Наверх
21 октября 2021
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Кремлевская Бор-машина"

От одного путинского взгляда в 439 километрах к востоку от Кремля мрут региональные чиновники. От второго — цветут лотосы. Таков итог шести месяцев, прошедших со дня последней «прямой линии» с президентом России Владимиром Путиным.Бор

Путин общался с народом 25 октября, и полугодовой юбилей корреспонденты «Профиля» отправились встречать по самому мрачному адресу его «уложений» — в поволжскую столицу ганджубаса, грязных опиатов и легкой смерти город Бор.

Про Бор, который стоит на левом берегу Волги напротив Нижнего Новгорода, который завален шприцами, где живут стеклодувы, наркозависимые, цыгане и милиционеры, Путин решил спросить себя сам. Потому что обратного адреса не было — e-mail на «прямую линию» пришел с анонимного портала. Автор явно знает, что такое СОРМ-1 и СОРМ-2. Вот текст письма: «У нас в городе Бор постоянно продают наркотики, все об этом знают, наш город прославился на всю Нижегородскую область своими наркоторговцами. Что делать, если милиция с ними заодно?»

За те несколько минут, пока президент объяснял, что именно делать, сотня толстых и тонких, потных и матовых, трухлявых и оптимистичных мужчин Приволжского федерального округа схватила себя за носы. Истеблишмент Борского района прикидывал, кого принести в жертву первым. Но никто не ожидал, что в обычной кадровой рокировке поле короля вдруг займет женщина с косой.

В поезде Москва—Нижний Новгород в купе CВ от острой сердечной недостаточности во сне умер генерал-лейтенант Владимир Макаров. С 2003 года Макаров возглавлял управление Федеральной службы России по контролю за оборотом наркотиков по Приволжскому федеральному округу. Плохо себя чувствует и прокурор Борского района Николай Ульмов — он уже подал в отставку. В суде Борского района рассматривается дело в отношении следователя следственного отдела при УВД района. Следователь, фамилия которого не разглашается, обвиняется в прокладывании «психотропных каналов» в Бор. Далее — освобожден от должности начальник управления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков по Нижегородской области Валерий Сажин. Координировать все процессы предложили генерал-лейтенанту Владимиру Макарову. Но и он быстро умер.

— Его вызвали «на ковер» в Москву, ему промывали мозги, из него хотели сделать козла отпущения, — рассказал «Профилю» лично его знавший заместитель главного редактора местной газеты «Новое дело» Вадим Андрюхин. — Формально его пригласили на ведомственную коллегию, посвященную подведению итогов работы за год. Но попутно «нагрузили» так, что сердце не выдержало. Суть претензий — коррупция в Бору перестала быть делом города Бор. Такие «итоги работы за год» были охарактеризованы как «диверсия, дезориентация в политическом поле и глупость одновременно».

Однако другие «инсайдеры» веселого места Бор рассказали нам, что Владимир Макаров представлял собой крайне странный психотип. Немотивированная агрессия, иногда признаки аутизма. В Бору он прославился тем, что открыл стрельбу из боевого пистолета по журналистам прямо на улице в полдень. Журналисты хотели получить комментарий. Стрелял он им в ноги. Макаров палил не только в двуногих: всегда с нетерпением ждал — вместе со спаниелем Анчаром — открытия весеннего охотничьего сезона.

Луч

Все эти кадровые и сердечные страсти вокруг Бора кажутся особо бессмысленными: пока мужчины снимают друг друга с должностей, наркоторговля тихо переехала в соседний поселок. Называется он Луч.

О нем все говорят полушепотом, выкатив глаза. «По сравнению с Лучом Бор — это богобоязненная община. В Луч вы не ходите — не надо. Там трупы лежат на улицах и во дворах, а цыганские дети в любого «белого» из-за забора швыряют навозом и свежими фекалиями» — такую «рецензию» мы получили от таксиста. Несомненно, поселок Луч — это место, куда следует немедленно проложить туристские тропы. Дорога, уходящая в небытие, разделена на три сектора:

курдский (визуально пристойный, кое-где асфальт, тишина, курды);

цыганский (костер во дворе, свежая краска, голые дети);

русский (перегной, конец всех путей, глина, телега, отрешенная пара в пустом гараже).

Через 7 минут выясняются расценки. 200 рублей — чек героина. Молодая улыбающаяся девушка говорит нам, что, когда поступает новая партия, появляются и трупы. Мне нравится ее улыбка — комендантши Бухенвальда Эльзы Кох.

— А с «медленным» всегда так: ты привык к одной дозе, но в новой партии кристаллы могут иметь другую концентрацию. Бодяжишь обычное количество, а оказывается, что это «ядерный» стаф. И все — отъезжаешь.

Девушка охотно показала место, где обнаружили последний труп, — 15-летний наркоман из Бора главный поступок в жизни совершил в навозной тележке. Это в «русском» секторе Луча. Также нам сообщили о корректировке ассортимента. Сегодня Бор специализируется на анаше, гашише, маке и «черном». Луч — это героин, кокаин, химический героин.

Курды в Луче медленно вытесняют цыган. Цыгане боятся курдов. После путинской «прямой линии» цыгане постепенно уезжают из Бора. Это общая тенденция. Но наркотиков от этого меньше не становится.

— Наркоманы только сатанеют, — говорит дед Петруша, владелец тележки, в которой обнаружили тело пятнадцатилетнего капитана опиумных атлантик. — Это ладно, что он так сдох, а то ходят с гвоздодерами последнее время. Взламывают замки, обчищают дома. И меня стукнули гвоздодером по голове.

Дед говорит, что это их дело — как закончить свои дни. Сейчас он озабочен вопросом, почему власти не вывозят мусор с единственной улицы Луча. Дед Петруша тоже хочет чистоты.

Видимость порядка

После того как Путин обратил внимание на Бор, крепкие наркохозяйственники переместились в Луч. А в Бору между тем установился маниакально-параноидальный порядок. Это ordnung, это субботник в Освенциме, это похоже на маевку в Дахау — со стиснутыми челюстями, тремором, абстинентным сдавленным чихом. Кровавые шприцы мы видели — прямо на рыночной площади. Но всего в количестве 10 штук, так что это как бы не считается. Люди ходят выбритыми, как подмышки их землячки, топ-модели Натальи Водяновой. Но натянуты как струна. У продуктового магазина к корреспондентам «Профиля» подскочил мужчина в спортивном костюме: «Валите отсюда, уезжайте скорее, пока целы». Как объект наркоинституций федерального значения, Бор утюжит сознание и его добропорядочных граждан. Мы видели, как из здания администрации на улице Ленина, 97 выходят окрыленные борьбой с наркотиками неучтенные существа. Они все это время сидели в затхлых бойницах управлений по координации деятельности культуры, по делам молодежи, по спорту. Вот из столовой вылезают уже работники управления народного образования администрации Борского района. Эти люди полны креатива. Все они с папками. В папках — планы по выходу из кризиса.

Бурная деятельность

Они предсказуемы, эти планы. Но поэтому не лишены очарования имбецильности. На прошлой неделе для наркозависимых устроили «Зарницу». Участвовали наркоманы и алкоголики до 25 лет. В финал вышли одни алкоголики. Финал назывался серьезно: «Борская школа безопасности — «Зарница». По мнению организаторов, только «Зарница» и может воспитать в наркоманах чувство патриотизма.

— Да ну, ничего такого там не было, — рассказывает нам очевидец «Зарницы» Илья. — Там была просто жесть. Пока спецназ Госнаркоконтроля на юных алкоголиках отрабатывал актуальные приемы рукопашного боя, сектор «торчков» под предлогом ориентации на пересеченной местности и «охоты на лис» ушел в лес и сварил там «винт».

Самое любопытное, что все хотят осваивать деньги. С 25 октября по 31 декабря прошлого года они уже освоили 80 млн. рублей. В этом году на борьбу с наркоманией бюджет Нижегородской области дает Бору все 100 млн. И это только открытые источники.

Для того чтобы не нарушать высшую гармонию, в Бору можно являть себя миру или алкоголиком, или наркозависимым, или... осьминогом. Здесь завершили свою эволюционную ветвь даже «быки» — потому что философия «быка» предполагает некоторое сопротивление, хотя бы жертв в виде панков или растаманов.

А сопротивляющихся нет. Несогласных — тем более.

На нас двигается большой человек. Представляется «международным перевозчиком Владимиром Крупкиным». Международный перевозчик Крупкин говорит, что «Путин — атасный мужик»...

— Давно пора эту мразь выгнать из города. Я имею в виду евреев.

Бесконечность Путина, его сансара в том, что его каждый понимает по-своему. У каждого есть свой маленький Путин, с которым гражданин Российской Федерации разговаривает, советуется, кормит его круассаном и укладывает спать.

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
21.10.2021
20.10.2021