Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Кризис — не батька"

Как живется белорусам в разгар большого экономического кризиса и почему они не собираются митинговать и бастовать?   В декабре прошлого года, в самый канун президентских выборов, белорусские власти значительно подняли заработную плату. Как и обещал народу Александр Лукашенко, средняя зарплата в стране выросла до $500. Международный валютный фонд тогда сразу предупредил, что это политически мотивированное решение скоро аукнется стране. Но мало кто думал, что так скоро… «Белорусское чудо», державшееся на относительно низких заработках и льготных ценах на российские энергоресурсы, рухнуло в одночасье. Кризис вызвал у многих жителей республики самый настоящий шок. Братьям-белорусам при-шлось пережить то, что россияне пережили в самом начале 90-х годов, сразу после распада СССР. Страна переживает самый серьезный экономический и политический кризис за годы независимости. Как жить и не спиться, когда ценники меняются каждый день? Когда зарплата тает прямо на глазах? Ответы на эти вопросы искал и продолжает искать каждый день собственный корреспондент «Профиля» в Минске Александр Гаврилюк.
   
ЧУДЕС НЕ БЫВАЕТ  
По данным Национального статистического комитета Белоруссии, с января по август объемы продажи водки в республике увеличились на 15%, а всех ликероводочных изделий — на 37%. Алкоголь — один из способов, с помощью которого белорусы переживают масштабный экономический кризис. Они пьют, ворча у себя на кухнях и обсуждая, что творится кругом, — прежде всего рост цен, которые с начала года поднялись на 65% и вот-вот догонят российские при гораздо меньших зарплатах. Как тут не выпить? Тем более что каждый визит в магазин — это стресс. Ассортимент на прилавках сузился, однако директорам магазинов пригрозили штрафами и даже увольнением за пустые полки, а потому их заставляют как и чем только могут. Все, как в позднюю перестройку, — огромные стопки банок с маринованными огурцами, круп, чая. Вроде бы много всего, а купить толком нечего. Да и, главное, не на что. Белорусский рубль с весны по настоящее время обесценился в 2,5 раза. Теперь все сплошь миллионеры. Белорусы печально пересчитывают теперь свои доходы по реальному рыночному курсу. Средняя зарплата после некоторых индексаций в связи с инфляцией составляет $250, пенсии — чуть более ста.
   
ТЫ МНЕ — Я ТЕБЕ  
Кризис мгновенно возродил не только товарный ажиотаж, но и забытую, казалось, профессию подпольных валютных менял. Нынешний черный рынок уже не похож на толкучку советских времен, когда торговля шла где-то в подворотнях. В Минске он работает на современной, электронной, основе. С апреля самым популярным сайтом страны остается первый и пока единственный в мире виртуальный интернет-обменник — сайт prokopovi.ch (Петр Прокопович — глава Нацбанка Белоруссии. — «Профиль»), о котором написала даже The Wall Street Journal. На него заходят все, кому нужно обменять валюту. Почти полгода в банках сделать этого было нельзя: валюты не было. Но спрос, как известно, рождает предложение.
   Сайт работает просто. Есть разделы «покупка» и «продажа», туда народ размещает объявления о желаемой сумме операции, курсе и свои контакты. Нашедшие друг друга через интернет-обменник продавец и покупатель к назначенному времени приходят в одно и то же отделение банка. Один сдает валюту по официальному курсу, второй ее тут же покупает, а разница между официальным и договорным курсами покрывается сверху тут же наличкой. Конечно, иногда просто меняют с рук, но в отделении банка нет риска нарваться на поддельные купюры. И хотя валюта в свободном доступе в банках появилась уже месяц назад, когда Национальный банк отпустил курс в свободное плавание, интернет-обменник все равно популярен.
   
РЫНОЧНЫЕ ОТНОШЕНИЯ 
 Вспомните 90-е. Самое их начало. По всей России открываются вещевые рынки. Народ идет в торговлю. В столице лотками заставляют «Лужники» и спорткомплекс «Олимпийский». Одни покупают — другие продают. Но как быть, если покупать вдруг не на что? Белорусам остается только продавать соседям. И если раньше они ездили в российский Смоленск покупать товары, то теперь, когда их рубль резко подешевел против нашего, они мечтают хоть что-то продать. Каждое утро по маршруту Минск-Смоленск отправляются тысячи белорусских челноков. Они встают ни свет ни заря, чтобы к 6 часам утра успеть на рынки в Смоленске, где в это время есть шанс сбыть свое добро оптовикам.
   Ольга Борисова приезжает в Смоленск каждый день начиная с апреля. Торгует колбасами минского мясокомбината и молочными продуктами. «Грянул кризис, доллары пропали, а на мне валютный кредит висит, вот я и стала челноком, — объясняет она, — продам колбасу за российские, поменяю на доллары, домой — и в новый рейс. До границы далековато, ехать недешево, но все равно выгодно. Точнее, было выгодно. От безденежья сюда все потянулись. В торговле теперь не протолкнуться — всюду конкуренты-соотечественники. Цены упали — демпинг!»
   На россиянах держится и бизнес автоперегонщика Сергея из Минска: «До повышения у нас ввозных пошлин до российского уровня от россиян вообще отбоя не было. Причем они практически не торговались, и благодаря им цены держались достаточно высокими. Для белорусов, честно говоря, они высоковаты, а для россиян это дешево. И сейчас так. Машины гнать стало не так выгодно, однако есть варианты. Дело в том, что растаможку берут все еще в евро по официальному курсу Нацбанка, вот благодаря разнице с рыночным курсом заниматься этим пока имеет смысл».
   Официальный курс — это примерно 5 тыс. белорусских рублей за один доллар. А рыночный, у менял, вот уже несколько недель прыгает вокруг 8 тыс. «На этой разнице и играем», — говорит Сергей.
   
«ОВОЩНЫЕ»  
В условиях кризиса основная поведенческая реакция белорусов — адаптация. Народ занят выживанием. Сначала скупили все бытовые приборы. Теперь приобретают про запас крупы и консервы и совсем не верят словам про скорый выход из кризиса. Хотя власти, по имиджу которых кризис ударил очень больно, изо всех сил пытаются понравиться народу и исправить положение. Все бюджетники — а это примерно каждый третий житель страны — получают «овощные» — материальную помощь на закупку овощей по указу президента. 500 тыс. рублей ($60 по рыночному курсу) помощи хрустят и пахнут: государство запустило печатный станок. Однако народ такие инфляционные риски, естественно, мало волнуют. В почтовых, банковских отделениях — очереди.
   «Вы знаете, мне политика и экономическая теория до лампочки, — рассуждает в беседе с корреспондентом «Профиля» житель одного из спальных районов Минска Павел. — Все мы прекрасно понимаем, что все скоро рухнет! У нас уже кредитов вроде бы на $30 млрд. Отдавать надо, а Лукашенко новые берет. А потом будет наши заводы России продавать, как будто они только его. Но сейчас одна забота, банальная: надо запасаться на зиму. И эта помощь очень кстати».
   А вот жителям сельской местности матпомощь на картошку и капусту не нужна, но это отнюдь не лишние деньги. «Это более чем половина моей зарплаты в колхозе. Овощи, фрукты у нас свои, — рассказывает Марина, одна из торговок на трассе Минск-Москва. — Поэтому на эти 500 тыс. я покупаю доллары. Мне они не нужны, а сын учится в Минске, снимает квартиру вместе с однокурсниками, и хозяйка их плату берет только валютой. Тьфу-тьфу, наладилось все сейчас с этими долларами и евро. Так что проблем особых нет. Но это нам повезло. Муж у меня с зимы в Россию на шабашку поехал под Москву. Зарплата по сравнению с нашими высокая и в валюте. Ой, я много среди знакомых знаю, кто в России работает или собирается. Особенно строителей. Правда, страшно там — что-то взрывается постоянно, бандюки, но что поделаешь?!» — говорит Марина и разводит руками.
   Она и сама не замечает, но в этом ее движении отражается отношение всех белорусов к кризису. Не желая идти на конфликт с властью, они не протестуют и не устраивают массовых акций. Молчаливые митинги по средам, на тех что молчат и аплодируют, совсем не многолюдны. Они были популярны в июне, однако постепенно гражданская активность сошла на нет. Возобновление акций осенью успеха не принесло — по всей стране протестуют таким флешмобовским способом несколько сотен человек.
   Руководитель Белорусского конгресса демократических профсоюзов Александр Ярошук рассказал «Профилю», что его организация проводит мониторинг социально-экономической ситуации на многих предприятиях — например, нефтехимии, металлопереработки, энергетики. «Недовольство, естественно, есть, однако едва ли оно трансформируется в какие-то волнения», — говорит Ярошук.
   Бывший министр труда Белоруссии, ныне социолог Александр Соснов говорит, что подтолкнуть народ к волнениям может лишь дальнейшее падение уровня жизни. «Лукашенко воспринимается главным виновником кризиса. Таков результат авторитаризма. Везде он, он и он, — говорит Соснов. — Следовательно, когда плохо, — виноват тоже он. Думаю, его рейтинг стремительно падает и составляет сегодня чуть более 20%».
   Сейчас, по мнению эксперта, народ молчит в силу того, что «полицейская охранка контролирует все и вся и таков менталитет белорусов». «Триста лет белорусов били. Белорусы привыкли сидеть на бульбе. Вот когда бульбы не будет…, — комментирует ситуацию социолог. — Но режим в Белоруссии кормит Россия. Персонально Лукашенко ее не устраивает, однако сам режим — выгоден».
   {PAGE}
СТРАНА — ОЛИГАРХАМ  
Впрочем, даже если кризис не приведет к политическим катаклизмам, он может серьезно изменить социальную модель Белоруссии. Как отмечает известный белорусский политолог Юрий Дракохруст, уже сейчас происходит резкое сокращение социальных программ. «Одна из ключевых причин кризиса — слишком щедрая социальная политика, собственно говоря, кризис показал, что она не по средствам Беларуси даже в среднесрочной перспективе, — говорит Дракохруст. — Многие белорусские эксперты давно говорили о неизбежности трансформации белорусской квазисоциалистической модели в традиционную для постсоветского пространства (Россия, Казахстан, Украина) олигархическую модель с гораздо менее амбициозной социальной политикой».
   По словам Дракохруста, сейчас очевидно, что белорусы — не греки: существенное снижение жизненного уровня не породило протесты. Сводить все к страху репрессий не вполне корректно, это лишь один из факторов. Массовые опасения, как бы от изменений не стало еще хуже, не менее важны.
   Эксперты «Профиля» прогнозируют, что «в этом смысле пресловутый социальный контракт может быть просто перезаключен на новых, худших для населения условиях. Но возможны и иные сценарии. Социологические опросы свидетельствуют о резком падении доверия белорусов к власти во время нынешнего кризиса. И в этом отличие от ситуации, скажем, августа 1998 года, когда кризис, импортированный из России, даже увеличил популярность лидера, укрепил его образ защитника и спасителя. Сейчас же в своих невзгодах белорусы винят в первую очередь именно Батьку.
   

   ШОК — ЭТО ПО-НАШЕМУ
   Граждан, не почувствовавших ухудшения своего материального положения, осталось в Белоруссии менее четверти, свидетельствуют данные последнего летнего соцопроса Независимого института социально-экономических и политических исследований. А вот ухудшение своего материального положения отметили 73,4%, улучшение — 1,6%. Основным механизмом ухудшения служит сегодня не номинальное снижение зарплат и пенсий, а потребительская инфляция. Доля же счастливчиков среди опрошенных, чьи растущие доходы компенсировали рост цен, не превысила статистической погрешности. А треть белорусов назвали свои впечатления от цен шоком.

   

   ВРЕДНЫЕ САЙТЫ
   На минувшей неделе появилась информация о создании «черного списка» из двадцати пяти сайтов, которые запрещено просматривать сотрудникам белорусских госучреждений. В их число вошли оппозиционные издания «Хартия97», «Белорусский партизан», сайт правозащитного центра «Вясна», ЖЖ оппозиционно настроенного блогера Евгения Липковича, а также интернет-обменник prokopovi.ch, на протяжении всего кризиса помогавший белорусам покупать и продавать иностранную валюту.

   

   БЕЛОРУССКАЯ ДОЛЯ
   За полгода, прошедших после президентских выборов, доля верящих в правильность курса, сократилась с 54,2 до 26,1%, рассказали «Профилю» в Независимом институте социально-экономических и политических исследований. На фоне такой динамики в оппозиционной среде возобновились разговоры по поводу грядущих акций протеста. 12% белорусов говорят о том, что готовы участвовать в таких публичных акциях протеста, как митинги и пикеты, 9% — в забастовках, по 4% — в вооруженной борьбе и голодовках. По словам социологов, «протестную активность сдерживает и банальный страх. Неслучайно по числу силовиков на душу населения Белоруссия прочно удерживает лидирующую позицию на европейском континенте». 41% белорусов говорят, что многие в стране боятся выражать свои политические взгляды, 19% — уверены, что все боятся, а 16% — что только немногим страшно.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK