Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Командировка с отягчающими обстоятельствами"

Времена меняются. Эпоха эротических скандалов уходит в прошлое. А жаль. Тем симпатичнее выглядят их жертвы.Народная молва прожужжала все уши об особой испорченности народных избранников. Мало того что они воруют и пьют, как мой двоюродный дедушка биндюжник, который «пропил» 8-й съезд партии, встретив в Москве товарищей по портовой юности. Это как раз неинтересно.
Но они еще и развратничают! И вот это вызывает живейшее любопытство недолюбленного электората. Иначе с чего б это ему так живо реагировать на сигналы о чужом сексуальном удовлетворении. Десятками исчисляются женщины, изнасилованные Жириновским. При том, что в той же Думе вам с глазу на глаз объяснят: либерал-идеалист вообще не по этому делу. Баня с девушками давно стала непременным дополнением к депутатскому мандату. Причем никто не задумывается, что у нас просто нет такого количества бань и девушек, сколько депутатов и депутатской челяди (точно так же количество продаваемого в Москве французского и итальянского вина никак невозможно соотнести с гектарами виноградников в этих самых Франции или Италии). Но народ в этом уверен. А у нас, ежели народ в чем уверен, так остается только смириться и посыпать голову пеплом. Посмертная репутация обеспечена.
Люди поинтеллигентнее свято верят в «голубое лобби». Зато те, кто действительно что-то знает про «их нравы», не верят уже ни во что.
Итак, есть у меня приятель. Когда-то мы вместе сбегали с лекций по «тырпыру» (для неосведомленных: это «теория и практика партийной советской печати») пить пиво. Сейчас Мишка большой человек, депутат, отрастил живот, ездит на казенной машине с мигалкой, живет в двухэтажной квартире, говорит басом, отдыхает в Ницце. Что еще раз подтверждает старую мою мысль, что люди на самом деле ценят не права, а привилегии.
Казалось, ничто не предвещало больших неприятностей. Ан, все братья журналисты в совершенстве овладели искусством писать о том, что их совершенно не касается. Итак, Миша в составе думской делегации поехал на Дальний Восток. Звонит жене каждый день, рассказывает, как их принимают, какие люди, что подарили. В общем, все по протоколу.
И вот, в очередной раз поговорив с мужем по телефону и положив трубочку на рычажок, Мишкина жена включает телевизор, чтобы посмотреть народное кино про милиционеров. Но кино уже закончилось, поэтому Мишкиной жене достались новости. Все как всегда — там померли, там убили, здесь украли и взорвали, президент с уверенностью смотрит в завтрашний день. А депутат такой-то — тут называется Мишкина фамилия — в Киеве с любовницей мало того что не заплатил по счету в ресторане, но и устроил жуткий дебош, перебил зеркала, сломал руку официанту и вообще крайне цветисто выражался. Отчего и прибывает сейчас в местной тюрьме. Уже без любовницы.
Тут у Мишкиной жены, конечно, начинаются сердечные приступы. Смотреть в глаза и так лгать! Короче, она начинает собирать вещи, вытирая этими самыми вещами слезы и сопутствующие слезам сопли. Что я вам говорил: адюльтер приносит больше зла, чем брак — добра. Когда вещи уже были собраны, Мишкина жена дозрела до мазохистского желания посмотреть в глаза этому негодяю. Или хотя бы сказать, как она его презирает. Судорожно натыкав кнопочки на телефонном аппарате, она попыталась извлечь мужа с помощью мобильной связи. Может быть, даже из тюрьмы. Но телефон куражливо сообщил, что Мишка находится все зоны доступа. Вот именно, кто сказал, что тюрьма — это зона доступа? В общем, ночь Мишкина жена проводит в рыданиях, здраво рассудив, что уходить из дома на ночь глядя, тем более что Мишка приезжает завтра вечером, смысла нет.
Еще утром квартира с распахнутыми пустыми шкафами рисовалась ее воображению как нечто ранящее изменщика в самое сердце. Однако часам к двенадцати Мишкина жена сообразила, что ехать к маме на Павелецкую в двухкомнатную квартиру, а этому подлецу оставить все нажитое не здорово. В конце концов, кто расклеивал листовки на подъездах?! Кто выступал на митингах под видом директора детского дома, которому кандидат в депутаты помог сделать ремонт в спальнях для малышей?! А ребенок? Девочке трудно менять район, ездить в школу издалека. Да и с какой стати! Поразмыслив на эту тему, Мишкина жена вытряхнула свои вещи из чемодана и начала складывать туда Мишкино барахло.
Вечером раздался телефонный звонок:
— Любимая, я уже приземлился!
— Я жду тебя,— с угрозой в голосе сказала жена депутата.
Встретила она его с чемоданом на лестничной клетке.
— Да не был я в Киеве! — кричал Мишка.— Давай позвоним Митрофанову, он летал вместе со мной. Мы были на Дальнем Востоке!
Свидетельство Митрофанова ситуацию не улучшило, а, напротив, вызвало в Мишкиной жене отвращение к «кобелиной солидарности».
— Ну давай сейчас позвоним на телевидение! — взмолился Мишка. Минут двадцать он висел на телефоне и наконец нашел человека, который подготовил эту новость во вчерашнем эфире.
— Откуда у вас эта информация? Вы что, с ума посходили? От меня теперь жена уходит (на этих словах Мишкина жена отметила про себя, что Мишка предпочитает, чтобы ушла все-таки она. «А вот фиг тебе»,— подумала жена). Я был с делегацией Госдумы на Дальнем Востоке.
Корреспондент на другом конце провода нагло давился от смеха. Пообещав разобраться, он сказал, что перезвонит через пять минут. И перезвонил. Оказалось, что в украинском парламенте есть депутат с такой же фамилий. Так вот, информация, оказывается, пришла на него, а получилось, что на Мишку. Угрожая самой жуткой расправой, от которой и у чеченских террористов волосы встали бы от ужаса дыбом, Мишка договорился, что завтра программа либо даст опровержение с объяснением, либо повторит информацию и покажет фотографию этого украинского депутата. Чтобы всем стало ясно: речь не о Мишке.
После чего поцеловал уже не сопротивлявшуюся жену и отправил ее разбирать чемодан.
Мир в доме был ровно до следующего утра. Потому что в утренней программе новостей повторили информацию о дебоше, устроенном членом парламента в Киеве. И показали Мишкину фотографию.
Мишка взревел, как старый жигулевский мотор, который благодаря долгим усилиям удалось реанимировать. И бросился к трубке.
— Мы уволим корреспондента,— лепетал в трубку выпускающий программы.
Мишкина жена стояла рядом с мужем и громко всхлипывала. Перспектива объяснять всем встречным и поперечным, что журналисты перепутали и в передаче речь шла о депутате украинского парламента, ее вовсе не радовала. Она прекрасно сознавала убожество ситуации. А главное, что фиг два ей кто-то поверит. А тот, кто поверит, все равно запомнит и хихикнет. Потому что, как в старом анекдоте, «да, этого не было, но воспоминания остались».
Дума встретила жертву эротического скандала весело. В основном все одобряли, только намекали, что и Ковалев, и Скуратов плохо кончили. «А все-таки мужчина без любовницы — что депутат без мандата»,— сказал лидер одной из партий, ободряюще похлопывая Мишку по спине. Зато Мишка стал ловить долгие задумчивые взгляды думских женщин.
И все было бы хорошо.
Если бы не Марина. Чудная белокурая девушка с голубыми глазами и точеной фигуркой, актриса дальневосточного театра, она приняла все это за чистую монету. И сколько бы Мишка ни объяснял ей, что на телевидении произошла идиотская путаница, она бросала трубку и не хотела разговаривать. Ну кто бы мог подумать, что девушки на Дальнем Востоке так горды, вздорны и верят любой чепухе!

ИВАН ШТРАУХ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK