Наверх
10 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "КРЕСТЬЯНСКИЕ ХИТРОСТИ"

Дыра в казне не пугает правительство: оно уверено, что плохие времена так и не настанут. А потому менять бюджетную политику не собирается.    Ответственные за экономический блок высокие чиновные лица и сам председатель правительства открыто говорят о крупных финансовых проблемах, в том числе о прогнозируемом на ближайшие годы огромном дефиците бюджета. Руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич комментирует «Профилю»: «Мы сталкиваемся с опасностью вернуться в годы, предшествовавшие кризисному августу 1998-го, когда дефицит бюджета ежегодно составлял 7-8% ВВП. В этом году он превысит 8% внутреннего валового продукта, в будущем — 7,5%. Эта тенденция может превратиться в хроническую и очень серьезную проблему».
   Официально Кремль назначил приоритетными социальные статьи расходов. Означает ли это, что денег на стимулирование экономического роста у государства не будет? «Необходимость выбора между социальными статьями и инвестированием в развитие экономики не надумана», — утверждает Евсей Гурвич. В таком случае правилен ли выбор правительства? Что для нас госбюджет: большой пирог, который надо успеть съесть сегодня, или возможность лучше питаться завтра?
   При ограниченности ресурсов правительство может выбирать между увеличением финансирования и снижением других несоциальных статей, считает глава Экономической экспертной группы. Увеличить финансирование можно за счет заимствований на внешних и внутреннем рынках. Правительство уже объявило об определенных планах на этот счет. «Я думаю, заявленные цифры заимствований являются достаточными для решения бюджетных задач, но надо иметь в виду, что этот путь ведет к снижению активности частного бизнеса, поскольку у него снижаются инвестиционные возможности. Дело в том, что обширная госпрограмма заимствований фактически заберет все доступные финансовые ресурсы, а то, что останется, резко подорожает и будет выдаваться по завышенным ставкам», — заключает Евсей Гурвич. Снижение несоциальных расходов также означает снижение инвестиций, поскольку неприкосновенность других статей, как правило, гарантирована различными законодательными актами. «Секвестр инвестиций сам по себе плох для роста экономики, к тому же во время кризиса не очень хорошо менять структуру бюджета», — говорит близкий к правительству эксперт.
   «В ситуации, когда нужно жестко выбирать между социальными статьями расходов и инвестициями в стимулирование экономики, я считаю надо однозначно выбирать последнее», — считает главный экономист Альфа-банка Наталья Орлова. Главный экономист Deutsche UFG Ярослав Лисоволик считает иначе: «Выбирая между социальными и инвестиционными статьями, я бы не задумываясь порезал инвестиции».
   Как видим, вопрос не прост. Ответ еще загадочнее. Чтобы сделать осознанный выбор между социалкой и инвестициями, попробуем понять: за счет чего может расти в будущем году отечественная экономика?
   «Драйверами роста в будущем году могут быть только внешние факторы: улучшение конъюнктуры на основные экспортные товары и рост притока капитала либо прекращение оттока. Внутренних источников развития экономики не видно. Реструктуризация компаний проходит слишком медленно в сравнении с масштабом проблем. Банковский сектор также не в состоянии быстро очистить балансы от плохих долгов и потому не в состоянии возобновить кредитование», — говорит Гурвич.
   Старая, докризисная модель стимулирования экономического роста базировалась на росте потребительских расходов населения и буме розничного кредитования, говорит Наталья Орлова. Сегодня розничное кредитование стимулировать экономический рост никак не может. А вот поддержание расходной части на высоком уровне может простимулировать экономику и в будущем году. Но это зависит от того, куда население направит получаемые из бюджета деньги, в том числе по социальным статьям. В условиях оживления мировой экономики потребители могут направить имеющиеся ресурсы на личное потребление. В этом случае правительство может попытаться отчасти оседлать старую схему стимулирования экономики. Ведь новую надо создавать с нуля. «А для этого нужно значительное время, огромные деньги, которых нет, и четкий план, которого, как я вижу, у властей тоже пока нет. Поэтому в будущем году в дополнение к стимулированию расходов потребителями можно также оставить инвестиции государства в госкорпорации и направить деньги в инфраструктурные проекты. Эти проекты нужны России сами по себе — независимо от кризиса, но сейчас могли бы успешно подтолкнуть национальную экономику к выходу из него», — заключает эксперт.
   Ярослав Лисоволик полагает, что в будущем году будет происходить некоторый подъем мировой экономики. Поэтому в России будут одновременно работать три источника экономического роста: снижение остроты социальных проблем вызовет рост расходов домохозяйств; дополнительный приток дадут растущие поступления от дорожающих на внешнем рынке энергоносителей и металлургической продукции, а также инвестиционная деятельность на фоне снижающейся инфляции. Под инвестиционной деятельностью в первую очередь аналитик имеет в виду строительную отрасль, которая, несомненно, начнет оживать в будущем году. Прогноз Лисоволика по инфляции: 10-11% на конец этого года и 9,5-10% по итогам 2010 года.
   В предкризисное время более половины роста ВВП обеспечивалось растущими потребительскими расходами домохозяйств. На сегодня какой-то весомой альтернативы этому источнику роста не создано. «Так что социальные расходы остаются и главными инвестициями в экономический рост», — говорит Лисоволик.
   Строго говоря, проблема выбора, может, и не встанет перед правительством. Тут есть свои «крестьянские хитрости». В реальности бюджет стал дефицитным только во втором квартале, и этот дефицит не очень значителен, говорит Наталья Орлова. Конечно, более половины расходов федерального бюджета должно быть сделано во втором полугодии. Однако, учитывая существующую конъюнктуру цен на экспортные товары, не стоит ждать таких больших цифр дефицита, которые заложены на бумаге. То есть на самом деле пока нет необходимости в драматическом урезании каких-либо статей расходов, в том числе инвестиций на стимулирование экономического роста.
   Можно утверждать, что правительство намерено воспроизвести эту же схему и в будущем году. Оно может себе это позволить, поскольку полагает, что в реальности у него будут деньги, будут доходы, благодаря которым не нужно ничего урезать. «Утверждение о социальной ориентированности является нормальным для политиков и традиционным при принятии каждого бюджета. В реальности структура бюджетных расходов в будущем году, на мой взгляд, поменяется незначительно», — считает главный экономист Альфа-банка.
   Ярослав Лисоволик солидарен с этой позицией. Бюджет будущего года сверстан, исходя из средней цены на нефть $55 за баррель. Сегодня стоимость основного экспортного товара не опускается ниже $70 за баррель. Это означает, что дефицит бюджета-2010 в реальности будет намного меньше, чем прописанная в проекте цифра. Начавшийся во втором квартале рост экономик Франции и Германии — по 0,3% — укрепляет прогноз на рост мировой экономики, и это приведет к подорожанию энергоносителей и металлов. Так что в целом бюджет в исполнении будет похож на бюджет этого года — в действительности дефицит окажется совсем невелик. Поэтому резать инвестиционные статьи не придется. «Я считаю, таков на самом деле базовый сценарий предложенного правительством проекта бюджета-2010», — резюмирует эксперт. Ларчик открывается просто.

   Если нефть будет дешевой: как приучить экономику к длительному безденежью?
   ЕВСЕЙ ГУРВИЧ, руководитель Экономической экспертной группы:
   В 2009-м, первом году кризиса, правительство уже увеличило расходы. Но мы не можем долго поддерживать высокие расходы при низких доходах. К низким доходам нужно адаптироваться. Нужно снижать неэффективные субсидии, вроде поддержки АвтоВАЗа. Также необходимо повысить эффективность социальной политики, сделать ее более адресной, порезав часть дотаций, достающихся не самым бедным людям. Эти меры дадут эффект быстро. На средне- и долгосрочную перспективу необходимо повысить эффективность госсектора: перевести на страховые принципы здравоохранение, перевести на конкурсную основу, систему грантов научные исследования. Эта модель оптимальна.
   Более слабая, инерционная модель адаптации к низким доходам предполагает равномерное сокращение всех статей бюджета. И наконец, самая слабая та, которую выбрало наше правительство, — резкое увеличение расходов на пенсионную систему, что требует значительно сократить остальные статьи бюджета.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK