Наверх
21 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Компания Глубокого Бурения"

Если рукописи не горят, то идеи — не умирают. Грядущие изменения в нефтегазовой отрасли — яркое тому подтверждение. Как ни странно, стремление властей восстановить в России мощную государственную нефтяную компанию зародилось, пожалуй, сразу вслед за созданием и приватизацией нефтяных холдингов в начале 90-х. Однако до сих пор все подобные попытки тормозились на стадии подготовки концепций. Сегодня, похоже, все иначе.
Через две недели должна решиться судьба основного нефтедобывающего предприятия ЮКОСа — ОАО «Юганскнефтегаз» (ЮНГ). 19 декабря на аукционе будет продано 100% его голосующих акций (76,79%), арестованных за налоговые долги ЮКОСа. Стартовая цена пакета — 246,75 млрд. рублей ($8,65 млрд.). Пока единственным реальным претендентом на ЮНГ остается лишь новая «дочка» «Газпрома» — «Газпромнефть», объединяющая нефтяные активы российской газовой монополии и государственную «Роснефть». Президент последней — Сергей Богданчиков — возглавил новую компанию, которой, судя по всему, предстоит стать костяком при формировании в России мощного нефтегазового госхолдинга. Он же и объявил на прошлой неделе о том, что «Газпромнефть» примет участие в аукционе по ЮНГу.

Долгая дорога

С начала 90-х годов многочисленные концепции создания в России государственной нефтяной компании (ГНК) появлялись с завидным постоянством, однако все они мертвым грузом оседали на уровне министерств и ведомств. Первой реальной попыткой реализовать эту идею стала инициатива премьер-министра Евгения Примакова, который в 1999 году поручил правительству детально проработать вопрос. В 2000 году президент Владимир Путин также сначала благосклонно отнесся к предложению Минтопэнерго создать ГНК на базе «Роснефти», «Славнефти» и ОНАКО. Но затем пыл властей сошел на нет, президент с сожалением констатировал, что считает затею бессмысленной, а «Славнефть» и ОНАКО были приватизированы. Казалось, на проекте ГНК можно было ставить жирную точку. Ан нет. В нынешнем сентябре, когда Владимир Путин одобрил создание «Газпромнефти», некоторые нефтяники в частных беседах говорили о том, что заявленная цель сделки (концентрация государством контрольного пакета «Газпрома») выглядит не слишком убедительно. В конце концов государство могло бы выкупить у миноритарных акционеров монополии 13%, использовав средства того же Стабфонда. Уже тогда высказывались предположения, что создание «Газпромнефти» — первый шаг на пути реализации проекта ГНК.

Вторым можно считать письмо консультанта «Газпромнефти» — Deutsche Bank, порекомендовавшего своему клиенту сконцентрироваться на приобретении таких активов, как ЮНГ, «Сибнефть» и «Сургутнефтегаз». В самом банке отказались отвечать на любые вопросы «Профиля» по этой теме, но факт наличия письма, как известно, подтвердил г-н Богданчиков. Заметим, что в случае выполнения рекомендаций Deutsche Bank «Газпромнефть» станет крупнейшей нефтегазовой компанией в России и четвертой в мире. Насколько осуществимы эти планы?

Как рыбку съесть и косточкой не подавиться

Первый этап — приобретение «Газпромнефтью» основной добычной «дочки» ЮКОСа — у большинства экспертов сомнений не вызывает. Тем более что пока больше никто не изъявил желания участвовать в аукционе. За исключением индийской ONGС — по сообщениям СМИ, она может выступить партнером «Газпромнефти» в скупке активов опального ЮКОСа. Отсутствие большого числа претендентов вполне объяснимо. С одной стороны, победителя аукциона ждут судебные разбирательства с акционерами ЮКОСа, который уже подал иск о признании недействительным постановления службы судебных приставов о продаже ЮНГа. Как заявил «Профилю» пресс-секретарь ЮКОСа Александр Шадрин, «Юганскнефтегаз» — актив, который не может быть продан в первую очередь. Кроме того, приставы в своем постановлении не указали предмет продажи (голосующие акции) и не определили цену. Делается все это на основании оценки «Юганскнефтегаза» как самостоятельного предприятия, а не на основании цены голосующей акции».

С другой стороны, власти демонстрируют желание видеть в качестве нового собственника ЮНГа именно «Газпромнефть», а это значит, что, скорее всего, так и произойдет. Это вполне укладывается в правила игры, которые использовались при приватизации российских предприятий: победитель и цена обычно становились известны заранее.

Правда, не все эксперты почему-то считают, что исход аукциона предрешен. Аналитик компании «Атон» Дмитрий Лукашов, к примеру, не уверен, что «Газпромнефть» назначена победителем: «Те люди, которые принимают подобные решения, скорее всего, их не анонсируют. Богданчиков анонсирует, значит, он их не принимает». Лукашов не думает, что «Богданчиков — человек, который решает какие-либо вопросы в «Газпромнефти». Компания может участвовать в аукционе, но я не удивлюсь, если она не выиграет».

При всем огромном административном ресурсе «Газпромнефти» за ЮНГ все же придется платить. Скорее всего, цена будет отличаться от начальной на 1—2% (один-два шага аукциона), то есть составит около или чуть выше 250 млрд. рублей ($8,9—9 млрд.). Ни у «Газпромнефти», ни у «Газпрома» таких свободных денег в наличии нет. По оценкам экспертов, «Газпром» сможет использовать на покупку $3—4 млрд. собственных средств. Недостающие $5—6 млрд. придется занимать. Кроме того, ЮНГ отягощен более чем $3 млрд. долга по налоговым платежам и еще примерно столько же может добавиться в ближайшем будущем. В общей сложности объем заимствований «Газпрома» под эту сделку, по оценкам аналитиков, может достичь $10 млрд. Андреас Вильд, аналитик компании «Брокеркредитсервис», полагает, что у компании есть несколько возможностей для решения данной проблемы. Во-первых, монополия может взять кредит, обеспеченный экспортными доходами ЮНГа. Во-вторых, «Газпром» может привлечь краткосрочный кредит до появления основного финансирования, например от последующей перепродажи части приобретенного актива. Правда, как считает Дмитрий Лукашов, стоимость кредита изза юридической рискованности сделки может оказаться высокой. Особое мнение на этот счет у директора по аналитике и информации ИГ «Регион» Анатолия Ходоровского. Он полагает, что привлечь кредит иностранных банков можно будет только под крупный залог, не зависящий от сделки. И в-третьих, «Газпромнефть» может пойти на аукцион в партнерстве с зарубежной компанией, например с той же ONGC. Если 19 декабря «Юганскнефтегаз» будет продан, то, по словам Александра Шадрина, «на следующий день на собрании акционеров ЮКОСа будет принято решение о ликвидации или банкротстве компании. В любом случае, учитывая, что активов компании не хватит на удовлетворение всех требований, начнется процедура банкротства».

Дочки-матери

Но остается без ответа вопрос: почему в письме Deutsche Bank фигурируют «Сибнефть» и «Сургутнефтегаз» (СНГ)? В беседе с «Профилем» высокопоставленный сотрудник «Газпромнефти», пожелавший остаться неназванным, предложил не обращать внимания на этот момент: «Письмо было подготовлено только для оправдания участия компании в аукционе по «Юганскнефтегазу». Дмитрий Лукашов не видит, как может быть реализована такая сделка. Тем не менее возможность поставить под контроль государства еще две нефтяные компании у «Газпромнефти» есть. Схема эта сложна, но в принципе осуществима. Подчеркиваем, все нижеследующее — только гипотетические рассуждения.

Как считает аналитический отдел ИГ «Регион», крупный пакет СНГ по просьбе госчиновников (как известно, менеджмент сургутской компании всегда отличался лояльностью к властям) может быть заложен в качестве обеспечения или гарантии по кредиту в пользу «Газпрома». То есть сыграть роль «независимого залога», о котором говорят аналитики. Исходя из текущих цен на акции СНГ и предполагаемого дисконта, для получения $10 млрд. необходимо заложить 50—60% акций компании. Получив требуемую сумму, «Газпромнефть» выкупает «Юганскнефтегаз».

На следующем этапе за счет текущей деятельности «Газпромнефть» оплачивает долг СНГ, вызволяя его акции из залога, и, по мере высвобождения, получает их в обмен на акции «Юганскнефтегаза», которые передаются СНГ. Учитывая, что к этому моменту ЮНГ, скорее всего, будет освобожден от налоговых долгов, его капитализация станет значительно выше цены аукциона. По всей видимости, акций ЮНГа будет достаточно для выкупа «Газпромнефтью» контрольного пакета СНГ. В результате «Сургутнефтегаз» может оказаться дочерней компанией «Газпромнефти», а «Юганскнефтегаз» — «дочкой» СНГ.

Параллельно может идти процесс постепенной скупки «Сибнефти». Учитывая, что на счетах сургутской компании сейчас, по оценкам аналитиков, хранится около $10 млрд., она это сделает без особого труда. Напомним: 34,5% акций «Сибнефти», принадлежащих ЮКОСу, пока находится под арестом, и они могут быть проданы в счет погашения налоговых долгов компании Михаила Ходорковского. Еще чуть более 58% акций «Сибнефти» собрано в одном депозитарии, что напоминает предпродажную подготовку пакета.

Конечно, эта схема (а можно выдвинуть и еще одну — к примеру, с активным участием немецкого капитала при высочайшем политическом «прикрытии») крайне сложна для реализации с юридической точки зрения. У всех упомянутых компаний есть миноритарные акционеры, которые могут начать судебные процессы и т.д. Но при мощной поддержке государства трудности возможно преодолеть за несколько лет. И к 2007—2008 годам в России может быть сформирована гигантская нефтяная компания, добывающая в год 150—165 млн. тонн, что выведет ее на 4-е место в мире после госкомпаний Саудовской Аравии, Венесуэлы и Ирана.

За и против

Если все же в результате идея создания ГНК будет реализована (не важно, по вышеописанному сценарию или с помощью иных схем и активов), чего можно ждать от подобной компании и как она повлияет на ситуацию в отрасли?

Как считает президент Союза нефтегазопромышленников Геннадий Шмаль, «создание большой компании, безусловно, явление положительное. То, что сейчас происходит с «Газпромом», со временем вполне может трансформироваться в национальную нефтегазовую компанию. Чтобы ТЭК управлять серьезно или влиять на него, нужна национальная компания, которая представляла бы интересы государства. Надо, чтобы профессионалы докладывали руководству страны о тех процессах, которые происходят в нефтегазовом секторе. Наличие такой компании позволило бы более эффективно управлять любыми проектами. Например, проектом нефтепровода в Китай».

Действительно, крупной госкомпании, входящей в ряды мировых majors, гораздо проще привлекать партнеров и финансирование на развитие новых проектов. Кстати, именно эта задача сейчас стоит перед российской нефтяной отраслью: нефтяникам необходимо поднимать Восточную Сибирь и осваивать шельфовые месторождения, что требует многомиллиардных вложений.

Кстати, «Газпром», «Роснефть» и СНГ в начале этого года уже создали консорциум для освоения месторождений в Восточной Сибири. Но эксперты не спешат радоваться. Аналитик компании «Финам» Мария Радина, ссылаясь на исследования McKinsey, говорит о том, что только 20—30% сделок по слиянию и поглощению в результате оказываются успешными. По мнению Андреаса Вильда, «имеются некоторые сомнения, что той же «Газпромнефтью» будут управлять разумно. Даже сейчас менеджмент «Газпрома» не способен ограничить быстрый рост операционных затрат, а рекордно высокие доходы не привели к соответствующим денежным потокам». Кроме того, менеджмент монополиста «Газпрома» до сих пор не был замечен в неких особых успехах по части повышения эффективности производства.

Расширением и углублением участия государства в нефтянке недовольны не только независимые эксперты, но и отдельные члены правительства. Последний чиновник, открыто позиционирующий себя в качестве либерала — Герман Греф, — выступая на заседании Госдумы и рассказывая о планах «Газпромнефти» по приобретению активов, отметил, что «не считает правильным увеличивать присутствие государства в рыночных сегментах экономики». По его мнению, «государственное вмешательство в конкурентоспособных отраслях недопустимо». Но экономикой теперь управляют не в правительстве. Потому как она окончательно становится делом политическим.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK