Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Крайний вице-премьер"

Когда премьер-министр Сергей Степашин рассказывал по ТВ о назначении Михаила Задорнова «вторым» первым вице-премьером, то по лицу главы кабинета было видно, что его вот-вот стошнит.Кто-то другой

В свое время Евгений Примаков, сделавшись премьер-министром, при обсуждении кандидатуры Михаила Задорнова на пост главы Минфина позволил себе бестактность: назвал Задорнова бухгалтером, а не министром. Прошло восемь месяцев, и трудно не согласиться с комментарием депутата Думы от «Яблока» Алексея Арбатова касательно назначения Задорнова первым вице-премьером в правительстве Сергея Степашина: «Где сейчас Примаков и где Задорнов?»
Тем более что из-за Задорнова, а точнее, из-за занятой им после очередной кремлевской махинации должности «второго» первого вице-премьера разгорелся нешуточный скандал. Можно предположить, что именно из-за этого президент прервал свой отпуск и срочно вернулся в Москву из Сочи, не докупавшись и не дозагорав.
Кое-что в возне вокруг структуры нового правительства (быть или не быть двум первым замам при премьере) оказалось внове даже для видавших виды кремлевских придворных. Небывалый случай в российской дворцовой политике: первый вице-премьер Николай Аксененко, по сути, тайком, без личного приглашения президента, приехал в Сочи и тихо протиснулся к Ельцину, благо глава президентской администрации Александр Волошин — человек друга президентской семьи Бориса Березовского, а следовательно, свой человек. Столь рискованный шаг — и все ради того, чтобы не делиться полномочиями. Ни с главой думского бюджетного комитета Александром Жуковым, которого тащил в первые вице-премьеры сам Сергей Степашин, ни с кем-то другим. Аксененко своего добился. А «кем-то другим» оказался Михаил Задорнов.
Комментирует председатель думского комитета по геополитике от ЛДПР Алексей Митрофанов: «Это была боевая ничья. Первоначально жестко предлагался вариант одного первого вице-премьера, чтобы Министерство финансов подчинялось Аксененко. Премьер же, естественно, хотел уравновесить ситуацию и предложил еще одного первого вице — Александра Жукова. Но Жукова слишком не хотела президентская сторона: он высоко котируется в Думе. Задорнов же человек ничейный, а когда группировки не могут договориться, то они берут такого нейтрала».
Волос в ложке

По слухам, после назначения премьером Сергея Степашина его сторонники в окружении Анатолия Чубайса праздновали победу и планировали, кого и на какой пост в кабинете назначить. Кандидатура Александра Жукова была для них ключевой: надо было отобрать у подконтрольного Борису Березовскому Аксененко макроэкономику, финансы и естественные монополии.
Депутат Думы от «Яблока» Алексей Арбатов: «Но люди из ближайшего президентского окружения не хотели этого: им удобнее, чтобы основным оставался Аксененко, фигура вполне ими контролируемая, и потому они воспрепятствовали назначению самостоятельного экономиста и политика Жукова первым вице-премьером по финансово-экономическому блоку».
Схватка разгорелась нешуточная. В бой вступили запевала президентского хора Борис Березовский и его компаньон, шеф «Сибнефти» Роман Абрамович. Именно они придумали блиц-поездку Николая Аксененко в Сочи в то время, когда с президентом «консультировался» по составу кабинета сам премьер.
Дело выгорело — Степашин со своим Жуковым оказался побоку. Но, чтобы совсем уж не вывалять в грязи нашего «Пиночета», отчаянно твердившего по ТВ, что первых замов у него должно быть два, сошлись на нейтральной фигуре — Михаиле Задорнове.
После чего случилось и вовсе невиданное. Выйдя к журналистам, Степашин сказал политическую гадость, которой его, по конфиденциальным данным «Профиля», научили во время «консультации» с президентом. Мол, «главным» первым вице-премьером в его кабинете будет Николай Аксененко, а Михаил Задорнов станет тоже первым вице, но при этом как бы «вторым».
Такая ситуация в Белом доме уже была: работали при Викторе Черномырдине два неравнозначных первых зама — Анатолий Чубайс и Борис Немцов. При этом все знали и понимали, кто из них «главный», а кто — «второй». Но, чтобы во всеуслышание, да еще устами премьера объявлять об этом — такого детсадовского позора тогда не догадались учинить.
Унижен оказался Михаил Задорнов, но еще больше унизили, заставив повторить перед телекамерами выученную пакость, Сергея Степашина.
Все это очень походило на гашековскую историю из «Бравого солдата Швейка», когда у одного денщика спросили: «Если тебе твой начальник прикажет съесть ложку дерьма — съешь?» Тот ответил: «Да, но я очень брезглив и боюсь, что если там попадется волос, то меня стошнит». Степашину как раз попался волос, и когда его показывали по ТВ летящим из Сочи, то по лицу премьера было видно, что его вот-вот стошнит.
Зачем президентское окружение прилюдно унизило Степашина? Особенно если учесть, что Степашина призвали на премьерство как силовика, чтобы он, если что, беспрекословно защитил интересы президентской семьи? И после этого с чисто обкомовским фанфаронством взяли и выставили в непотребном виде.
Теперь можно с еще большей долей вероятности предположить: Сергей Степашин как силовик Кремлю не нужен, у них теперь министр внутренних дел — свой человек, а именно человек Березовского Владимир Рушайло. А значит, Степашин пробудет премьером недолго, так как ельцинские «ближние» будут работать против него точно так же, как работали против Примакова. Вопрос лишь в том, сколько еще ложек проглотит Степашин.
Еле выживший Задорнов

Что до Михаила Задорнова, то знающие его люди отзываются о нем как о человеке приятном во всех отношениях.
Алексей Арбатов, партийный товарищ Задорнова по «Яблоку», рассказывает: «Задорнов исключительно приятный человек. Он прост, в нем нет никакой фанаберии, никакой важности, он очень естественен. С ним приятно иметь дело. Во время избирательной кампании в Думу в 1995 году Задорнов шел от Камчатки, и я тоже был там. Мы с ним бывали во многих аудиториях. Помню, как, выступая в одной из них, Миша сказал: «Я должен вас огорчить. Я хоть и Михаил Задорнов, но не тот, кого вы ждете». Ведь когда объявляли Михаила Задорнова, многие думали, что это приехал известный сатирик, и шли посмеяться. А однажды там же, на Камчатке, мы с ним встречались с пограничниками, а потом командующий пограничным округом повез нас на горячие источники. Купались мы в воде под сорок градусов, а вокруг лежал двухметровый снег. Там было все замечательно, только пить приходилось много, чтобы не обидеть людей. Помню, когда мы уже думали, что наши удовольствия и наши испытания закончились, мы оделись и сели в машину — но командующий потребовал, чтобы мы пересели в его автомобиль. И внезапно его шофер достал еще две бутылки из багажника. Миша тогда посмотрел на меня и сказал: «Я, наверное, не выживу». Но тем не менее мы выжили, и некоторые из нас даже довольно успешно».
Действительно, Михаил Задорнов оказался успешным человеком. Распределение больших денег и контроль над расходами — а это одна из основных функций Минфина — делают кресло министра финансов очень неустойчивым. А Задорнов ведает российскими финансами уже ровно полтора года, в четвертом подряд правительстве, чего до него никому не удавалось. Он оказался нужен и Виктору Черномырдину, и Сергею Кириенко, и Евгению Примакову, хоть последний и назвал его бухгалтером.
И сколько бы ни было отведено премьерского срока Сергею Степашину, Задорнов понадобится и ему. Для нового премьера Задорнов — это прежде всего гарантия, что достигнутые ранее договоренности с международными финансовыми организациями будут выполняться, а финансовый курс нового кабинета не претерпит серьезных изменений. А значит, Россия может рассчитывать не кредиты, без которых ей грозит суверенный дефолт — попросту говоря, арест российского имущества и банковских счетов за рубежом.
Михаил Задорнов — это шанс для прохождения через Думу очередного госбюджета. Ведь сейчас, после ареста в сентябре прошлого года первого замминистра финансов Владимира Петрова, в Минфине и правительстве в целом фактически нет людей, умеющих разработать грамотный бюджет и протолкнуть его через Думу. Задорнов, напомним, будучи в прошлом председателем думского бюджетного комитета, принял аж три годовых бюджета.
А без бюджета Степашин Ельцину не нужен. Кремлю необходимо во всеоружии встретить выборы — парламентские в нынешнем декабре и президентские в июне будущего года. А значит, нужны деньги для регулярных выплат бюджетникам, пенсионерам и военным. Перед прошлыми выборами деньги для этого брали из пирамиды ГКО и у западных кредиторов. ГКО умерли, кредиты же зависят от того, насколько приглянется Западу экономический курс кабинета Степашина. А экономический курс — это и есть бюджет.
Еще Задорнов известен как человек, сумевший сломить сопротивление больших и малых «олигархов» и лоббистов всех мастей в борьбе за контроль над бюджетом.
Собеседник «Профиля» в Минфине рассказывает: «Он все делает постепенно, без рывков, но как упорный будьдозер. Задорнов весь прошлый год посвятил выстраиванию системы Федерального казначейства, чтобы прохождение бюджетных денег поддавалось контролю — когда это делалось через уполномоченные банки, значительная часть средств разворовывалась. Я знаю, какое сильное давление на него оказывалось, чтобы казначейство подбирало под себя деньги помедленнее. Ничего из этого давления не вышло. Сейчас 80% бюджета проходит через казначейство. Остались Министерство обороны и ГТК. Но Задорнов и их дожмет».
С Березовским не забалуешь

Другое дело, удастся ли Михаилу Задорнову проявить свои замечательные умения в нынешних условиях. Ведь три предыдущих кабинета работали в иных, не побоимся сказать, исторических условиях. Черномырдин занимался глобальными вещами: делил постсоветскую собственность. Кириенко пытался привить гниющей экономике ростки «истинного либерализма». Примаков в те же язвы всовывал «истинный социализм».
Сейчас об экономике и близко речи нет: у Кремля на это не осталось времени.
Собеседник «Профиля» в президентской администрации излагает наиболее вероятный кремлевский сценарий дальнейшего развития событий:
«В Кремле вся надежда на то, что Борис Ельцин физически протянет еще год-полтора. Если протянет, то этот год для страны будет годом безвременья, годом, лишенным всякого смысла. Будут разворовываться остатки денег и собственности. Продолжатся мучения с Межвалютфондом. Если не будет получаться нейтрализовать левых конституционным путем, например на думских выборах, то возможен силовой разгон красной думской оппозиции. А может, и раньше с Думой разберутся, поставив премьером Виктора Черномырдина. Власть-то уходит, а значит, за оставшееся время нужно заделать еще больше денег и передать эту власть своим людям, чтобы потом чужие за ноги не подвесили».
Ну и как при таких надобностях высшего политического руководства первый вице-премьер Задорнов, работая к тому же под «главным» Аксененко, которому, по его словам, до всего есть дело, станет беречь государственную копейку, а тем более биться с парой Березовский — Аксененко за влияние на естественные монополии — «Газпром» или «ЕЭС России»?
С Березовским не забалуешь. Вот Алексей Митрофанов говорит, что Березовский во всем этом театре не кто иной, как режиссер. Ну а если Березовский режиссер, то чистый Станиславский. Если даже играть, как ему надо, он все равно скажет: «Не верю!»

ИВАН ТЕЛЕГИН

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK