Наверх
19 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "КОНЦЕРТ ДЛЯ АУКЦИОНИСТА С ОРКЕСТРОМ"

История о том, как борьба с монополизмом порождает в России новые монополии.    Засилье монополий — одна из главных проблем российской экономики. Именно монополии ответственны за постоянный рост цен и отсутствие технологических прорывов. Проблему эту, по идее, должно решать государство. Но решать экономические проблемы, иначе как усиливая свое вмешательство в экономику, российское государство практически не умеет. И чем больше вмешательства государства в экономику, тем больше монополизма. Дело доходит до гротескных, но вполне закономерных результатов: борцы с монополиями порождают новые монополии. Парадокс.
   Двадцать шестого февраля в Барвихе президент Дмитрий Медведев встречался с предпринимателями. Цель — мобилизация бизнеса на модернизацию. Сенсаций никто не ждал, но одна все-таки состоялась.
   
СКАНДАЛ В БАРВИХЕ
   Когда слово получил президент компании «Триумвират» Сергей Габестро, он заговорил о госзаказе. Как известно, в целях борьбы с коррупцией госзаказ со второй половины 2010 года должен будет распределяться через электронные торги. Соответствующие поправки в закон о госзакупках подготовлены Минэкономразвития и ФАС. Габестро считает, что чиновники работали «без учета мнения представителей рынка и государственных заказчиков».
   Механизм электронных торгов предполагает, что между продавцом и покупателем появляется посредник — электронная биржа. То, как она появляется, и вызвало негодование г-на Габестро: «При отсутствии ясных и прозрачных критериев назначаются три оператора, которые должны вести пилотный проект в электронных закупках. Ни один из участников рынка в число трех не попадает… При этом глава ФАС еще до объявления результатов отбора публично называет будущих победителей. Еще даже до того, как заявки подали, он публично назвал победителей». При этом предприниматель подчеркнул, что есть площадки, которые готовы к торгам и имеют все необходимые средства и опыт работы, однако «все эти площадки отсекаются от рынка госзаказа».
   Медведев: «Кем?»
   Габестро: «Федеральной антимонопольной службой, Минэкономразвития и аппаратом правительства».
   Медведев, похоже, не ждал такого натиска. И Габестро снова пошел в атаку на организаторов электронных торгов. По его словам, нормы, которые были установлены в 2009 году, предусматривают обязательное перечисление участником размещения заказа (поставщиком) до 5% от суммы лота в качестве обеспечения заявки и до 30% — в качестве обеспечения исполнения контракта. Это условие, уверен Габестро, «неминуемо приведет к резкому снижению конкуренции». По его мнению, малый и средний бизнес «практически не имеет возможности участвовать в торгах».
   «Прошу вас, Дмитрий Анатольевич, согласиться с тем, что любое ограничение количества операторов электронных торговых площадок в государственном заказе противоречит Конституции и ведет к снижению конкуренции. Прошу вас дать указания по созданию рабочей группы с представителями общественности, экспертного сообщества для выработки простых и ясных критериев, по которым должны работать операторы электронных торговых площадок, где будут проводиться торги по госзаказам», — обратился бизнесмен к президенту.
   «Ну что ж, давайте разберемся. Я поручу администрации посмотреть ваше обращение», — ответил президент.
   
КОНКУРЕНЦИЯ ПО-РУССКИ 
  Разговор вышел поучительный. Казалось бы, что может лучше соответствовать цели развития конкуренции при закупках товаров и услуг для госнужд, чем открытые электронные торги? Однако выясняется, что сам этот антимонополистический механизм вполне совместим с появлением новых монополий. В лице узкого круга торговых площадок, отобранных по неясным критериям.
   Однако дадим слово другой стороне, тем, кто сумел пролоббировать размещение госзаказа на своих площадках. Пора назвать и сами площадки, на которых с 1 июля 2010 года все бюджетные организации федерального уровня, госкорпорации и госкомпании (с контрольным пакетом, принадлежащим государству), а с 2011 года и региональные бюджетные компании будут осуществлять закупки по 23 товарным группам. Это три официально названные «экспериментальными» площадки: московская Единая электронная торговая площадка (ЕЭТП), Агентство по государственному заказу, инвестиционной деятельности и межрегиональным связям Татарстана и Сбербанк-АСТ плюс РТС и ММВБ. «Экспериментальные» площадки созданы ФАС специально под пилотное сопровождение электронных торгов заранее, РТС и ММВБ имеют опыт электронных торгов, но не размещения госзаказа.
   Антон Емельянов, гендиректор ЕЭТП, делится полученным опытом: проведено около 800 торгов на сумму 1,27 млрд рублей. Средний размер сделки превышал 1 млн рублей. Максимальная сделка заключена на 175 млн рублей (строительство корпуса поликлиники). Среднее количество участников на лот составило 3,2, а максимальное — 14. Главное — средний дисконт, который получает госзаказчик от размещения своей заявки на ЕЭТП, сейчас равен 18%. Рекордное снижение заявленной первоначальной цены составило 25%. У председателя совета директоров Сбербанка-АСТ Николая Андреева объем торгов «в 2-2,5 раза меньше», зато средняя экономия заказчика составляет 20-22%. В частности, средняя экономия по заявкам самого Сбербанка сейчас равна 22%, что соответствует примерно $2 млрд в год.
   Показатели замечательные. Но остается еще один вопрос: кто сказал, что показатели были бы хуже, если бы площадок было больше? Вопрос, понятно, задумывался как риторический, но у Андреева есть на него ответ. «Я думаю, список останется без изменений, — считает председатель совета директоров Сбербанка-АСТ. — Количество площадок, которое обсуждалось на самом высоком уровне, всегда находилось в пределах трех-пяти. Считалось, что этого достаточно, чтобы серьезные компании осуществляли серьезную деятельность в серьезных объемах».
   Вот так: «серьезные» компании, «серьезная» деятельность, «серьезные» объемы. Ну и при чем тут, спрашивается, какие-то конкурсы да и вообще конкуренция?! Согласитесь, это как-то несерьезно. Если бы правительство по подсказке Минэкономразвития и ФАС просто назначило площадки, было бы честнее. Главное в выступлении в Барвихе Сергея Габестро даже не обвинения в адрес главы ФАС Игоря Артемьева, а «простенький» постулат, с которым он просил согласиться президента России. Его смысл: зачем отсекать от госзаказа те площадки для электронных торгов, которые организовались сами, без понукания чиновников и сами же сумели накопить опыт. Разве не лучше провести прозрачный и понятный конкурс и всех, прошедших его, допустить к работе с госзаказом, тогда пусть решает конкуренция, а не чиновники. Ведь работы на всех хватит: по подсчетам ФАС, объем госзакупок в 2010 году может превысить 3 трлн рублей. Это совсем другой алгоритм поведения государства в экономике — не командный, а по-настоящему рыночный.
   В Барвихе Медведев с постулатом Габестро не согласился. Перепоручил разбираться чиновникам. N
   

   Ограничение конкуренции при госзакупках
   Казалось бы, что может лучше соответствовать цели развития конкуренции при закупках товаров и услуг для госнужд, чем открытые электронные торги? Однако выясняется, что сам этот антимонополистический механизм вполне совместим с появлением новых монополий. В лице узкого круга торговых площадок, отобранных по неясным критериям. При этом ФАС еще до объявления результатов отбора публично называет будущих победителей.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK