Наверх
20 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Константинополь"

Когда Константин Титов заявил, что будет избираться в президенты России, в Самарской области мало кто удивился. Как и неожиданному броску губернатора с правыми в Давос. Избиратели уже смирились с тем, что в последнее время их губернатора федеральная политика и мировая экономика волнуют куда больше, чем областные проблемы.А коллеги Титова по Совету Федерации окрестили его «барином» — за поучающий тон, которым отличаются выступления самарского губернатора. Титов в самом деле смотрит на своих коллег несколько свысока — и не без оснований: его область, в отличие от других регионов, в последние годы жила безбедно — хотя бы за счет присутствия на ее территории нескольких промышленных гигантов вроде АвтоВАЗа. Но теперь, похоже, игра пойдет другая: прежней власти был нужен Титов — лояльный губернатор, руководивший областью-донором, а вот пригодится ли власти нынешней Титов — кандидат в президенты?
У Кремля уже есть свой кандидат.
Птица высокого полета

Карьера Титова начиналась стандартно для 70-х — с комсомола. Ему, работавшему после авиационного института бортмехаником на Куйбышевском авиазаводе, предложили стать замсекретаря комсомольской организации завода. А потом — поработать замом заведующего в отделе учащейся молодежи горкома ВЛКСМ.
Первое время знакомые над ним слегка подхихикивали: должность-то считалась женской. Титов и глазом не вел: с женщинами он всегда ладил прекрасно. Позже он возглавил научно-исследовательскую лабораторию с коллективом из десяти сотрудниц, которых не мог обуздать никто. После прихода к ним Титова женщины, как рассказывают, тут же помирились и принялись ударно работать.
Комсомолец Титов вошел в историю Самары как один из организаторов концертов Высоцкого. На них тогда можно было попасть только по блату. Шуму они наделали изрядно. Комсомольская репутация Титова могла после этого сильно пострадать. Но первый секретарь тогдашнего Куйбышевского обкома партии Владимир Орлов очень любил Высоцкого и потому закрывал глаза на комсомольские «недостатки».
А в начале 70-х годов Титов заинтересовался экономикой. Комсомольского вожака, читавшего в библиотеке переводные брошюрки западных экономистов по организации производства, никто не воспринимал всерьез. Над ним опять подшучивали: какой еще Кейнс при социализме? Титов хмурился и продолжал читать, а потом поступил в аспирантуру планового института.
Первая кровь

В советские времена Титов жил не так уж бедно — по крайней мере, у Константина Алексеевича уже была квартира, когда он женился. Свою супругу самарский губернатор нашел на танцплощадке и, как она позже рассказывала, был, как бы это сказать, достаточно настойчив при знакомстве.
Родители будущей жены оказались не в восторге от будущего зятя, но деваться им было некуда, и вскоре в одном из залов на набережной Самары была отпразднована простая комсомольская свадьба.
Рассказывают, что Титов с самого начала старался обеспечить семью — вскоре у него появилась машина, на которой будущий кандидат в президенты калымил по вечерам, подвозя голосующих. Дело это было небезопасное: позже Наталья Титова вспоминала, что ей доводилось находить следы крови в автомобиле. Правда, случались и приятные находки: однажды кто-то из пассажиров забыл в машине зонтик, которого тогда Наталье Титовой как раз очень не хватало.
Говорят, что позже, возглавляя ту самую мятежную женскую лабораторию в Куйбышевском плановом институте, Титов очень даже неплохо зарабатывал на хоздоговорах. Но сам он считает, что по-настоящему хорошо получать стал лишь в конце 80-х, в должности замдиректора советско-болгарского СП «НПЦ «Информатика».
Одна беда: тратить заработанное в те годы было не на что. Получив первую большую зарплату — восемьсот рублей, Титов бросился с супругой по магазинам и обнаружил, что они пусты. Оставалось одно: спускать деньги в карты. Титов, как он сам рассказывал, был неплохим преферансистом и никогда не проигрывал больше двадцати рублей.
Нехорошо пальцем показывать

Хотя, надо признать, Титов «завязал» с азартными играми еще в начале 90-х годов, когда пришел в большую демократическую политику. Пришел с помощью коммунистов — тех, кого потом постоянно клеймил.
В 1990-м в Самаре проходили выборы депутатов горсовета. Рассказывают, что часть членов еще действовавшего горкома КПСС решила выдвинуть своим кандидатом Титова. Сам самарский губернатор этого сегодня не подтверждает, но точно известно, что с местными демократами он тогда дружбу не водил. Тем не менее Титов победил.
Во всяком случае, роман Титова с самарскими коммунистами, даже если он был, кончился 19 августа 1991 года. Коммунисты пытались свистеть и кричать, когда председатель Самарского горсовета народных депутатов Титов публично поддержал Ельцина, но было поздно. Бывший комсомольский вожак торжественно и публично порвал с коммунистической партией, заявив, что испытывает жгучий стыд за эту организацию.
Столь явные способности к политике не могли остаться незамеченными: такими людьми не бросаются. И на Титова обратили внимание люди из окружения Ельцина: Руцкой, Бурбулис, Махарадзе. Они же якобы и рекомендовали его Ельцину, который назначил Титова главой самарской администрации.
Поначалу это назначение в городе было воспринято с большим скепсисом. Рассказывают, когда свеженазначенный руководитель горадминистрации впервые полетел в Москву в одном самолете с директорами промышленных предприятий, промышленники, подвыпив, начали смеяться и показывать на Титова пальцами. Через три года эти же директора дружно извинились перед ним за свое нехорошее поведение.
Но факт остается фактом: в 1991 году Титова в Самаре никто не знал. «Я, выходя на улицу, все удивлялся: почему со мной никто не здоровается? Почему меня никто не узнает? Чуть позже итоги социологического исследования показали: 1,5% самарцев знают о том, что председатель избран. Еще 0,5% самарцев могли назвать мою фамилию»,— рассказывал сам Константин Алексеевич.
Его императорское величество

Но к 1994 году известность Титова в Самаре достигла невиданных прежде масштабов — во многом этому способствовали экономические успехи области как донора федерального бюджета. Как губернатор Титов в самом деле проявил себя в Самарской области неплохо: не вмешивался в передел собственности, помогал «местному» Каданникову в его борьбе с «неместным» Березовским, выделял из областного бюджета кредиты на запуск производства новых самолетов Ан-140.
Титова уважали даже жулики. Бульварные газеты рассказали: угонщики, похитившие «восьмерку» Натальи Титовой, узнав имя владелицы машины, поспешно оставили ее во дворе одного из домов и даже позвонили в милицию, сообщив, где стоит автомобиль. А человек, случайно нашедший на улице косметичку жены губернатора, немедленно доставил сумочку, от греха подальше, в стол находок.
Но эта известность, увы, сыграла c губернатором Титовым злую шутку. Говорят, именно тогда начал формироваться культ личности Константина Алексеевича — как человека, безошибочно знающего, куда идти. К 50-летию губернатора в 1994 году его советники и приближенные журналисты выпустили специальную газету «Юбилей». В ней Титова сравнивали с великими римскими императорами и даже предлагали ввести на территории области новую денежную единицу — «константин».
Все это как бы не всерьез. Но, как говорится, в любой шутке есть доля шутки. «Убежденный рыночник» Титов в самом деле всегда любил лесть и болезненно не любил критику. Не случайно самарская газета «Будни», долгое время описывавшая огрехи в работе областной администрации, была его врагом номер один. А к концу 90-х годов независимая пресса на территории региона и вовсе перестала существовать «по экономическим причинам». Все было сделано очень цивилизованно: дружественные губернатору коммерческие структуры просто-напросто скупили контрольные пакеты акций всех строптивых самарских изданий. После чего со сколь-нибудь значимой критикой администрации в Самаре было покончено.
«Лизун»

Что касается, его нынешнего кандидатства в президенты — Титов всегда метил в Центр. Был в фаворе Гайдар — самарский губернатор был видным активистом «Выбора России». Появился «Наш дом — Россия» — и Титов тут же оказался в политсовете этого движения. Глава «Нашего дома» Виктор Черномырдин благоволил к нему, потому что вообще любит Самару: Виктор Степанович провел в этом городе студенческую юность.
Собственно говоря, именно с эндээровской главы в жизни Титова в Самаре у него появился полуофициальный титул «политик федерального масштаба». И никак иначе, по-другому не приветствовалось. (Это как и.о. президента теперь принято именовать исключительно «Путин Владимир Владимирович»). Титов пересел с «Волги» на «ауди», стал говорить, что очень любит одежду от Gucci, и переехал из квартиры на государственную дачу. Губернатор все больше рассказывал журналистам не о проблемах области, а о своих взглядах на развитие мировой экономики. К тому времени в области сформировалась система власти, практически полностью подконтрольная Титову.
Между тем ветер вскоре опять поменялся — в 1998 году отправился в отставку Виктор Черномырдин. Многие в Самаре посчитали, что для Титова настал звездный час. Но увы, в Москве Титова опять обошли вниманием, и он засел в Самаре, подав летом 1998-го иск против правительства Кириенко в Конституционный суд. А в августе 1998-го Константин Алексеевич сделал еще одну заявку на роль политика федерального уровня, неожиданно резко выступив против возможного назначения Виктора Черномырдина премьер-министром (сказал что-то вроде «сколько можно этого Черномырдина с его залысинами») и попутно назвав «черным демоном» Бориса Березовского.
Черномырдин, не ожидавший такого коварства от своего недавнего протеже, хмыкнул про свои залысины: «Не оттого ли, что он мне их вылизывал?» «Да пусть он не врет, не вылизывали мы ему никакие залысины»,— заявил один из соратников Титова. Выяснение, кто кому и что вылизывал, закончилось тем, что Титов опять остался в Самаре. А в московской политической тусовке к нему приклеилось прозвище Лизун.
Вечный недобор

В 1999-м, под думские выборы, Титов сколотил собственное движение «Голос России», рассчитывая объединить всех губернаторов под его крышей. Тут-то ему все и припомнили: и «барина», и демонстративную вальяжность. За редким исключением губернаторы не пошли за Титовым, «Голос России» остался без союзников и без серьезной финансовой поддержки. Наконец пожилого комсомольца Титова подобрал праволиберальный комсомол — Немцов, Хакамада и Кириенко, весело танцевавшие на стадионах.
Владимир Жарихин, политолог, руководитель отдела московского Фонда президентских программ: «Титов — это человек, который абсолютно случайно залетел на праволиберальный фланг. Он очень органично смотрелся у Черномырдина в «Нашем доме — России». Праволиберальные же идеи для него неорганичны, и он все время выпрыгивает из своего нового костюма».
Кстати, о костюмах: конечно, Титов смотрелся на фоне молодых соратников несколько необычно, но некоторыми поступками даже их шокировал. На кулуарном обсуждении будущего России в Зальцбурге он появился на пресс-конференции в пиджаке, майке и сандалиях на босу ногу, затмив нетленный образ Бориса Немцова в белых штанах. Потом свидетели событий долго вспоминали, сколь ярко выглядели пляжные тапки самарского губернатора и его светлый пиджак на фоне черных пиджаков и ботинок других участников конференции.
Нынешним летом Титов вроде бы окончательно присоединился к клану Чубайса. В декабре на парламентских выборах Союз правых сил получил в Самарской области один из лучших результатов, а Чубайс заявил о том, что правые, может быть, двинут в президенты не кого-нибудь, а Титова.
Но любовь оказалась недолговечной: месяц назад Титов вдруг заявил, что будет участвовать в президентской кампании вне зависимости от того, кто что решит, и нелестно отозвался о Чубайсе. Рассказывают, соратники скопом бросились отговаривать Титова от скоропалительных шагов. И вроде бы он соглашался, но затем вдруг все-таки заявил о своем президентстве.
Чубайс, правые и даже по большей части самарская элита были в шоке: никто не ожидал, что самарский губернатор выдвинется сам — без денег, без консультаций и без поддержки. В покере это называется блеф. В преферансе, которым увлекался Титов, такой расклад грозит недобором.
Кстати, о страсти Титова к преферансу вспомнили в прошлом году. Тогда приехавший агитировать Самару за «Правое дело» Борис Немцов предложил Титову сыграть с ним в футбол. Недоуменно посмотрев на Немцова, самарский губернатор заметил, что у него для игры в футбол есть целый клуб — «Крылья Советов», и в ответ тут же предложил сыграть в преферанс. Но известный карточный профессионал Немцов не рискнул и пошел-таки играть в футбол с «Крыльями Советов».
Неужели самарские картежники посильнее сочинских будут?

ЛИЗА БРИЧКИНА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK