Наверх
23 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Когда ты вернешься, все будет иначе"

Никогда не летай чартером, любезный мой читатель. Заклинаю тебя не из дешевого снобизма, а исключительно из любви к тебе, столь зависимому от внешних обстоятельств. Ибо ничто не действует на нас так разрушающе, как часы ожидания.Отпуск обвалился на них неожиданно. Еще до майских праздников было ясно, что уехать никуда не удастся. Ему надо было срочно заканчивать большой проект. Ради этого специально из-за границы приезжал биг босс. У нее были свои проблемы — выяснилось, что документы, которые, как она думала, давно со всеми согласованы, вовсе даже наоборот. Зам перешел на другую работу, оставив ее с кучей бумаг. В общем, ничего не светило. Поэтому детей, чтобы им не портить настроение, отправили с дедом в Египет.
И вот за три дня до праздников — бух-барах. А ну все к чертовой бабушке, поехали хотя бы три дня полежим на песочке. Совсем одичали с этой работой.
На регулярный рейс, естественно, ничего не достали. Надо быть безумцем, чтобы покупать на майские билет на самолет за день до вылета. Отель пять звезд, зато летим на чартере. У трудоголиков, как известно, свои причуды.
Первое, что они услышали, входя в здание аэропорта,— их чартер на Турцию откладывается на непонятное время. Пока Майя в праздном забытьи сидела с барахлом и рассматривала какие-то пустяки в киосках, Сергей пытался наладить контакт с девушкой из справочной. Силы, затраченные на обольщение прелестницы с лицом унылой лошади, не стоили ответа. Отложили, и неизвестно на сколько. Пока на два часа. По техническим причинам.
— Ну что,— сказал Сергей, плюхаясь в кресло рядом с женой и сладостно потягиваясь,— в ресторан пойдем?
Майя склонила голову на плечо мужу. Тот рассеянно поцеловал ее в висок.
— Какие у тебя чудные духи. Я подарил?
— Михайлов.
— Который зам? А почему ты принимаешь такие интимные подарки у чужих мужчин?
— Зам — это не мужчина, а уж тем более не чужой. И уж тем более бывший зам.
— Притравила?
— Сам ушел.
— От тебя сами не уходят. От тебя сами уползают…— сказал он и наткнулся на кроткий выжидающий взгляд исподлобья. Как тогда, на втором курсе, на лекции по сопромату: поднял голову от тетради и увидел нежную головку на высокой шейке в венчике золотых пушистых волос — солнце ломилось в пыльные университетские окна, как пьяный грузчик в пивную. И этот взгляд.
Сергей провел тыльной стороной ладони по нежной щеке жены — родное лицо, стертое, как ластиком, годами совместной жизни и многолетней усталостью, казалось неожиданным и чужим. Под глазами — сеточка ранних морщин.
— Постарела? — Майя поймала его врасплох.
— Нет,— солгал Сергей. Минуты капали медленно, как вода в той самой пыточной камере на темечко несчастному. И то, что обычно комкалось на бегу, теперь — в этом вынужденном ожидании — требовало какого-то уточнения и договоренности. Сергей схитрил: — А помнишь, как мы с тобой на последние деньги в Пицунде пошли в ресторан? Ты была в шортах, и нас не хотели обслуживать…
— А потом за пятнадцать минут до прихода поезда забыли код ячейки в камере хранения…
— А как меня лупила шлангом от стиральной машины твоя мама! Она тогда не получила телеграмму, что мы задерживаемся в Пицунде, и, увидев нас целыми и невредимыми после двух дней безумия, …
— Кстати, Дашка просится к Соне Рябовой в гости с ночевкой…
— Что за глупости. Девочка в таком возрасте должна ночевать дома.
В ресторане почти никого не было. Пока ждали заказа, объявили, что рейс переносят еще на четыре часа.
— Может, плюнем и уедем домой? Поедем на дачу…— довольно вяло сказал он.
— Расслабься. Хоть поговорим по-человечески. Кой-то веки.
Вино оказалось кисловатым, зато форель удалась. И сыр был тоже довольно приличным. Сережа начал долго и путано рассказывать о своих отношениях с другим замом генерального, который уже давно рыл под него и пытался оттяпать часть Сережиных функций. Майя внимательно его слушала, прикуривая одну сигарету от другой. Иногда она вставляла резкие и дельные замечания.
— Да-да, именно так,— соглашался с женой Сергей, недоумевая, почему это раньше он сам не допер до такого поворота мысли.— Кстати, ты когда курить начала? Я раньше никогда не видел тебя с сигаретой…
— Расслабься,— повторила Майя,— уже лет шесть. А если все-таки аудит?
Сергей внимательно посмотрел в глаза жене — бесчувственные и азартные глаза кошки, которая внимательно разглядывает ничего не подозревающую и пока еще живую мышь. В данном случае жертва была вербальная — воображаемый образ Сережиного соперника.
— Слушай, я выпью водки? Когда еще я смогу это сделать, не оглядываясь? — спросил Сергей, когда план разделки конкурирующего зама на грудинку, шейку и филейную часть был разработан в деталях.— Кстати, как у тебя дела на фирме? А то мы все обо мне…
— Расслабься,— вновь произнесла Майя.— Мне тоже водки, пожалуйста,— попросила она официанта.— Чем будем закусывать?
Время как раз катило к обеду. Так что второй очередью пошли соленые огурчики, пирожки и борщ украинский.
— Слушай, мы ведь с тобой вместе сколько лет? — задумался Сергей.— Со второго курса. Мама дорогая, двадцать лет…
— Было этой зимой,— уточнила Майя.
— А почему мы не отметили?
— Ты уезжал на совещание к боссу в Сан-Франциско.
— Сказать честно, я и думать забыл… Надо было хоть позвонить…
— Правильно сделал, что не позвонил. Я как раз лежала в больнице…
— Какой больнице? Почему ты ничего не сказала? И дети молчали как партизаны…
— Дети катались в Швейцарии на лыжах.
— Так с чем ты лежала?
— Расслабься. Так, оттяпали лишние детали… Самую большую дрянь не подтвердили.
— Родная, я начинаю тебя бояться. Кто вы, доктор Зорге?
Майя рассмеялась:
— Просто обжора. Чтобы так объедаться! Давно со мной такого не было,— сказала она, протягивая руку к очередному пирожку.— А меня бояться не надо. Лучше бойся секретаршу. Она мне всю твою поездку в Сан-Франциско сдала с потрохами.
Лицо у Сергея окаменело:
— То есть… как? Что ты имеешь в виду?
— То самое, дорогой. Наверное, думала, что я тебя выгоню. Но у меня как раз были проблемы на работе. Да и шов хреново заживал. Может, поэтому и заживал хреново? Мд-а-а. Не до этого мне было.
— Еще водки, пожалуйста,— попросил Сергей официанта.
Тут к их столику подплыл, как потом выяснилось, директор ресторана. В руках у него была бутылка шампанского, но, услышав заказ Сергея, он мигнул официанту. Шампанское исчезло. Появилась чистая, как слеза, «Смирноффская». И соответствующая закусь.
— Господа, прошу прощения, что вторгаюсь в ваш разговор. Просто давно не видел такой красивой…
— И прожорливой,— вставила Майя.
— …пары. Вы, наверное, с задержанного рейса. Его сейчас еще часа на два перенесут. А это наш презент от ресторана,— сказал директор, выставляя дары на стол.
— Давайте выпьем,— решительно сказал Сергей.
Директор появился как нельзя более кстати.
Они посидели еще, потом еще, как писал классик. Через какое-то время, и, похоже, немалое, Сергей понял, что изрядно набрался. Следующим его ощущением было недоумение: директор ресторана целовал Майе руки. Жена терпеливо смотрела на лысеющий затылок неожиданного поклонника.
— Извини,— сказала она, поймав взгляд мужа.
— Ты хочешь сказать, что ты — никогда?…— глядя ей в глаза, сказал Сережа. И в очередной раз поразился происшедшей перемене. Майин взгляд ускользал, как рыбка их мокрых рук. Ее было невозможно зацепить. Блуждающая на губах улыбка только мешала.— Ты — никогда? — спросил еще раз Сергей.
— Никогда,— сказала Майя с какой-то неприятной усмешкой.
…Что тебе сказать, любезный читатель? Что рейс перенесли еще раз? И у наших героев появилось еще несколько часов на разговоры по душам? Это в молодости не хватает времени, чтобы наговориться.
Ровно через двенадцать часов после положенного чартер все-таки взлетел. Но наших героев на его борту не было. Сергей ехал на дачу и думал о предстоящем объяснении с детьми и пошлости самой фразы: «Мы разные люди». Разные, разные. Он так и крутился вокруг этих нелепых слов, пока его не тормознул гаишник и не предложил дыхнуть в трубочку.
…Майя дремала в такси, которое везло ее домой. Разбудила ее трель мобильного телефона.
— Майя Алексеевна? — произнес мужской голос с казенной интонацией.
— Да,— подтвердила Майя.
— Лейтенант Мирчук беспокоит. Химкинское ГИБДД. Тут у нас с вашим супругом неувязочка вышла. Вел машину в нетрезвом виде. Без документов. При задержании оказал сопротивление. Сломал руку одному нашему сотруднику, а другому оторвал ухо. Разбил окно в дежурной части…
— Разворачивай,— сухо скомандовала Майя шоферу.
Я ж и говорю, читатель, не летай чартером. А то пока ждут самолета, напьются — себя не помнят. То разводиться начинают, то с ментами дерутся…

ИВАН ШТРАУХ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK