Наверх
15 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Крайний справа"

Кремль инициировал «реструктуризацию» правых сил, чтобы президент и его команда, проводя жесткую либеральную реформу, не выглядели крайними в глазах населения. Чтобы справа от Кремля был кто-то еще более радикальный, принимающий на себя упреки в «антинародности» нового этапа экономических преобразований.«Демвыбор» без выбора

На состоявшемся в минувшую субботу учредительном-объединительном съезде Союза правых сил главной фигурой выглядел Борис Немцов, лидер думской фракции СПС. Именно с его подачи девять правых движений, входивших в союз (наиболее известные: «Новая сила» Кириенко и «Общее дело» Хакамады) самораспустились, не сопротивляясь,— чтобы заново слиться в СПС уже в виде полноценной политической партии.
Незаметный «Голос России», приняв решение о самоликвидации в Смоленске, даже устроил легкий фуршет, на котором, как говорят, один из активистов движения пошутил, предложив выпить, не чокаясь, как бы намекая на слова из известной песни Высоцкого, мол, «что мы, отдав концы, не умираем насовсем».
И даже ожидавшаяся буйная агония гайдаровского «Демвыбора России» не случилась: против самороспуска выступили лишь двое известных выборосов — Сергей Юшенков и Сергей Ковалев, однако их мнение никак не повлияло на исход голосования.
Таким образом, некогда мощная политическая структура, возглавляемая первым российским реформатором, и.о. премьера ельцинской поры Егором Гайдаром и имевшая в первой Думе собственную фракцию, предпочла в лишние споры не вступать и, не видя иного выхода, расслабилась, хотя и без всякого удовольствия.
Однако объявленное самоубийство «Демвыбора» все же всколыхнуло правых. Для них стало откровением, что их главный идеолог Анатолий Чубайс все-таки «сдал» Гайдара — зная о личной дружбе Анатолия Борисовича с Егором Тимуровичем, общественность этого никак не ожидала. Тем не менее именно накануне объявленной правительством реструктуризации РАО «ЕЭС России» по Чубайсу главный приватизатор наотрез отказал гайдаровцам в их просьбе заморозить нынешнюю ситуацию, сохранив в обновленном СПС всех пятерых сопредседателей (Немцов, Хакамада, Гайдар, Чубайс и приостановивший членство в СПС Кириенко), и тем самым обойтись без поста единоличного председателя политсовета.
Депутат Думы Сергей Юшенков по этому поводу сказал «Профилю»: «Какими бы мотивами Чубайс ни руководствовался, настаивая, чтобы в СПС был единый председатель политсовета и чтобы этим председателем стал Немцов,— со стороны это все равно выглядит как «сдача» Гайдара».
Так или иначе, Чубайс в деле «реструктуризации» правых сил поставил именно на Немцова — и не беда, что кандидатура последнего не устраивала гайдаровцев из-за присущего Немцову вождизма (например, Юшенков жалуется, что Немцов изобрел кодекс политической ответственности, где зафиксировано строгое подчинение членов союза вышестоящим начальникам — это, кстати, вполне в духе Чубайса). Но, в конце концов, Чубайс не свою волю выполнял: упорядочение правого фланга российской политики — одна из новомодных идей Кремля, при этом не секрет, что властям в последние годы Немцов был куда ближе, чем тот же Гайдар. Пусть даже упомянутая близость и была похожа на качели.
Об истории этой близости вообще и с Чубайсом в частности стоит напомнить.
Ельцинские шутки

Отношения Немцова с президентом Ельциным поначалу вообще были дружескими. На российском политическом Олимпе Борис Ефимович обозначился еще во время первых съездов народных депутатов РСФСР, а вскоре после августовского путча 1991 года Ельцин назначил 31-летнего Немцова главой Нижегородской обладминистрации. Правда, произошло это не без помощи Сергея Шахрая.
Собеседник «Профиля» в президентской администрации рассказывает: «Шахрай попенял Ельцину, что после августа Борис Николаевич, сняв больше половины недружественных ему начальников областей, не назначил новых, и показал список — какие области остались без руководства. Когда дошли до Нижнего Новгорода, Ельцин признался Шахраю, что он там ни разу не был и никого не знает. Шахрай и подсказал президенту кандидатуру Немцова. Ельцин тогда вызвал Немцова и сказал: «Я, конечно, могу тебя назначить в Нижний, но ты парень молодой, ничего не знаешь, а у вас там в Сарове бомбы атомные делают, подводные лодки, самолеты на заводе «Сокол». Давай я тебя назначу с испытательным сроком на два месяца, а потом приеду и проверю, как ты работаешь. Если не справишься — сниму».
Говорят, что 9 января 1992 года чуть не стало для Немцова «кровавым воскресеньем» — именно в тот день, через неделю после либерализации цен, российский президент приехал в Нижний с проверкой, но снял не Немцова, а директора Молокоторга Докукина. Ельцин зашел в один из центральных гастрономов и, увидев толпу, возмущенную взлетевшими ценами (сливочное масло вместо 3 рублей 50 копеек стоило 208 рублей за килограмм), спросил Немцова: «Кто установил цены?» Немцов якобы отшутился, сказав, что это сделал сам Борис Николаевич, подписав указ о либерализации торговли, где первым пунктом шел отпуск цен. Но то ли чтобы успокоить толпу, то ли для собственного успокоения Ельцин по старой партийной традиции попросил назвать фамилию «стрелочника» — на сей раз им оказался начальник Молокоторга. Услышав фамилию и найдя, таким образом, козла отпущения в лице Докукина, Ельцин приказал снизить цены. Быстро принесли новые ценники — цена на злополучное масло опустилась до 180 рублей, но, как говорят, ровно на четыре часа.
Кстати, неприятный инцидент произошел и во время президентского «налета» на столовую ГАЗа, где к приезду высокого гостя все было вылизано и отмыто. Однако рвение заводского начальства чуть не вышло боком — к Ельцину протиснулся мужик в засаленной робе с торчащей из сапога вилкой и сказал, что президента дурят: «Борис Николаевич, все это блеф, они вам голову морочат, тут два дня назад мухи летали и все было загажено».
На этот раз никаких оргвыводов Ельцин делать не стал, а быстро поставив поднос на стол и вышел вон. Зато несчастного Докукина президент не забыл и, прилетев в Москву, позвонил Немцову проверить, выполнено ли его указание. Указание Немцов выполнил.
Естественно, Борису Ефимовичу, как любому политику, часто приходилось выбирать между соображениями нравственности и целесообразностью. Об одном своем поступке, по утверждению людей из немцовского окружения, он жалеет и поныне — это когда, будучи губернатором, уволил мэра Нижнего Новгорода Дмитрия Беднякова. Этот Бедняков, говорят, был неплохим мэром, но очень уж «самоходным»: он заявил, что налоги в областной бюджет платить не будет. Тогда Немцов без приглашения отправился в златоглавую и, просидев в приемной Ельцина двое суток, добился отстранения Беднякова от должности. Это было недемократично, к тому же в городе шли выборы и Бедняков не только в них участвовал, но вполне мог стать победителем.
Второй приезд Ельцина в Нижний тоже принес немало головной боли нижегородскому губернатору. В 1994 году Борис Николаевич, путешествуя с семьей по Волге на теплоходе «Россия», причалил в Нижнем Новгороде. Играя с Немцовым в теннис, президент пошутил, сказав, что наконец-то выросла смена и ему пора уходить в отставку — мол, следующим президентом будет Немцов. После столь нестандартного заявления Ельцина высокие московские чиновники, вовсе не разделявшие президентскую точку зрения касательно Немцова, постарались перекрыть губернатору Нижнего кислород. И если до этого благодаря исключительному умению выбивать из федерального центра инвестиции Немцов добился в области больших успехов (было восстановлено 150 церквей, построено 3000 километров дорог и 120 мостов, газифицировано 100 тысяч домов, восстановлена Нижегородская ярмарка, открыт международный аэропорт, где приземлялись Маргарет Тэтчер, Джон Мэйджер и французский премьер Ален Жупе), то после ельцинской шутки инвестиционные проекты в Нижнем стали закрываться.
Дорогое яичко к Татьяниному дню

Чуть позже охлаждение наметилось непосредственно между Немцовым и Ельциным. Это случилось, когда нижегородский губернатор собрал миллион подписей против войны в Чечне. Собеседник «Профиля» на Старой площади рассказывает: «Немцов показал Ельцину папку с собранными подписями. После чего в президентский кабинет пришли бывший главный охранник президента Александр Коржаков и глава президентской администрации Николай Егоров. Кто-то из них заявил, что Немцов провокатор, и молодого губернатора «отрезали» от Кремля почти на полгода. Ельцин вспомнил о нем лишь за месяц до президентских выборов 1996 года, сам позвонил Немцову и предложил вместе слетать в Чечню.
Третий высокий визит московских гостей в Нижний, правда, уже не Ельцина, а президентской дочки Татьяны Дьяченко, состоялся в марте 1997 года. Рассказывают, что 14 марта вечером Дьяченко приехала к Немцову на двух «мерседесах» и долго беседовала с ним в частной гостинице. Она и предложила ему оставить губернаторство и переехать в Москву первым вице-премьером правительства. Немцову с его тогдашней популярностью в Нижнем и всероссийским рейтингом 55% переезжать в столицу совсем не хотелось, но Татьяна Борисовна привела железный аргумент — она просто сказала, что отец всегда помогал Немцову и теперь, когда Борис Николаевич после перенесенный операции серьезно болен, Немцов должен помочь ему, опираясь на упомянутый высокий рейтинг. Короче говоря, в Москве не хватало популярной в народе фигуры, которая должна была бы уравновесить конструкцию Черномырдин—Чубайс.
Немцов согласился, но, похоже, все-таки плохо представлял себе, куда и зачем едет. К Немцову тогда был близок его друг Валерий Аникин, позже погибший а автомобильной катастрофе. Рассказывает один из друзей Аникина: «Немцов и Аникин тщательно готовились к визиту Дьяченко и решили сделать ей подарок — яичко Фаберже, в котором через вмонтированное маленькое окошечко было видно миниатюрное письмо Татьяны Онегину. Стоил этот подарок огромных денег, заплатил за него Аникин, который занимался автомобильным бизнесом. После беседы с Дьяченко Немцов и Аникин торжественно поднялись и сказали, что хотят сделать ей подарок от нижегородского бизнеса. Татьяна Борисовна почти безразлично посмотрела на дорогую игрушку и небрежно положила ее в сумку. Проводив высокую гостью, Немцов сказал: «Аникин, мы совершенно по-другому смотрим на мир».
Похоже, в Москве то яичко сыграло с Немцовым злую шутку. Говорят же: «Курочка в гнезде, а яичница на сковороде».
Рассказывает собеседник «Профиля», работавший при Немцове в правительстве РФ: «Немцову из Кремля все время предлагали отречься от другого первого вице-премьера — Чубайса, то есть вести публичную политику таким образом, чтобы у Чубайса рейтинг выше одного процента не поднимался. Для этого и для того, чтобы повысить свой рейтинг, Немцову предлагалось сказать, что хотя он с Чубайсом работает в одном правительстве, но чубайсовские залоговые аукционы — это бандитский капитализм, а он, Немцов, пришел, чтобы установить честную рыночную экономику. Немцов отказался, хотя, если бы он преподносил себя именно так: что вот он такой белый и пушистый, а Чубайс — дьявол,— это выводило бы его на пост премьер-министра вместо Черномырдина. Но Немцов говорил, что оттенять людей, с которыми он работает, не будет. На что ему якобы отвечали: ну ты и дурак».
Так или иначе, сближение с Чубайсом в единой команде молодых реформаторов оказалось для новоиспеченного первого вице политическим самоубийством. И если в начале все складывалось неплохо (в стране в очередной раз наметился кое-какой экономический рост), то предложенная Немцовым жилищно-коммунальная реформа стала первым звонком к тому, что Борис Ефимович вот-вот вылетит из правительственного гнезда: его рейтинг стал падать. Вторым и смертельным сигналом в карьере Немцова явилась война с «олигархами». Говорят, в этой войне Немцова и Чубайса не поддержала не только Дьяченко, но и сам президент.
Собеседник из «олигархических» кругов вспоминает: «Татьяна сказала Немцову и Чубайсу, что они абсолютно неправильно себя ведут, не хотят договариваться с крупным бизнесом, а потому защитить их она не сможет». Так и произошло. Заявление Немцова о том, что он выкинет «олигархов» из Кремля, обернулось тем, что из власти выкинули сначала Чубайса, а потом, после августа-98, и самого Немцова.
Между прочим, Ельцин тогда не думал увольнять Немцова. Президент хотел сдержать слово — в 1997 году, приглашая молодого губернатора в Москву, он пообещал ему два года в правительстве. Собеседник в Белом доме: «После августа 1998 года Ельцин указом снял премьера Кириенко, но позвонил Немцову и сказал, что тот к кризису не имеет никакого отношения, а потому будет работать до 2000 года. Немцов из солидарности с Кириенко отказался, и после того, как первый вице написал заявление об уходе, президент его подмахнул. При этом назначил Немцова своим советником по местному самоуправлению на общественных началах, отдав ему кабинет на Ильинке, в который в свое время самого Ельцина «сослал» Горбачев. Ельцин сказал тогда, что это символично».
«Правые» запчасти

Похоже, первый президент, сам прошедший через многочисленные взлеты и падения, тогда не ошибся. Оказавшись почти в небытии, осенью 1998 года Немцов создал беспрецедентно нахальную партию в Интернете под названием «Россия молодая». И хотя партия была исключительно виртуальной, это не помешало Немцову попасть вместе с Союзом правых сил в Госдуму, а после ухода Сергея Кириенко в «президентскую вертикаль» занять место руководителя думской фракции СПС. Во всяком случае, один из гайдаровцев, попросивший не называть его фамилию, сказал: «Вместо того чтобы пересаживать, как прежде, начальство с «вольво» на «Волги», Немцов сейчас занимает вполне конструктивную позицию по реорганизации СПС без идеологических закидонов. У него появился прагматичный подход к стоящим перед ним задачам, и он делает то, что предлагалось в конце 1994 года Гайдару — ориентироваться не на идеологию, а на избирателя. Если же учесть, что нынешний финансовый и аппаратный двигатель СПС Чубайс не собирается уходить из РАО «ЕЭС России», то в политическом плане Немцов уже готовый лидер».
А лидер нужен, как уже было сказано, для «реструктуризации» правых сил в интересах путинского либерального экономического курса. Дело в том, что этот курс нуждается не только в гладком прохождении тех или иных законопроектов через Думу (для этого там хоть и с трудом, но налаживается большинство из «Единства», «Народного депутата» и «Отечества»), но и в своеобразном прикрытии справа — чтобы президент, задумавший жесткое экономическое сжатие населения, не выглядел в глазах того же населения главным супостатом. Нужно, чтобы был кто-то открыто радикальный, откровенно «антинародный», чтобы президент, сберегая рейтинг, мог оставаться как бы над схваткой. Как это было, например, в случае с реструктуризацией РАО «ЕЭС России». Хотя здесь и прошел почти в точности жестко-либеральный план, предложенный Чубайсом, однако президент ознакомился и с более «социальным» вариантом Госсовета, объявив перед телекамерами, что истина лежит где-то посередине. Между тем откуда простому жителю знать, где в этом деле находится середина. Главное — Путин в глазах жителей не пошел на поводу у Чубайса, который еще с ельцинских времен во всем виноват.
Размытое состояние, в котором пребывают сегодня правые, не устраивает Кремль еще и потому, что на предстоящих думских выборах даже нарисовать им пятипроцентный барьер для прохождения в нижнюю палату будет весьма проблематично. А российские либералы — это не только витрина для Запада, деньги которого (хотим мы того или нет) все равно нам понадобятся, но и инициаторы почти всех кремлевских начинаний с 1991 года.
Добавим, что единая правая партия нужна и самим «родителям» современного правого движения. Так, Сергей Кириенко, покидая пост лидера СПС ради должности президентского полпреда в Поволжье, место за собой в союзе все же застолбил, лишь временно приостановив свое членство. То же касается и главного идеолога движения Анатолия Чубайса. Если ему вновь придется упасть с верхушки власти, он может вполне мягко спланировать в родное детище, в число кормильцев которого в последнее время, как говорят, вошли кроме РАО ЕЭС еще «Альфа» Фридмана, ЮКОС Ходорковского и «Северсталь» Мордашова. Понятно, что такие люди кормить без пользы для себя никого не станут: необходимость лоббирования интересов крупного бизнеса во власти еще никто не отменял.
Таким образом, совпадение вышеперечисленных интересов и надобностий и привело к возникшей необходимости собрать разбросанные по стране «правые» запчасти в единую машину.

ИНЕССА СЛАВУТИНСКАЯ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK