Наверх
14 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Колосс на алюминиевых ногах"

Олег Дерипаска в свои 38 лет вполне может считать себя самым удачливым российским бизнесменом. Он близок к тому, чтобы стать владельцем контрольного пакета акций крупнейшей в мире алюминиевой компании — «Российский алюминий».   О рождении нового лидера мировой алюминиевой отрасли объявляли в понедельник, 9 октября. На совместной пресс-конференции о сделке по слиянию активов сообщили единоличный владелец «РусАла» Олег Дерипаска, совладелец СУАЛа Виктор Вексельберг и генеральный директор швейцарской компании Glencore Айван Глазенберг.

Кто правит бал
   Тамадой торжества выступил элегантно-светский Виктор Вексельберг. Большую часть встречи с журналистами говорил и улыбался именно он, будто слегка извиняясь, что так долго томил общественность появлением известия о сделке века. По-другому объединение «РусАл»—СУАЛ—Glencore и не назовешь. «Российский алюминий» становится абсолютным лидером своей отрасли в мире. Источники, знакомые с предпринимателями, говорят, что подобное решение — использовать конкурентные преимущества российских алюминщиков — назревало давно.

   Главные факторы успеха прежние: дешевизна электроэнергии в России, сравнительно невысокие затраты на рабочую силу и режим толлинга, позволяющий производителю возвращать НДС при вывозе продукции за рубеж. Цена вопроса — не менее $500 млн. в год: по экспертным оценкам, как минимум стольких средств недосчитался бы «РусАл» в случае фактической отмены толлинговых операций. Считается, что большая часть прибыли алюминщиков оседает в офшорах, а самим заводам остается не более 15% от цены продажи алюминия. Такая модель позволяет владельцам накапливать огромные средства, которые инвестируются на усмотрение собственника.

   «СУАЛу в объединенной компании будет принадлежать 24% акций, — сообщил Вексельберг. Но вдруг осекся, посмотрел на сидящего с каменным выражением лица Олега Дерипаску и, улыбнувшись, уточнил. — Извините, СУАЛу будет принадлежать 22%. Видите, так и подмывает выдать желаемое за действительное».

   На лице Дерипаски не дрогнул ни один мускул. Он сидел не в центре стола, но сомнений в том, кто истинный распорядитель торжества, не возникало, кажется, ни у кого. Его доля в объединенной компании составит 66%.

   Glencore осталось только 12%. Хотя до сделки аналитики предрекали Glencore не менее 14% акций. На вопрос о том, почему в результате швейцарская компания ограничилась меньшей долей, Айван Глазенберг сухо и деловито доложил: «Мы вполне удовлетворены размером доли Glencore. Ведь мы становимся частью очень большой, динамично развивающейся компании. И будем иметь достаточно рычагов на принятие важных решений».

   Конечно, господину Глазенбергу виднее, насколько достаточно у Glencore рычагов. Но по составу совета директоров этого не скажешь. Его председателем объявлен нынешний президент СУАЛа Брайан Гилбертсон. Помимо Гилбертсона СУАЛ будет представлен в совете директоров еще только одним участником. Шесть мест из двенадцати займут представители Олега Дерипаски. Еще три достанутся независимым директорам. И лишь одно место зарезервировано для Glencore. Главным же топ-менеджером самой крупной в мире алюминиевой компании станет нынешний глава «РусАла» Александр Булыгин, который займет пост генерального директора «Российского алюминия».

   На протяжении пресс-конференции Александр Булыгин улыбался, как счастливый ребенок. Казалось, он был больше всех рад сделке. Как сообщили «Профилю» в пресс-службе «РусАла», именно Булыгин был тем человеком, роль которого в переговорах об объединении оказалась решающей. Ровесник и давний соратник Дерипаски Булыгин очень хотел создать компанию — мирового лидера в алюминиевой промышленности.

Самые большие
   В «Российский алюминий» войдут бокситные, глиноземные и алюминиевые активы «РусАла» и СУАЛа, активы Дерипаски в Австралии, Гайане, Гвинее, Нигерии идр., а также сырьевые активы Glencore, расположенные преимущественно на Ямайке и в других странах так называемого бокситного пояса. Выручка объединенной компании по итогам нынешнего года составит около $10 млрд. Размер чистой прибыли собственники не раскрывают. Однако, по экспертным оценкам, она составит не менее $2,5 млрд. Причем экономить на себе акционеры «Российского алюминия» не собираются. По словам Виктора Вексельберга, на выплаты акционерам будет уходить не менее 50% чистой прибыли.

   Новая объединенная компания станет лидером отрасли по всем статьям. В компании будут работать более 110 тыс. сотрудников в 17 странах на 5 континентах. Ежегодный объем производства составит около 4 млн. тонн алюминия и 11 млн. тонн глинозема. После интеграции на долю «Российского алюминия» придется почти 12,5% мирового рынка первичного алюминия и 16% производства глинозема.

   О стратегии развития будущей корпорации участники сделки говорят пока весьма туманно. «Мы будем развивать все действующие проекты наших компаний, запланированные ранее», — сказал Александр Булыгин. Среди них стоит отметить проект по строительству боксито-глиноземного комплекса «Коми Алюминий», 50-процентное участие «РусАла» в достройке Богучанской ГЭС, а также строительство алюминиевого завода мощностью 600 тыс. тонн в Приангарье. Что касается рыночной стоимости создаваемой компании, то, по словам Булыгина, «эксперты оценивают нас в $25—30 млрд.».

   С точки зрения бизнеса «РусАла» Дерипаска уже может считать себя победителем. Главной проблемы — недостатка собственного сырья и сильной зависимости от колебаний мировых цен на глинозем и бокситы — отныне для «РусАла» не существует. И у СУАЛа, и у Glencore сырья в избытке. По оценкам экспертов, минимум сто лет «Российский алюминий» будет обеспечен собственным сырьем, добываемым по всему миру — от Республики Коми до Австралии и Ямайки.

   Единственный вопрос, на который Булыгин не смог дать ответа, — это форма собственности образуемой компании. Выслушав вопрос, Булыгин растерянно посмотрел по сторонам. Но ни Вексельберг, ни Дерипаска подсказок ему не дали. «К сожалению, с нами сейчас нет юристов, — нашелся Булыгин. — Поэтому на вопрос о форме собственности четко ответить мы сейчас не можем. Но, наверное, это будет ОАО». Позднее выяснилась любопытная вещь: как сообщили консультанты сделки «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры», акции «РусАла», СУАЛа и заводов Glencore перейдут в собственность United Company Rusal, которую зарегистрируют за границей. Какой процент налогов будет платиться в России, пока не берется сказать никто.

Умение делиться
   О желании «РусАла» купить СУАЛ журналистам впервые сообщили… аж в 2003 году. Тогда на закрытом пресс-ланче, где присутствовал корреспондент «Профиля», представитель «РусАла» привел аргументы в пользу объединения: «А что, мы могли бы создать крупнейшую компанию в мире». Увидев крайнюю степень изумления на лицах представителей СМИ, топ-менеджер «РусАла» поспешил дезавуировать свое же заявление: «Да ладно, шутка это, шутка!». Ему поверили: в то время альянс давних оппонентов — Дерипаски и Вексельберга, распиливших алюминиевый рынок на две неравные части, казался несбыточной фантазией. Олег Дерипаска, став игроком номер один на алюминиевом рынке, тем не менее продолжал отвешивать неприятные пощечины своим конкурентам. Например, считается, что стараниями владельца «РусАла» в 2000 году был фактически отменен так называемый внутренний толлинг (работа на давальческом сырье компании-резидента). Внешний же толлинг, применяющийся «РусАлом» до сих пор, Дерипаске оставили. В конце 2003 года Олег Дерипаска начал атаку на подконтрольное СУАЛу ОАО «Металлург», где «РусАл» нежданно-негаданно купил госпакет акций.

   Спустя почти три года отношения между олигархами несколько потеплели. Главным достижением стала договоренность совместно развивать масштабный проект «Коми Алюминий». И, пожалуй, важнейшую роль при сближении в этом сыграло умение дальновидного Виктора Вексельберга делиться властью.

   Стоит отметить, что фирменным стилем ведения бизнеса Вексельберга всегда была модель партнерства. Так, в начале 90-х будущий собиратель яиц Фаберже начинал путь в гору с организации СП с компанией гражданина США Леонарда Блаватника. Эмигрировав в конце 70-х в Штаты, Блаватник к тому времени уже позабыл родную страну, где летом в гостиницах не бывает горячей воды. «Как можно было заинтересовать американского миллионера бизнесом в России? — рассуждают старожилы СП «Ренова». — А очень просто. Показать ему, что он может стать миллиардером». Поначалу весь доход «Ренова» получала от сборки компьютеров из американских комплектующих и последующей продажи. Потом, когда конкуренция в этой сфере возросла, партнеры забыли про компьютеры и перешли на торговлю алюминием: благодаря связям Блаватника продукция будущего СУАЛа быстро доходила до прямых покупателей.

   Не менее примечательна и история отношений Вексельберга с предпринимателем Василием Анисимовым, контролировавшим в середине 90-х крупную алюминиевую компанию «Трансконсалт». Компании не на шутку сражались, в частности за контроль над Уральским алюминиевым заводом в Каменск-Уральском. «Шла уличная скупка, две компании боролись за контроль, — рассказывал корреспонденту «Профиля» сотрудник «Реновы». — В какой-то момент акции завода выросли с 60 тыс. рублей до 1,5 млн… Я думаю, обещание Чубайса о двух «Волгах» на ваучер вполне было реализовано в Каменск-Уральском. Жители этого города не ремонтировали автомобили, попавшие в аварию, а покупали новые, продав часть акций. И уже шло к тому, что скоро должны были начать стрелять…».

   Стрелять не начали: Анисимов и Вексельберг наконец встретились и сумели договориться. Как рассказал «Профилю» сам Василий Анисимов, между ним и Вексельбергом была «жесткая конкуренция», но «разум в итоге победил, мы слили компании и сделали СУАЛ». Ставший партнером Вексельберга Анисимов впоследствии, правда, вышел из алюминиевого бизнеса. «По своим личным соображениям я отдал ему вторую часть, как мы договаривались, и все, — говорит он. — И нисколько не сожалею об этом, поскольку жизнь есть жизнь».

   Здоровые конкуренты

   Сторонник партнерств Вексельберг до последнего не шел навстречу самому Дерипаске. В последние годы СУАЛ неоднократно пытался привлечь в партнеры зарубежных игроков — Alcoa (по сырьевому проекту «Коми Алюминий») и Fleming Family & Partners (создание SUAL International), однако иностранные компании отвернулись от Вексельберга. Наблюдатели, отмечающие в этом политический подтекст, считают, что Виктор Феликсович в последнее время не пользуется расположением Кремля. И аргументов для этого можно найти немало. Ходят слухи, что у Вексельберга и партнеров госкомпании скоро выкупят долю в нефтяном холдинге ТНК-ВР. Кроме того, можно вспомнить и то, как долго совладелец «Реновы» боролся с Вячеславом Брештом за контроль над крупнейшим в мире производителем титана «ВСМПО-Ависма». И как безропотно отступил, когда в дело вмешался государственный «Рособоронэкспорт» (по данным «Профиля», госструктура владеет сейчас 66% акций компании).

   На протяжении нескольких лет помощники Вексельберга уверяли, что СУАЛ не рассматривает «РусАл» в качестве кандидата на объединение. «Есть другие, куда более перспективные для нас варианты для консолидации», — отвечали в СУАЛе. Что же изменилось? Отвечая на вопрос «Профиля», Виктор Вексельберг заявил, что весь вопрос был только в условиях, на которых будет предложено объединение.

   Доли, которые Вексельберг и Дерипаска получат в «Российском алюминии», адекватны стоимости вносимых активов, считает Василий Анисимов. «Это же легко считается, это ведь биржевой товар… Баланс они друг другу, естественно, показывают, поэтому я не вижу здесь никаких проблем, — говорит предприниматель. — Они доказали, что между ними была здоровая конкуренция, потому что если бы она была нездоровая, они бы никогда не соединились».

   Соломоново решение?

   Виктор Вексельберг согласился на объединение с «РусАлом» даже без проведения IPO своей компании, о котором в СУАЛе твердили не один год. Его результаты могли бы стать ориентиром при заключении сделки по слиянию и лучшей гарантией того, что, объединяясь с «РусАлом», он не продешевит. Но если вспомнить все недавние неприятности компаний Вексельберга, можно прийти к выводу, что, согласившись в итоге стать миноритарием в мегакомпании Дерипаски, олигарх принял соломоново решение. По крайней мере, учитывая лояльность власти к его старшему партнеру, алюминиевый бизнес Вексельберга вряд ли станет объектом проверки Росприроднадзора или мишенью «Рособоронэкспорта». В любом случае он не лишится своего бизнеса так, как Михаил Ходорковский, и будет иметь возможность его продать.

   Любопытно, что на пресс-конференции, посвященной созданию «Российского алюминия», вопрос о возможном изменении долей акционеров в будущем стал, пожалуй, единственным, на который Олег Дерипаска расщедрился ответом, состоящим более чем из десяти слов. «В течение пяти лет изменение в акционерном капитале компании без согласия всех акционеров невозможно, — сказал Дерипаска. — Но опцион на выкуп долей друг у друга между нами существует».

    Дерипаска сказал это таким тоном, что многим показалось: Вексельберг и Glencore в качестве собственников «Российского алюминия» просуществуют недолго. Такой человек, как Дерипаска, признает только один вариант контроля над бизнесом — полный. Так было везде, куда бы ни приходил Олег Владимирович. Напомним, начав с роли младшего партнера в «РусАле» вместе с братьями Черными, Борисом Березовским и Романом Абрамовичем, Дерипаска шаг за шагом прибрал весьма прибыльный бизнес к своим рукам. Братья Черные и Березовский периодически выступали с заявлениями о том, что Дерипаска рассчитался с ними не до конца. Подавал в суды многих стран и инстанций и бывший владелец Новокузнецкого алюминиевого завода (НКАЗ) Михаил Живило, обвинявший Дерипаску в шантаже и незаконном завладении бизнесом. Но как бы то ни было, именно Дерипаска сейчас контролирует 100% акций «РусАла».

   Компания «Российский алюминий» должна окончательно оформиться до 1 апреля 2007 года. К этому моменту, в частности, ей предстоит получить разрешение на консолидацию от антимонопольных органов нескольких стран. Пока же некоторые миноритарии СУАЛа намерены оспорить в суде условия, на которых СУАЛ в преддверии сделки с «РусАлом» выкупает у них акции. И возможно, этот факт несколько притормозит процесс формирования новой мегакомпании. Если все пройдет успешно, «Российский алюминий» наверняка постарается нарастить мускулы за счет присутствия еще и в других отраслях помимо производства алюминия. Василий Анисимов отмечает, что эта «сделка нужна российской стране» и что пришло время создавать дифференцированные компании, сопоставимые с такими гигантами, как горнодобывающие BHP Billiton и Rio Tinto.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK