Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2003 года: "Контрольно-сбытовая полоса"

Чтобы реально претендовать на безвизовый въезд в Европу, Россия должна привести свои границы в соответствие с советским стереотипом: — столбы с колючей проволокой, вспаханная полоса и пограничник с собакой. Однако этот стереотип давно устарел: граница зияет дырами. А для того, чтобы ее восстановить (точнее — построить заново), не хватит всего бюджета страны.Ставить это в вину одним пограничникам смысла нет. Охранять российскую границу очень непросто. Она имеет протяженность свыше 60 тыс. км (полтора земных экватора), из которых на сухопутный участок приходится 14 472,85 км, речной — 7324,93 км, озерный — 484,23 км и морской — 38 807,5 км. Даже сухопутную часть обмотать «колючкой» нереально — слишком дорогое удовольствие. Обустройство одного километра границы стоит 17—20 млн. рублей в обычной местности и в полтора раза дороже — при сложном рельефе. При этом некоторые участки просто по определению не могут быть оборудованы «в классическом пограничном стиле». Например, афганско-таджикская граница проходит по горам. Обнести ее заграждением, контрольно-следовыми полосами и сигнализацией при таком рельефе намного дороже, чем дважды слетать на Луну, и даже советская власть на такие траты не пошла.
Как отмечает первый заместитель руководителя пограничной службы ФСБ России генерал-лейтенант Владимир Рожков, «десять лет назад нами была потеряна пограничная инфраструктура в четырнадцати из пятнадцати республик». То есть сегодня около 20 тыс. километров российской границы не защищены никак. Избежать встречи с пограничными и таможенными службами с большой долей вероятности можно, например, на границе с Казахстаном, где нет «колючки», зато есть сотни степных дорог, по которым может пройти не только легковушка, но и большегрузный КамАЗ. Не лучше обстоит дело и на российско-грузинской и российско-украинской границах. Только из Ростовской и Белгородской областей на Украину ведут свыше 360 проезжих дорог, перекрыть которые силовые структуры не в состоянии.
Впрочем, похоже, пограничники и не озабочены теперь обтягиванием границы колючей проволокой. Новая концепция работы погранслужбы появилась после ее передачи под крыло ФСБ полгода назад. По мнению первого заместителя руководителя пограничной службы ФСБ России генерал-лейтенанта Владимира Рожкова, «строить охрану границ государства на основе только войсковой охраны сегодня уже невозможно. Самым убедительным примером этого является российско-казахстанская граница, через которую постоянным потоком идет переправка контрабанды, наркотиков, нелегальных мигрантов. В то же время для полноценного войскового обустройства общих рубежей России и Казахстана нужны миллиарды долларов. Понятно, что подобными средствами государство не располагает. Значит, в основе охраны границы здесь должны лежать другие формы работы — не менее эффективные, но менее затратные».
Однако таких средств у пограничников немного. Единственно эффективным способом отслеживания «подозрительных граждан» и контрабандистов на приграничных территориях является «сотрудничество» с местным населением. Если же местные не заинтересованы в том, чтобы «стучать» на ближних, пограничникам остается только делать вид, что «граница на замке». Либо принимать активное участие в приграничном бизнесе.
«Для кого-то — линия на карте, для кого-то — бизнес без границ»

Такие песни светлыми днями и темными ночами распевают жители российских окраин, делая свой маленький (или большой) гешефт на священных рубежах родины. Скажем сразу: ни один вид приграничного криминального бизнеса не возможен без поддержки сотрудников пограничной и таможенной служб. Время от времени некоторым из них устраивают показательную порку, но местное население всегда может проконсультировать, кому, сколько и как дать на лапу, чтобы решить проблему переброса через границу чего угодно. Доходит до смешного: например, в нищей и безработной Псковской области на крутых иномарках ездят губернское руководство, криминалитет и таможенники. Причем последних больше, чем всех остальных.
Одним из основных приграничных промыслов является переброска наркотиков. Их везут отовсюду. Из азиатских стран — в основном природного происхождения (хотя в последние годы и там научились производить синтетику). Из Европы — высококачественные и дорогие синтетические. Еще одним высокорентабельным бизнесом является «траффик», попросту — перевод через рубеж родины нелегальных эмигрантов и торговля живым товаром, в основном женщинами, которые затем перепродаются на нелегальных секс-рынках США, Китая, Японии, Греции, Турции, Италии и других стран. Наиболее отлаженными каналами поставки их из России считаются Дальний Восток, Ростовская, Калининградская, Екатеринбургская области, Краснодарский край и Бурятия. Недавно в русский траффик влился еще один маршрут поставки живого товара — из Мурманска. Кроме того, приграничные жители делают бизнес на всевозможной «товарной» контрабанде.
Часовые родины

С давних пор процветает приграничный нелегальный бизнес на Дальнем Востоке. Редко какой регион может похвастаться подобным разнообразием этой деятельности. Погоду на приграничных с Китаем территориях делают сами китайцы. Ежегодно через пропускные пункты на российско-китайской границе проходят даже не десятки, а сотни тысяч китайцев, причем более половины из них не возвращаются — распределяются по приграничным территориям или следуют вглубь страны. Те, кто осел неподалеку, давно наладили бизнес по перетаскиванию соотечественников.
Наиболее прибыльный для приграничной зоны бизнес — незаконный вывоз леса в Китай, особенно ясеня и дуба. Чистая прибыль от торговых операций с ценным деревом составляет $100 за 1 кубометр. Этот бизнес находится под серьезной «крышей» — лесовозы сопровождаются вооруженными до зубов охранниками.
По словам местных жителей, в Китай везут все, что можно увезти. Например, из так называемых биоресурсов в большом почете лягушки и корень женьшеня. Экспорт земноводных позволяет выжить населению целых деревень — например, в небольшой пограничной деревушке Занадворовке все население ловит лягушек, которых по 6 рублей за штуку скупают китайцы, открывшие специально для этого по всему району подпольные приемные пункты. Больше всего ценится даже не мясо, а лягушачий жир, который используется в традиционной китайской медицине. За кило жира в Китае дают до $20 тыс.
Практически нигде не упоминаемая российско-монгольская граница на самом деле не является пограничным раем. Если участок с Горным Алтаем считается сравнительно беспроблемным (сплошные горы, а на единственно приличной дороге построен автомобильный перевалочный пункт Ташанта, который позволяет задерживать контрабанду), то на тывинском и читинском участках дела обстоят хуже. Здесь бизнес делается на воровстве, извините, скота. Причем взаимном. Ежегодно задерживается по полторы сотни человек (монголов и наших). Кстати, угоном скота увлекаются и живущие по обе стороны российско-казахской границы. По данным МВД, ежегодно только из одной Омской области в Казахстан угоняют до 45 тыс. голов домашних животных.
Российско-казахстанская граница представляет собой лесозащитную либо двойную тракторную полосу на трети своего пролегания. Погранпосты удалены друг от друга на 30—100 км, чем пользуются незаконные мигранты — выходцы из Шри-Ланки, Цейлона, Пакистана, Афганистана. Значительная их часть переправляется транзитом через сибирский транспортный коридор в Москву, а оттуда — в страны Европы. Приграничные жители выступают в качестве проводников, которые берут за пересечение границы от $2 за «голову».
К нам через Казахстан тоннами ввозят одежду и обувь китайского производства, уголь, спирт, винно-водочные и табачные изделия, комбайны и трактора, запасные части к сельскохозяйственной технике и автомашинам. Партии нелегально ввозимых грузов измеряются десятками тонн и сотнями миллионов рублей.
Поток контрабанды с территории Казахстана встречает контрабанду с территории РФ. Из Сибири в огромных количествах вывозятся цветные металлы, горюче-смазочные материалы, медикаменты. Туда же пытаются перевезти оружие и боеприпасы.
Пограничники не в состоянии бороться с энтузиазмом жителей, поскольку набираются из них же.
Друг, оставь покурить…

Основной бизнес российско-украинских приграничных территорий — табачная контрабанда. Способов существует множество. Например, практически легальный. По закону через пункт таможенного контроля разрешается проносить блок сигарет. Этим и пользуются предприимчивые люди. Собирается большая группа из числа украинских подданных, каждый из которых спокойно проходит с позволенным законодательством количеством сигарет на нашу сторону. Затем хозяин собирает блоки, грузит в машину и расплачивается с помощниками. А те, понятное дело, направляются обратно — за новой партией.
Однако более всего пограничникам трех славянских стран приходится бороться с незаконной иммиграцией. В основном это выходцы из азиатских стран — Афганистана, Вьетнама, Индии, Китая, Пакистана и др. Белоруссию и Украину они пытаются использовать в качестве транзитного коридора для незаконного проникновения в государства Западной Европы. Стоимость переправки на Запад одного мигранта достигает $5 тыс. Дельцы, зарабатывающие на этом, нанимают проводников из местных жителей, хорошо знающих приграничную местность и режим охраны границы, снимают конспиративные квартиры для размещения нелегалов, нанимают транспорт для их доставки к месту переправки, подкупают пограничников.
Граница России и стран Прибалтики — зона наркобизнеса. Например, Калининградская область наладила с Литвой неформальные отношения на уровне простого обывателя. Кроме традиционного для области автомобильного промысла (незаконная растаможка, рэкет в отношении пересекающих границу перегонщиков) местное население стало заниматься наркоторговлей. Практически вся маковая солома поступает сюда из Литвы, где к посевам мака власти относятся лояльно. В период созревания и сбора мака ежедневно по 30—35 человек выезжают туда для приобретения соломы мака.
***
По словам замминистра экономического развития и торговли Владислава Путилина, «достаточные условия для закрытия границы с решением поставленных для этого задач на 90% даст сумма в 206 млрд. рублей». Эта цифра прописана в федеральной целевой программе «Государственная граница России», но средств на ее реализацию нет. И в ближайшее время не предвидится. Так что руководство ФПС уповает на честность пограничников и бдительность и благожелательность местного населения.

НАТАЛЬЯ ШИРЯЕВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK