Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Клуб по интересам"

Членам «восьмерки» придется признать, что все они стали заложниками глобализации, которую сами же и пестовали до 11 сентября.Саммиты «восьмерки» — это тот уникальный случай, когда форма соответствует содержанию. На сегодняшний день, несмотря на то, что «восьмерка» — неформальный орган, она представляет собой ключевой инструмент мирового регулирования. Она напоминает некий клуб, в котором лидеры ведущих стран мира, встречаясь друг с другом, тихо о чем-то договариваются, не выпуская своих решений «наружу», представляя публике лишь общие итоговые коммюнике. Эти документы принимаются по принципу консенсуса и содержат в себе лишь то, по поводу чего лидеры достигли согласия. То, как они приходили к этому согласию, какие точки зрения они на самом деле высказывали, никто, кроме них самих, не знает. Так что это своеобразный айсберг, у которого есть подводная и надводная части. Итоговое коммюнике — это как раз надводная часть. Однако, несмотря на это, документ сей чрезвычайно важен: его изучают, в первую очередь, для того, чтобы понять, что недосказано и чего можно ожидать в ближайшее время.
Это орган, где принимаются реальные решения. Однако в силу «неформальной природы» этих решений каждая страна принимает для себя приемлемые формулы и условия реализации этих решений. При этом страна не может отойти от них, поскольку действует джентльменское обязательство, которое важно соблюсти, чтобы не потерять репутацию.
Клуб мировых лидеров создавался как сугубо практический инструмент. В середине 70-х годов — в момент первого мирового нефтяного кризиса — все были озабочены тем, чтобы как можно скорее, минуя формальности, договориться о том, как сократить зависимость от колебаний нефтяных цен. Настрой на сугубо практические, экономические вопросы во многом определил дальнейшую судьбу «восьмерки». И хотя впоследствии она занялась решением и общеполитических вопросов, до сих пор основное ее содержание — это урегулирование экономических проблем. А поскольку экономический вес России, к сожалению, остается весьма незначительным, ее роль в «восьмерке» пока еще крайне мала. Ведь на сегодняшний день от нее зависят лишь рынки энергоносителей — в принципе, это важно и будет еще важнее в будущем, но существуют огромные пласты мировой экономики — инвестиционные потоки, финансовые рынки, вопросы внешней торговли, где позиции России слабы.
Долгие годы США однозначно заявляли, что глобализация — это хорошо. Такая безапелляционность была вызвана тем, что американцы полагали: «все под контролем». И глобализация есть утверждение американского лидерства в мире. Это казалось справедливым до сентября прошлого года. Однако тогда стало понятно, что США являются не только субъектом глобализации, но и, возможно, самым мощным и задиристым, но объектом глобализации. Международные финансовые сети, без которых никакой терроризм был бы невозможен, на самом деле неподконтрольны американцам, как они, скорее всего, полагали. И война в Афганистане — это, в первую очередь, борьба за восстановление контроля над финансовыми сетями. Ведь они вышли из-под контроля благодаря гигантским вливаниям наркоденег, отследить которые крайне трудно. Поэтому одновременно с войной американцы стали чистить банки. Так что навести порядок в банковской сфере — это одна из задач. Но американская банковская сфера — транснациональная: никто не понимает, где кончается американская и начинается, допустим, арабская сфера. Получилась достаточно запутанная система, когда с терроризмом борются где-то за океаном, а он оказывается внутри страны.
Таким образом, США, которые сами пестовали процесс глобализации, стали жертвой ее негативных последствий. Но остановить ее невозможно, поэтому, видимо, будут говорить, что глобализация — это не только хорошо, но и опасно, что глобализационные процессы тоже нуждаются в контроле и управлении. Значит, будут добиваться укрепления международных регулирующих финансовых и политических институтов. Ведь если даже такие мощные национальные институты власти, как американские, не в состоянии контролировать эту транснационализацию, единственный вариант — перенесение центров тяжести в международные институты. Хотя понятно, что в рамках любых международных структур американцы будут добиваться своей ключевой роли.
Вероятно, эта проблематика в той или иной форме окажется в центре внимания предстоящей встречи.

АЛЕКСЕЙ БОГАТУРОВ, заместитель директора Института США и Канады РАН

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK