
Этому примеру следуют гиганты промышленности. После вступления КНР в ВТО индийская промышленная группа Tata Group с оборотом $8 млрд. намерена продавать сталь китайским автостроителям. Tata уже производит феррохром в Китае, поскольку там это делать дешевле. Компания еще и экспортирует кожу для производства обуви китайскими обувщиками. Почему бы им не шить обувь в Индии? А потому, что правительственные постановления по защите рабочих мест стимулируют выпуск обуви только на малых предприятиях. Поэтому Tata обратилась к китайским подрядчикам для пошива обуви по заказам американских фирм. Сегодня из-за плохих дорог и портов Tata не может гарантировать своевременных поставок кожи своим клиентам по всему миру. Поэтому бомбейская компания намерена открыть завод в Китае, где будет производить обувь для западных стран и Индии. Говорит генеральный менеджер Tata International Судхир Деорас (Sudhir Deoras):»Преимущества для производства [в Китае] совершенно невероятны». С ним согласна и бомбейская же компания Essel Propak Ltd. Высокая производительность ее завода по выпуску ламинированных туб для зубной пасты в Гуаньчжоу помогает фирме доминировать на китайском рынке, обеспечивая своей продукцией местных и иностранных клиентов, таких как Colgate-Palmolive Co.
Не сказать, чтобы китайские рабочие были дешевле индийских. На самом деле, заработная плата в КНР в аналогичных отраслях может быть в три раза выше. И при этом, благодаря низкой активности профсоюзов, более качественной инфраструктуре и меньшим производственным издержкам, даже те компании, которые не намерены торговать на китайском рынке, производят свои товары здесь и продают их в Индии. Например, Bajaj Electricals Ltd., часть бомбейской промышленной группы Bajaj Group, производит вентиляторы, микроволновые печи и прочую электротехнику на своем заводе в Гуандоне для продажи на внутреннем индийском рынке. По словам представителей компании, это на 40% дешевле, чем в Индии. Более низкие затраты на производство означают, как поясняет председатель правления Bajaj Шехар Баджадж (Shekhar Bajaj), что компания будет в состоянии продать больше бытовых приборов в Южной Азии, на Ближнем Востоке и в Африке по конкурентоспособным ценам. Так как Bajaj начала продажи произведенного в Китае товара в 2000 г., их объем уже успел вырасти до космических масштабов. Разумеется, такой успех заставил и других пойти по пути Баджажа.»Теперь все засели в Китае», — говорит он.
Ну, не все, конечно. Азим Премджи (Azim Premji), председатель Wipro Ltd., ведущей индийской компании по разработке программного обеспечения, устоял перед соблазном открыть магазин в Китае, потому что считает, что китайцы «используют наши программы и потом начнут конкурировать с нами». Эти опасения небезосновательны. Китай намерен стать «программистской» державой и отстает от Индии в лучшем случае года на три. Поэтому Wipro, не имея ничего против бизнеса в Китае через своих клиентов типа Cisco Systems Inc., не хочет делиться с программистами континентального Китая своими секретами.
Иногда страх Индии перед китайцами перерастает в паранойю. В прошлом году индийские власти запретили Infosys привезти китайских инженеров в Бангалор на учебу. Чиновники опасались, что китайцы украдут коммерческие секреты. К тому же, ходят слухи о том, что Китай заслал в программистские центры Индии сотню шпионок, чтобы они выманили у местных индийских программистов их секретные коды. В индийском парламенте ни одного дня не проходит без китайской темы. «С кем бы вы ни общались — с левыми, правыми или центристами — все говорят о Китае, — отмечает Сурджит Бхалла (Surjit S. Bhalla), глава Oxus Fund в Нью-Дели. — Китайский бамбук впился нам в коллективную задницу».
И хотя дрейф индийских компаний в сторону Китая дает им массу преимуществ, его влияние на национальную экономику в целом неоднозначно. Несомненно, это уже сильно влияет на трудовые отношения в Индии, т.к. индийцам все сложнее требовать повышения заработной платы. Кроме того, пробуждаются от спячки индийские менеджеры. «Это становится вопросом выживания, — говорит Шехар Баджадж. — В ближайшие два-три года прольется много крови, но те, кто выживет, будут крепкими компаниями».
Правительство Ваджпайи осознает необходимость повышения привлекательности Индии для бизнеса. И, хотя это непросто в условиях хлипкой демократии, Нью-Дели твердо намерен продолжать реформы. В середине февраля, после десяти лет дебатов, парламент наконец решил внести поправки в ориентированный на защиту рабочей силы закон о трудовых спорах в промышленности. Они, в частности, развязывают руки особым экономическим зонам, где компании с числом занятых меньше 1000 человек будут иметь право увольнять рабочих без разрешения властей. А профсоюзы будут обязаны уведомить о забастовке за 45 дней до ее проведения. Определенно, за этим рывком стоит «китайская угроза». Вопрос в том, сумеет ли Индия превратить свой страх перед Китаем в долгосрочные перемены.

Брюс Айнхорн (Bruce Einhorn) в Бангалоре и Манджит Крипалани (Manjeet Kripalani) в Шанхае. — Business Week.

Неравные гиганты

ПоказательКитайИндия
ВВП на душу населения$1080$500
ВВП всего$1120 млрд.$500 млрд.
Темпы роста7%5%
Прямые иностранные инвестиции в 2001 году$46,8 млрд.$2,3 млрд.
Валютные резервы$165 млрд.$50 млрд.
Инфляция0,4%4%
Экспорт$249 млрд.$43 млрд.
Норма сбережения40%25%
Налог для иностранцев в особых экономических зонах15%45%
Вырабатываемая мощность277 гигаватт100 гигаватт
Средняя зарплата в промышленности$87,50 в месяц$31,25 в месяц

Источник: Business Week.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK