Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Крутой мираж"

Своим взглядом на итоги деятельности бывшего премьера в сфере экономики с «Профилем» поделился Андрей НЕЧАЕВ — в 1992—1993 годах министр экономики РФ, а ныне президент Российской финансовой корпорации.В первые дни после отставки правительства Евгения Примакова итоги его деятельности подводили в основном с политической точки зрения. Что было неизбежно в условиях острого политического кризиса. Однако сейчас уже можно отвлечься от политических симпатий и антипатий и попытаться ответить на два конкретных вопроса.
Первый: решение каких экономических задач отставленный кабинет министров продекларировал, придя к власти?
И второй: как эти декларации были воплощены на практике?
Одна из главных провозглашенных правительством Примакова задач — преодоление банковского кризиса. Паралич первых недель после 17 августа, казалось бы, преодолен. Однако проблема в целом не решена. Большое количество платежей, в том числе налоговых поступлений (по данным ЦБ на конец апреля — около 20 млрд. рублей.— «Профиль»), зависло в банках-банкротах. Кроме того, не решены проблемы так называемых системообразующих банков. Агентство по реструктуризации создано, но тех денег, которые оно получило (на сегодня это 10 млрд. рублей.— «Профиль»), совершенно недостаточно. Опыт стран, сталкивавшихся с аналогичным по масштабу кризисом банковской системы, свидетельствует, что речь должна идти о сотнях миллиардов рублей.
Таким образом, можно констатировать, что данная проблема далека от своего решения.
Следующей из приоритетных своих задач правительство Примакова называло погашение долгов перед бюджетниками и пенсионерами. С формальной точки зрения, ситуация здесь улучшилась. За восемь месяцев работы правительства Примакова задолженность по пенсиям сократилась с 31 млрд. до 16 млрд. рублей. Задолженность по зарплатам — с 17,5 млрд. до 3 млрд. рублей. И сейчас правительство не допускает задержек зарплат и пенсий.
Но проблема в том, что выплаты производятся деньгами, которые дешевле докризисных в три раза. И я даже не имею в виду курс доллара, а говорю об индексе цен. Фактически люди если и получают свои деньги, то без всякой компенсации.
Еще одной из декларированных ушедшим кабинетом министров задач было принятие реалистичного бюджета и в связи с этим выработка подходов к решению проблемы внешнего долга. Здесь не сделано практически ничего. Мы много раз слышали, что остались миллиметры на пути к соглашению с МВФ. Но на преодоление этих миллиметров уже ушли месяцы. На дворе май, а договоренностей с МВФ нет.
Теперь о бюджете. О какой его реалистичности можно говорить, если расходы запланированы на уровне примерно $22 млрд., а доходы без внешних заимствований и эмиссионных источников не намного превышают $13 млрд.?
Теперь еще об одном псевдодостижении. России при Примакове якобы удалось избежать суверенного дефолта при том, что внешние долги не выплачиваются. Получается, что наши кредиторы вроде как сняли свои претензии. Так вот, во-первых, претензии не сняты. Если они еще не приобрели форму судебных исков, это не значит, что до этого дело не дойдет никогда. Во-вторых, выплаты все-таки производятся — по крайней мере, по российским долгам за счет золотовалютных резервов Центробанка. В конце 1998 года было выплачено около $3 млрд., в начале нынешнего — еще около $2 млрд. Так что относительное спокойствие кредиторов достигнуто не благодаря каким-то особым дипломатическим способностям прежнего кабинета, а за счет реальной выплаты денег. Проблема же в том, что денег на дальнейшие выплаты у нас нет.
Теперь об инфляции и курсе доллара, на которых Евгений Примаков особо заострил внимание в прощальном слове на последнем заседании своего уже оставленного правительства. Да, в последние два месяца инфляция приостановлена и доллар не растет. Но ведь скачок курса в течение сентября—декабря был очень велик, с запасом, так сказать. К тому же нынешний курс доллара — это еще и следствие чисто административных мер, когда валюта продается на двух сессиях, импортеры депонируют средства в рублях в объеме сумм контрактов и т.д. Сейчас по требованию МВФ придется от этих мер отказаться. Что, несомненно, повлияет на дальнейшую динамику курса рубля.
В настоящий момент ситуация относительно благополучна, поскольку из-за возросших мировых цен на нефть предложение валюты на внутреннем рынке увеличилось, что благоприятно сказалось на курсе рубля. Правда, при этом выросли внутренние цены на бензин и, естественно, будут расти потребительские цены. Но на курсе рубля это отрицательно не сказывается. Ведь экспортеры 50% своей выручки от вывоза нефти обязаны продавать на валютной бирже, что способствует удержанию рубля на плаву.
Однако нефтяной рынок остается неустойчивым. В частности, урегулирование конфликта на Балканах может вызвать их очередное снижение. Решающим же фактором динамики курса останется урегулирование проблемы с западными кредиторами, поскольку именно от этого будет зависеть тот объем валюты, который придется мобилизовать на внутреннем рынке для уплаты по долгам. Таким образом, относительная стабильность рубля в большей мере есть следствие не зависящих от правительства Примакова причин. При этом чрезмерная зависимость стабильности нашей национальной валюты от внешних обстоятельств не преодолена ни в коей мере.
И наконец, самое главное из того, с чем прежний кабинет пришел к власти,— поддержка отечественных товаропроизводителей.
В этой области не просто не сделано ровным счетом ничего. Напротив, предпринят ряд шагов, препятствующих подъему отечественной промышленности и сельского хозяйства.
Так, было обещано снижение налогов — налоговое бремя только возросло. НДС остался прежним вопреки громогласным заявлениям о его уменьшении, зато появился налог с продаж. В ближайшее время нас, вероятно, ожидает дополнительный рост акцизов и увеличение налогообложения валютной выручки экспортеров сырьевого сектора. Их инвестиционные возможности соответственно упадут.
Была обещана поддержка села — в результате мы имеем гуманитарную помощь и покупку продовольствия на американский кредит у американских же фермеров. Это удар по национальному производителю.
Нет существенных сдвигов и в решении такой насущной проблемы, как поддержка российских экспортеров. Во многих случаях им нужны от правительства даже не деньги, а политическая поддержка. Ни для кого не секрет, что на большинстве западных рынков наши экспортеры подвергаются явной дискриминации. Достаточно вспомнить об антидемпинговых акциях Америки в отношении наших металлургов.
Правительство и Государственная дума готовы рассориться со всем западным миром, включая наших кредиторов, из-за проблем Сербии. Однако их протестующий голос едва слышен, когда речь идет о защите дискриминируемых российских товаропроизводителей.
Но одним из самых больших упущений нынешнего правительства и Думы было то, что они не смогли провести налоговую реформу. Условия для этого были идеальными: рубль и так обрушился, дефицит бюджета и так был огромным, кроме того, в экономику, очевидно, пошли инфляционные доходы. Теперь момент во многом упущен, и когда еще будет такая замечательная возможность!
Промышленность же поднялась вне зависимости от действий правительства, а только благодаря девальвации, в результате которой резко сократился объем конкурирующего импорта. Сейчас этот ресурс роста отечественной промышленности уже практически исчерпан, а мер по его дополнительному стимулированию правительство не предприняло. А если бы эффект от девальвации был подкреплен снижением налогового бремени, четким распределением налогов между бюджетами разного уровня и реструктуризацией предприятий, тогда эффект мог бы быть значительно больше.
Единственное же, за что можно правительство похвалить,— что не наделало того количества глупостей, которого от него ждали: а именно избежало безудержной эмиссии, запрета на покупку валюты населением и прочих «оригинальных» и вполне «красных» мер.

???????????

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK