Наверх
23 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2004 года: "Котлеты по-киевски"

Выборы президента Украины могут стать самым серьезным испытанием для заявленного Россией курса на интеграцию с Западом.Пиарова победа

Не исключено, что виной всему — «грязные избирательные технологии». Куда без них?

Президентские выборы на Украине с самого начала преподносились — и в России, и на Западе — как борьба двух моделей развития «незалежной»: пророссийской и прозападной. Возможно, у политтехнологов просто не нашлось иной идеи, кроме как «колоть» электорат на «западников» и «славянофилов». Доказывая, что с Ющенко Украина устремится прямиком в Европу (и в НАТО), а при Януковиче — сольется в интеграционном экстазе с Москвой (и чуть ли не получит двойное гражданство).

Политтехнологов можно понять. Бывшим совгражданам подавай «сущностные различия», а где их взять, когда значимые идеологические различия между двумя основными кандидатами отсутствуют, а сходство биографий (оба — премьеры при Кучме: один — бывший, другой — действующий), напротив, налицо? Вот и пришлось преподнести выборы как борьбу «промосковского» и «прозападного» кандидатов.

Впрочем, если серьезно, технологии тут ни при чем. Москва давно уже изменила свое отношение к Западу. Сначала отказавшись воспринимать западные (европейские, в частности) ценности как универсальные, а затем заподозрив Запад во враждебных происках. Для Москвы, воспринимающей постсоветское пространство как сферу исключительно своих интересов, каждое «внедрение» Запада на территорию СНГ — как пощечина. Как отложенная репарация за проигранную Советским Союзом холодную войну.

Отношения между российским президентом и его западными коллегами всегда были полны условностями, которые до недавних пор прикрывали мировоззренческие различия. Запад старался не замечать «местной специфики» демократических институтов в странах СНГ и в самой России, а Москва в отношениях с Западом старалась не заострять внимания на потере собственного влияния на постсоветском пространстве. Однако в последнее время на этом политкорректном занавесе все чаще стали появляться заметные бреши. Сначала летом на саммите СНГ по инициативе России было принято заявление, фактически объявлявшее наблюдателей ОБСЕ орудием западной экспансии на пространстве СНГ. А после Беслана с легкой руки Владимира Путина за спиной террористов все чаще и чаще ищут тех, кто мечтает расколоть Россию, недвусмысленно поглядывая при этом на западных партнеров. Запад отвечает взаимностью. «Путинский авторитаризм» — излюбленная тема европейских и американских СМИ.

Лукашенко-2

Очевидно, что на Украине и Россия, и Запад фактически оказались перед угрозой «потери лица». Именно поэтому компромиссный вариант — самый предпочтительный с «гуманитарной» точки зрения — представляется пока и самым маловероятным. Просто найти вариант, который устраивал бы всех участников противостояния — «своих», а особенно «чужих», — практически невозможно.

Понятно, что сценарий, по которому признанный ЦИКом в качестве победителя выборов Янукович де-факто становится президентом, столь же «бескомпромиссен», как и приход к власти Ющенко «явочным порядком» — с опорой на «улицу». Первый сценарий не устроит Запад, второй — Россию.

Впрочем, их вряд ли устроят и «промежуточные» варианты. Например, непризнание судом результатов второго тура и назначение нового голосования (вариант, устраивающий Ющенко). Или же пролонгация второго срока Кучмы — по примеру Владислава Ардзинбы в Абхазии (вариант, устраивающий Януковича).

При этом позиция Владимира Путина, который сначала открыто поддержал Януковича, а затем дважды демонстративно поздравил его с победой (на момент сдачи номера кроме него это сделали только президенты Белоруссии, Узбекистана и Киргизстана), выглядит проигрышной. В отличие от российского президента лидеры западных держав открыто Ющенко не поддерживали и теперь имеют гораздо большую свободу для маневра. Понятно, что интерес Запада к Украине не ограничивается только защитой демократических ценностей. Однако с самим тезисом, что выборы должны быть честными, спорить очень трудно. Равно как и доказать, что второй тур украинских выборов прошел без подтасовок с обеих сторон, тем более что их никто особенно не скрывал.

В этих условиях Москва стоит перед, очевидно, не самой приятной альтернативой. Либо сдать (и в который раз!) позиции и согласиться на западный сценарий урегулирования кризиса (в прошлый раз мы это проходили в Тбилиси: тогда наверняка придется посылать к Януковичу главу Совбеза Игоря Иванова, который уговорит того уйти «по-хорошему»). Либо добиваться «нелегитимного» с точки зрения Запада укрепления у власти своего кандидата.

В этом случае Янукович превратится в этакий украинский вариант Александра Лукашенко. С невыездным президентом братской республики гораздо сподручнее отделять «мух от котлет». Любой другой сценарий неизбежно приведет к прозападному дрейфу братской республики. Даже если оппозиционер Ющенко договорится с президентом Януковичем: в этом случае масштабы уступок «западникам» могут оказаться столь внушительными, что для Москвы Янукович станет «хуже Ющенко».

Запад же наверняка поспешит оказать демократической Украине всемерную поддержку. Резко активизировалась Варшава, давно претендовавшая на роль куратора Украины по пути ее интеграции в Европу. В роли посредника выступает лично президент Квасьневский.

Однако что бы ни говорили вслух в Москве, для России сближение Украины с ЕС и НАТО — недопустимо и болезненно. Всякий ее шаг навстречу Западной Европе в глазах и российской элиты, и большей части обывателей будет восприниматься как проявление недружественной Москве «бандеровщины».

Опасное сближение позиций

Может показаться, что вариант с нелегитимным в глазах Европы и США Януковичем дает Москве реальный шанс в краткосрочной перспективе не допустить дальнейшего дрейфа Киева в сторону Запада.

Однако успех и этого сценария по меньшей мере сомнителен. Осуществить резкий разворот Украины на Восток или на Запад не сможет ни один из кандидатов. Ведь в отличие от России на Украине реально существует система сдержек и противовесов — политических (мощная и системная оппозиция, сильная Рада, в состав которой входит сразу несколько влиятельных фракций), территориальных (по линии запад—восток) и, наконец, клановых. То есть кто бы ни стал президентом, ему в любом случае придется искать баланс между интересами запада и востока Украины, социалистами и либералами, «львовскими» и «донецкими» и так далее.

В противном случае ему придется довольствоваться ролью «президента Печерских холмов» — места, где находится администрация президента Украины. Такой президент вряд ли устроит Россию. Хотя бы потому, что в перспективе он не сможет обеспечить реальную целостность страны, ее управляемость, а значит, и лояльность. В этом смысле Украина — не Белоруссия.

Кроме того, Запад может и не переварить еще одного Лукашенко — и тогда поддержка нелегитимного лидера Украины, вполне вероятно, поставит под вопрос членство самого Путина в клубе лидеров ведущих мировых держав, которым он пока еще дорожит.

Окончательно ссориться с Западом Россия, судя по всему, и не готова. И поэтому, с одной стороны, Путин фактически ставит под сомнение порядочность и неангажированность европейских наблюдателей на выборах. А пару дней спустя как ни в чем не бывало участвует в саммите Россия—ЕС (хотя саммит этот всей украинской ситуацией был безнадежно испорчен). И уверяет Запад в том, что готов работать с любым законно избранным президентом Украины.

Похоже, у России нет внятных, опирающихся на рациональный анализ, ответов на вопрос «что делать?», чтобы без потери лица и утраты влияния выйти из создавшейся, в том числе и благодаря ее собственным усилиям, тупиковой ситуации. Есть эмоции, массовые предрассудки (мол, Украина по-прежнему наша!), стереотипы сознания. А ответов — не было и нет.

ДМИТРИЙ МИНДИЧ, ВЛАДИМИР РУДАКОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK