Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "КОНКОР, еще КОНКОР"

Ирина Кононова, глава фирмы «Фестиваль», производящей модную одежду, считает, что с мужем ей сильно повезло. Карьера у Владимира Кононова удалась — он руководит международной строительной компанией КОНКОР. К семье относится серьезно, даже домашним хозяйством жену не загружает. И вдобавок ко всем добродетелям дал Ирине деньги на развитие бизнеса.Ирина Кононова: Если честно, я не верю, что женщина сама, без поддержки мужчины, может с нуля раскрутить бизнес. Тот факт, что за моей спиной стоит муж и, значит, что в любой момент я могу сделать шаг назад, обдумать решение несколько дольше, чем принято, дает мне ощущение свободы.
Ингеборга Адомайте: Где же таких мужей находят?
И.К.: Мы оба не москвичи. Я с Поволжья, Володя родился в Сибири. Познакомились мы в Высшей комсомольской школе при ЦК ВЛКСМ. У нас уже было высшее образование: я окончила политехнический институт в Тольятти, Володя — экономический факультет Новосибирского политеха, защитил диссертацию. Создание семьи ни в его, ни в мои планы не входило, но поженились мы быстро, через два месяца: Маша (старшая дочка) тому поспособствовала.
После учебы Володю пригласили работать в ЦК ВЛКСМ, и это помогло нам сразу решить множество бытовых проблем, в том числе с жильем. Муж делал партийную карьеру, я преподавала в Высшей комсомольской школе историю, писала диссертацию, воспитывала дочку.
Когда пришел Горбачев и забрезжили перемены, Володя сразу занялся бизнесом. Начинал он с продажи цитрусовых, сегодня возглавляет крупную промышленно-строительную группу, владеющую собственными заводами в Московской, Тверской, Саратовской областях и в Болгарии. Заводы производят строительные материалы, из которых КОНКОР строит жилые дома и общественные комплексы, например поселок Немчиново из тридцати домов в двух км от МКАД, туристический комплекс «Дюны» на Черноморском побережье Болгарии.
Но это сейчас, а тогда, на заре перестройки, Володя дневал и ночевал на работе, а я так и оставалась домашней, мягкой и пушистой, продолжала воевать с кастрюлями. У него была интересная жизнь — риск, общение, встречи, новые люди. Я же топталась на месте. Надо было срочно что-то менять.
В результате в 1990 году я открыла первую в Россию школу секретарей-референтов. Главным моим инвестором выступил, конечно, муж. Он выделил мне 15 тысяч рублей — на эти деньги тогда можно было купить две машины «Жигули».
И.А.: Почему именно школу секретарей?
И.К.: Во-первых, это женское дело, во-вторых, я его более-менее себе представляла. Ну не брокером же было на биржу идти!
Девушек мы отбирали достаточно жестко: требовалось высшее образование, знание иностранных языков, привлекательная внешность. Мы их учили международному делопроизводству, английскому языку, компьютерным программам, деловому этикету, даже вождению автомобиля. Через полгода свой первый поток, 50 человек, я распределила по крупным коммерческим предприятиям и получила за каждого секретаря по 15 тысяч рублей. Даже с учетом инфляции это была очень хорошая прибыль. Школа существует до сих пор, я являюсь ее владелицей, но заниматься ею вплотную уже не хватает времени.
И.А.: А как муж отнесся к вашей затее?
И.К.: Володя вообще на все новое, что я затеваю, реагирует нормально. Все дело, как мне кажется, в моем характере: я очень непоседлива. Я родилась на стыке Козерога со Стрельцом, но больше, пожалуй, взяла от Стрельца. Кстати, обе наши дочери, 16-летняя Маша и 6-летняя Катюша, тоже Стрельцы. Можете теперь представить, каково приходится с нами Володе.
То, что семнадцать лет мы с мужем не разлей водой, больше его заслуга, его мудрость. Я, как мне кажется, могла бы стать довольно легкомысленной женой. Но он тактично мне этого не позволил. Он всегда вовремя лишал возможности относиться к семье как к чему-то несерьезному. Знаете, есть мужчины — руководители от Бога, а у меня Володя еще и муж от Бога.
Переломным этапом в моей жизни стала Америка. В 1992-м Володя открыл филиал своей фирмы в Вашингтоне, и мы всей семьей перебрались в США.
Что меня там потрясло, так это совершенно неизвестная тогда в России область прет-а-порте, мир Высокой моды. Армани, Версаче, Кельвин Кляйн, Донна Каран — эти имена американцы произносят с придыханием. Я поняла, что мода — это не только искусство, но и хороший, прибыльный бизнес, и загорелась желанием сама производить хорошую качественную одежду. Я начала целенаправленно собирать информацию о продажах и прибылях известных мировых брэндов. Какие-то сведения приходилось даже покупать. Зато теперь я с чистой совестью могу сказать, что знаю о моде все или почти все.
В Америке мы прожили полтора года, там родилась наша младшая дочь Катя, а когда ей исполнилось семь месяцев, мы приехали в Россию — для галочки, показать внучку бабушкам и дедушкам. Перемены, происшедшие в России, меня изумили. Через две недели я точно знала, что обратно в Америку не хочу.
Я искала слова, чтобы объяснить это Володе. Но он все и так понял. Без лишних споров позвонил своим американским подчиненным, попросил, чтобы они собрали наши вещи и отправили контейнером в Москву. Сам он следующие пять лет курсировал между Россией и США. Только последние годы мы снова все вместе (за исключением старшей дочери, которая сейчас учился во Франции) живем в Москве.
И.А.: И что, каждый раз вы отпускали его в Америку с легким сердцем?
И.К.: Вы хотите спросить, не ревновала ли я? Я слукавлю, если скажу, что лишена этого чувства. Если человека любишь, то хоть немного, но ревнуешь.
Самое главное, что защищает женщину от ревности, а мужчину, наоборот, подстегивает,— это когда муж видит, что его жена небезразлична другим мужчинам, что они ухаживают за ней и интересуются ею. В нашем случае панацеей от измен стал именно такой подход. Кроме того, я очень быстро нашла в Москве занятие по душе.
Секретари, которых готовила моя школа, распределялись в том числе и в ОНЭКСИМбанк. У меня сложились очень хорошие отношения с руководством этого банка, в результате чего у нас появился ряд совместных проектов: я выступала генератором идей, банк — инвестором. Было создано агентство моды «Ателье», выпущен роскошный каталог «Все модельеры России». Я придумала всероссийский конкурс дизайнеров «Платье года», который проходил при финансовой поддержке ОНЭКСИМа. (В нынешнем году я впервые не приняла участия в организации конкурса — все мое время сейчас занимает собственная компания «Фестиваль».)
В тот период я познакомилась со многими известными кутюрье: Луи Ферре, Шанталь Тома, Оливье Лапидусом. Унгаро подарил мне удивительные бусы из разноцветных камней, которые он сделал собственноручно,— такие есть только у его жены Лауры и у меня.
В 1997-м я открыла собственный модный бизнес — зарегистрировала торговую марку Festival. Так мы назвали нашу первую линию молодежной одежды. Название я придумала сама, мне хотелось, чтобы оно было радужным, красочным, динамичным и чтобы звучало одинаково на всех языках.
Я себя не считаю бизнес-вумен. В то же время называть то, чем я сейчас занимаюсь, увлечением (а под моим руководством работают 600 человек!) язык не поворачивается. Но когда-то, в самом начале деловой карьеры, я воспринимала бизнес как игру. Было интересно: получится — не получится.
Уже год как одежда «Фестиваль» продается в шести московских магазинах, в том числе в торговом комплексе «Охотный ряд», в «Смоленском пассаже». Начались оптовые продажи в регионы, увеличился оборот, пошли прибыли.
И.А.: А какую одежду вы сами предпочитаете?
И.К.: Я покупаю модели, в которых отчетливее всего видны последние тенденции. Предпочитаю одежду элегантную, но нетрадиционную, не эти вечные и скучные деловые костюмы. Перепробовала, кажется, все, но более прочих уважаю Армани, Гуччи, с приходом в «Версаче» Донателлы стала любить и эту марку. В восторге от Дольче-&-Габбаны и Ферре.
Недавно мы с Володей совершили восхождение на Килиманджаро, и на мне был костюм из нашей спортивной коллекции.
И.А.: Вы еще и альпинисты… А с парашютом,например, прыгнуть не хотите?
И.К.: А вы хотите? Я ищу компанию. Лошади уже были, горные лыжи освоены, охотой мы увлекаемся давно. Я бы с удовольствием с парашютом прыгала, но муж не хочет. Володя еще в армии (он служил в десантных войсках) напрыгался на всю жизнь. Его мечта — научиться управлять спортивным самолетом. Но этому противлюсь уже я.
Теперь вот Килиманджаро. Нас в горы затянули друзья, но альпинизмом мы почему-то не заболели. Восхождение было по пологому, удобному склону, пять тысяч метров мы преодолели за пять дней. Но готовились к восхождению очень серьезно: закупали снаряжение, читали специальную литературу. С собой на вершину даже сало и водочку взяли.
И.А.: Ирина, вы с мужем вместе уже семнадцать лет, а, глядя со стороны, можно подумать, что только вчера познакомились.
И.К.: Я уверена, что женщина должна быть по жизни великой актрисой. Если она не умеет играть перед мужем, детьми, даже перед самой собой, ничего у нее не получится. В себе я целенаправленно ликвидировала занудство и ворчливость. Пришел муж не в духе — ну давайте еще я угрюмой стану, что дальше?
Женщине в любом случае надо относиться к себе как к драгоценности, всячески себя холить и лелеять. Можно не быть классической красавицей, но следить за собой надо обязательно. Когда мы только поженились, я сразу объявила войну халатам. Даже если я дома одна, я должна выглядеть на все сто. Всегда. Надо ежеминутно помнить, что на тебя смотрит любимый человек. Все, что я делаю, я делаю только для него — для своего мужа.

ИНГЕБОРГА АДОМАЙТЕ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK