Наверх
25 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Кризис: продолжение следует"

Если мировую экономику не начать лечить хирургическими методами, то ее ждут годы застоя, утверждает Евсей Гурвич.   Мировая экономика, не успевшая оправиться от кризиса 2008 года, вновь испытывает серьезные трудности. Долги Европы и Америки стали темой номер один, и никто не знает, когда все это закончится. Крах доллара и евро не предрекает сегодня только ленивый, но глава Экономической экспертной группы Евсей ГУРВИЧ полагает, что пока альтернативы главным мировым валютам нет. Ни юань, ни рубль не смогут сбросить доллар с финансового олимпа. В то же время он уверен, что без решительного вмешательства в экономику сегодня уже не обойтись. В противном случае нас всех ждет многолетняя рецессия.
   
   — Чем вызван нынешний долговой кризис в Америке и Европе? Почему эти проблемы одновременно накрыли два самых развитых региона мира?
   — На самом деле нынешний кризис — просто следствие предыдущего. Это своего рода вторая серия. Первая серия была вызвана чрезмерной кредитной экспансией. У каждой страны на это накладывается своя история. Кстати, весьма поучительно для нас. Россия тоже стояла перед некоторыми развилками, и теперь, наблюдая за другими странами, мы можем понять, где выбрали правильный путь, а где нет.
   — Какой же путь правильный?
   — Я бы обратился к примеру Исландии. В свое время она дала своим банкам обанкротиться. Это было болезненно, но сейчас страна оздоровилась и начала расти. В тех же странах, которые не решились на радикальные действия, проблемы только начинаются, и пока даже не видно, как их разрешить. Есть и более старый пример — Япония. Там в начале 1990-х тоже были проблемы в банковской системе, и японцы не провели решительной санации банков. В результате десять лет топтались на месте. Это называют «потерянным десятилетием». Очевидно, стремление сохранить все как есть приводит к застою. Опыт показывает, что в экономике хирургическое вмешательство болезненно, но необходимо, если смотреть не в пределах одного года, а в пределах пяти-десяти лет.
   — Можно ли прогнозировать, когда закончится этот тяжелый этап?
   — Быстро точно не получится, поскольку большинство крупных игроков не готово к хирургическим мерам. Это значит, что, даже если удастся избежать масштабного кризиса в Европе, у нас будет десятилетие вялого роста в мировой экономике.
   — Как долговой кризис в США отразился на мировом финансовом рынке? Произошли ли какие-то кардинальные изменения?
   — Я не стал бы говорить о долговом кризисе в США. Пока мы можем говорить только о снижении кредитного рейтинга страны. И это событие, безусловно, повлечет за собой изменение в мышлении, потому что финансовая система всего мира строилась на том, что есть безрисковый актив — облигации американского правительства. От этого краеугольного камня отсчитываются риски и доходность. Теперь финансовый мир потерял привычную почву под ногами и должен учиться жить по-новому, вырабатывая какие-то новые ориентиры. Однако при этом парадоксальная вещь — после снижения рейтинга США все бросились покупать ценные бумаги американского правительства. Это значит, что рынок верит: несмотря ни на что, это самые надежные бумаги. Как только появилась общая неопределенность, все бегут на остров безопасности, коим до сих пор остаются бумаги США.
   — Снижение кредитного рейтинга США наделало много шума. У этого решения будут какие-то реальные последствия, как оно скажется на других экономиках?
   — За снижением стоят серьезные проблемы бюджетного дефицита, однако у США есть время на их разрешение, им вовсе не грозит близкий дефолт. Не меньший вклад в решение S&P внесли острые политические столкновения, когда президентская администрация и Конгресс не могли договориться о новом потолке госдолга. Американцам действительно нужно проводить оздоровление своих государственных финансов, и пока проблема в том, что они не могут прийти к согласию относительно того, как это делать. Снижение рейтинга будет иметь серьезные глобальные последствия. Некоторые институциональные инвесторы имеют формальные ограничения на рейтинг ценных бумаг в своем портфеле, так что наращивать портфель американских облигаций не смогут. Это вызовет удорожание заимствований не только для правительства, но и для частного сектора и замедление роста. В связи с этим большинство аналитиков уже пересмотрели прогнозы роста ВВП по США, снизив их на следующий год на полпункта. Торможение американской экономики неизбежно скажется и на всем мире. Вот, например, «Ренессанс Капитал» подсчитал, что изменение роста экономики США отражается на российской экономике с двукратным усилением. Выходит, из-за пересмотра показателей роста Америки на полпункта экономика России должна замедлиться в следующем году на один пункт.
   — Как вы считаете, мир должен найти альтернативу доллару? Какие здесь есть варианты?
   — Специфика ситуации как раз в том, что особой альтернативы нет. Наиболее надежными сейчас считаются валюты Швейцарии и Австралии. Однако понятно, что их удельный вес в мировой экономике не так велик, соответственно, они не смогут заменить доллар и евро чисто по количественным показателям. К тому же эти страны сами не очень рады, что их валюта начала пользоваться повышенным спросом, ведь в результате она укрепляется, и они теряют конкурентоспособность. Швейцария уже думает, не привязать ли ей ее франк к евро, чтобы не было избыточного укрепления, не имеющего под собой фундаментальных причин. Великобритания и Япония тоже сейчас находятся не в лучшем состоянии. Валюта Китая пока не является свободно конвертируемой… Поэтому очевидных альтернатив доллару и евро нет, от них никуда не деться. В далекой перспективе юань может стать третьей резервной валютой, но китайцы, как мы знаем, все делают медленно и постепенно, поэтому если это и произойдет, то очень не скоро. Это перспектива минимум десяти лет.
   — А рубль не имеет шансов стать резервной валютой?
   — Разве что локальной — в рамках Таможенного союза и Единого экономического пространства. Но это слишком маленькие масштабы: Казахстан, Белоруссия, Таджикистан, Киргизстан все вместе раз в семь меньше российской экономики. Для того чтобы рубль имел более широкий спрос, он должен быть более устойчивым. А нынешние 9% инфляции — это много. Доходность же по российским ценным бумагам сегодня не превышает темпы инфляции. Большая проблема еще и в том, что рубль считается сырьевой валютой, которая остро реагирует на колебания нефтяных цен. Колебания эти высоки и непредсказуемы, поэтому риски, связанные с держанием российских ценных бумаг, велики.
   — Какие вы видите перспективы разрешения европейского кризиса?
   — Здесь есть варианты. Возможна ограниченная и управляемая реструктуризация. Скажем, Греция проводит реструктуризацию, при которой реальная стоимость долга уменьшается на 30%. Грубо говоря, треть долга списывается. Это относительно мягкий сценарий. Но помимо Греции есть Ирландия, Португалия, а еще и Италия с Испанией. Если кризис всерьез затронет и Ирландию, будут уже более серьезные проблемы. Если же возникнут сложности у Италии и Испании, можно ждать серьезных потрясений. Результаты во многом зависят от того, кто согласится нести бремя потерь, ведь понятно, что они уже есть и еще предстоят. Сейчас Европейский Центробанк покупает облигации проблемных стран, но в итоге это происходит за счет европейских налогоплательщиков, которые испытывают в связи с этим недовольство. Все вовлеченные стороны стараются скинуть с себя бремя потерь. И это понятно. Когда еврозона была на подъеме, все выигрывали от объединения, сейчас мы наблюдаем обратную сторону. Вопрос в том, удастся ли им договориться о совместных действиях. Если каждый станет тянуть одеяло на себя, масштаб кризиса будет весьма велик.
{PAGE}
   — Новый руководитель МВФ Кристин Лагард призвала недавно к принудительной рекапитализации европейской банковской системы. Как это технически возможно и будет ли иметь эффект?
   — Думаю, им придется на это пойти. Реструктуризация суверенных долгов неизбежна. В ситуации, когда последствия финансовых проблем коснутся всей Европы, рекапитализация банков нужна, чтобы не случился системный банковский кризис.
   — Как это можно сделать при-нудительно?
   — Центральные банки должны будут повысить требования к достаточности капитала банков. Конечно, не очень хорошо их резко менять, но тем банкам, которые не смогут найти источники пополнения капитала, придется выделить бюджетные деньги.
   — Как вы считаете, Россия стоит особняком от мировых финансовых сложностей?
   — В принципе, мы не очень вовлечены в них. В портфелях наших банков мало ценных бумаг стран еврозоны. Хотя косвенно, конечно, замедление роста Европы, которая является для России важным рынком поставок, на нас отразится. Снижение спроса по-влечет за собой сокращение экспорта, да и цены на нефть в этом случае снизятся. Впрочем, таких последствий, как в 2008 году, вряд ли стоит ожидать.
   — Повлечет ли за собой кризис на Западе активизацию сотрудничества России с такими странами, как Китай?
   — Эти процессы невозможно повернуть в один день. Однако кризис 2008 года показал, что изменения в расстановке сил на мировом рынке произошли. Если в 2007 году доля Китая в мировой экономике составляла 6,3%, то в 2010 году — 9,3%. А согласно прогнозу МВФ к 2016 году их удельный вес достигнет уже 12,4%, то есть вырастет с первого кризиса почти в два раза. Если рост Китая продолжится такими же темпами, естественно, что и в структуре нашего экспорта он будет занимать все большую долю.
   — Влияние Китая в мире тоже усилится?
   — Этот процесс все время идет. Я убежден, переговорная сила страны пропорциональна ее удельному весу в мировой экономике. Переговорная сила Китая также все время растет и будет расти, вне всяких сомнений. Причем не только по отношению к нам, но и по отношению ко всем другим игрокам.
   Показательный пример заключается в том, что уже сейчас китайцы, хотя и являются членами ВТО, все равно позволяют себе вольно обращаться с некоторыми заповедями этой организации. И миру приходится с этим считаться, потому что это очень крупный и очень быстро растущий рынок. При этом доля США в мировой экономике сокращается. В 2007 году они имели 25,2%. В 2010-м — 23,3%. А в 2016 году ожидается 20,8%.
   Так что изменения в расстановке сил на глобальном рынке происходят на наших глазах.
   

   ДОСЬЕ
   Евсей ГУРВИЧ
   Руководитель Экономической экспертной группы — аналитического центра, специализирующегося на проблемах макро-экономической политики и государственных финансов. Окончил факультет управления и прикладной математики МФТИ, работал в НИИ цен и Институте народнохозяйственного прогнозирования РАН. Заместитель председателя Общественного совета при Минфине РФ, член Консультативного совета при председателе Банка России. Руководитель экспертной группы «Бюджетная и денежная политика» по доработке экономической стратегии до 2020 года. Вице-президент Ассоциации независимых центров экономического анализа.

   

   ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО
   Глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу и президент Всемирного банка Роберт Зелик на минувшей неделе выступили с оптимистичными заявлениями по поводу перспектив мировой, американской и европейской экономик. Г-н Зелик заявил, что не верит в повторную рецессию в мировой экономике, хотя признал, что риски это-го существуют. Он не верит и в новую рецессию в США, но считает, что экономическое будущее страны в высшей степени неопределенно. Главный еврокомиссар подчеркнул, что еврозона встречает долговой кризис во всеоружии и готова справиться с ним. «Выживут ли евро и ЕС? Мой ответ ясен и прям: да. Вы можете смело ставить на это деньги, и я гарантирую, что страховка при этом вам не потребуется», — излучал оптимизм Жозе Баррозу.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK