Наверх
20 октября 2021
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Кто ответит за базар"

Из-за шумихи, поднятой вокруг запрета мигрантам торговать на рынках, в тени осталось другое, более важное событие. 11 апреля 2007 года вступает в силу федеральный закон «О розничных рынках», который фактически их ликвидирует.Последние пять лет доля розничных рынков в России сокращалась, ее отгрызали развивающиеся бешеными темпами магазины-дискаунтеры, гипермаркеты, супермаркеты. При их напоре и амбициях в отношении России иностранных ритейлеров «рынки постепенно потеряли бы большинство своих конкурентных преимуществ и в итоге заняли, как им и подобает, нишевую позицию в тех сегментах, где супермаркетам работать неудобно или невыгодно», — констатирует Агван Микаелян, заместитель генерального директора аудиторско-консалтинговой группы «ФинЭкспертиза». Но тут в экономику встряла политика.

Страну потрясла Кондопога. Опасаясь более масштабного мордобоя, власть решила нанести превентивный удар по рынкам, на которых лиц неславянской национальности куда больше, чем в ресторанах. 5 октября 2006 года Владимир Путин дал поручение премьеру Михаилу Фрадкову навести порядок на рынках, а уже 6 декабря законопроект «О розничных рынках» был принят Думой в первом чтении. 22 декабря прошло третье чтение, а 27 декабря Совет Федерации одобрил скороспелый закон.

Конечно, и правительство, и депутаты отнекиваются от политической подоплеки, презентуя закон под лозунгом защиты потребителей. Правда, потребители о таком законе власть не просили. «Нельзя рассматривать этот закон как повышающий уровень защиты прав потребителей. Закон направлен на ликвидацию факторов раздражения общественного мнения, — убежден Дмитрий Янин, председатель правления и член Высшего координационного совета Международной конфедерации обществ потребителей (КонфОП). — По многим социологическим опросам, рынки с большим числом лиц неславянской национальности рассматриваются как повод для массовых беспорядков. Та скорость, с которой принимался закон, говорит о том, что экономический эффект от его принятия никто не оценивал». Директор департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев добавляет: «Когда присутствует политика, для экономики это не есть большое благо. Поэтому вполне можно было бы обойтись без этого закона».

Обзаведутся крышей

Закон «О розничных рынках» оказался в тени нашумевшего нормативного акта, запрещающего мигрантам торговать на этих самых рынках. Но на самом деле такое «обеление» рынков — только косметический ремонт, а вот закон «О розничных рынках» — ремонт капитальный. Как заявляют его создатели, у него две глобальные цели. Первая — декриминализовать рынки. Сейчас на российских розничных рынках, по данным заместителя председателя комитета Госдумы по бюджету и налогам Игоря Руденского, без всякого контроля со стороны государства оборачивается примерно 1 трлн. рублей. Эксперты полагают, что реальная цифра раза в четыре больше.

«Кому принадлежит рынок — никто не знает, дирекция практически ни за что не отвечает. Только за поддержание правопорядка, нанимая охранные структуры. В законе мы вводим понятие управляющей компании. Это будет юридическое лицо, которому принадлежит рынок. Управляющая компания на конкурсной основе получает доступ к праву торговли, состоит на учете в налоговом органе по месту нахождения рынка, несет ответственность не только за санитарное состояние, но и за качество товаров, которые продавец сбывает на рынке, и за предоставляемые услуги. Управляющая компания обязана оборудовать каждое рабочее место подробной информацией о продавце и товаре. Не так, как сейчас продавцы делают: захотел — справку, часто липовую, показал покупателю, не захотел — не показал», — говорит Елена Панина, заместитель председателя думского комитета по экономической политике, предпринимательству и туризму, руководитель рабочей группы по подготовке закона. В отдаленном будущем все рынки должны стать, как говорится в законе, «капитальными сооружениями». К 1 января 2010 года обзавестись крышей — в прямом смысле этого слова — должны все рынки, кроме сельскохозяйственных, а к 1 января 2012 года капитальные стены придется возвести и сельскохозяйственным.

«Вторая задача — искоренить практику, когда криминальные группировки диктуют цены на рынках, сдерживая нормальное развитие конкуренции. Раньше крестьяне доступа на рынок не имели. Много лет города, особенно крупные, были закрыты для них. Три кордона стояли на подступах, надо было либо платить колоссальные поборы, либо убираться восвояси. Крестьян отучили ездить на рынок. Теперь, по закону, им отдано 50% торговых мест на сельхозрынках, — поясняет Елена Панина. — Конечно, мы понимаем, что не у всех крестьян есть время ездить на рынок и торговать. Поэтому законом предусмотрено как создание специальных сельскохозяйственных рынков, так и возможность для сельхозкооперативов торговать на других рынках. Эти структуры, которые создадут сами крестьяне, и будут заниматься сбытом их продукции. А когда появится возможность сбыта продукции, кооперативы разовьются быстро».
Кооперативное движение Закон вводит действительно принципиальную новацию: сельскохозяйственные кооперативные рынки — рынки, где управляющей организацией является сельхозкооператив. Сельскохозяйственный кооператив — это объединение производителей сельскохозяйственной продукции с целью сообща решать проблемы. Сельхозкооперативы бывают производственными и потребительскими, последние подразделяются на перерабатывающие, сбытовые, обслуживающие, снабженческие, садоводческие, огороднические, животноводческие, кредитные, страховые и т.д. Не менее двух третей членов кооператива должны быть производителями. Каждый член кооператива имеет один голос. Кооперативы первого уровня могут объединяться в кооперативы последующих уровней, вплоть до международных.

Сельхозкооперативы работают во всем мире. В России они существовали еще во времена Столыпина, а современная история сельхозкооперации началась в 1995 году с принятием специального закона. До прошлого года во всей стране, по данным Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР), было около 240 таких организаций. В 2006 году их стало более тысячи.

Закон «О розничных рынках» предлагает создавать сельхозкооперативы, которые будут, по сути, операторами сельскохозяйственных рынков, то есть обеспечивать сбыт произведенной членами кооператива продукции на собственных рынках. Такие рынки в изобилии представлены в Западной Европе. Схемы могут быть разными: кооператив может выделить для своих членов торговые места на собственном рынке, может выкупать у них продукцию, может брать ее на реализацию. Не менее 50% мест на сельхозкооперативном рынке должно быть занято членами сельхозкооператива. При этом даже если сельхозкооператив не в состоянии реализовать всю продукцию фермера на своем рынке, он по замыслу законодателей может заниматься и ее дальнейшей реализацией: на оптовые базы, в торговые сети и т.д.

«Этот закон направлен на то, чтобы вытеснить людей, которые сейчас торгуют на рынке и перекрывают доступ туда производителям посредством установления высокой платы за место, взимания дополнительных платежей, из-за чего фермеру становится невыгодно приезжать на рынок, ему проще на подъезде к городу перепродать свой товар посреднику и уехать обратно», — говорит пожелавший сохранить анонимность представитель Минсельхоза.

«Этот закон — следствие мифов, которые породили СМИ, — также на условиях анонимности рассказывает «Профилю» заместитель директора одного из московских рынков. — Считается почему-то, что производителю трудно попасть на рынок. Да это ложь! У нас всегда были места для производителей. И они пустуют! Фермеру невыгодно приезжать торговать самому: ему надо заниматься своим хозяйством. Если же он приедет, его товар станет попросту «золотым», потому что он должен будет включить в его цену стоимость доставки, оплату пребывания в Москве, зарплату продавца, плату за хранение — расходы, которые у перекупщиков по определению ниже или отсутствуют! Если убрать из существующей цепочки посредников, сельхозтовары вырастут в цене».

В Минсельхозе на такие претензии отвечают, что, даже если фермеры решат торговать на рынке сами, они все равно смогут снизить свои издержки за счет того, что смогут объединяться, нанимать, к примеру, одного продавца для торговли продукцией пяти фермерских хозяйств и т.д. Допустим, это так. Но есть еще одна важная проблема: откуда возьмутся рынки, управлять которыми станут сельхозкооперативы? У всех существующих рынков есть хозяева — и они сделают все возможное, чтобы перерегистрироваться в соответствии с новым законом в качестве управляющей рынком компании.

Остается вариант, что сельхозкооперативы будут обустраивать новые розничные рынки. Но что тогда делать со старыми?

Если такие рынки будут строиться с нуля, потребуются огромные затраты. Эти средства должны обеспечить сами же фермеры: ведь сельхозкооперативы существуют на их средства. Опять же не нужно быть экспертом, чтобы понимать, что размер оборотных средств большинства российских сельхозпроизводителей не позволит делать такие вложения. «Для кооперативов, конечно, нужен стартовый капитал, — говорит председатель совета АККОР Вячеслав Телегин. — Чтобы, например, Москва построила рынок и передала его кооперативу с правом выкупа, как ипотечный кредит». «В рамках нацпроекта по АПК есть программа по субсидированию кредитов, которые привлекаются для строительства рынков. Такие проекты уже существуют — понятно, что они не могут обойтись без поддержки местных властей. Надо развивать инфраструктуру», — соглашается чиновник из Минсельхоза.


5200 рынков действует сегодня в РФ
19% всей внутренней торговли РФ приходится на рынки
60% одежды и обуви россияне покупают на рынках
50% овощей и фруктов россияне покупают на рынках
Источник: данные Минэкономразвития.
Действительно, такие проекты начинают появляться. Так, в Нижнем Новгороде при поддержке местного отделения Минсельхоза создается сельхозкооператив второго уровня с целью строительства рынка. «У нас уже есть протокол, подписанный губернатором области, сейчас мы обратились к мэру Нижнего Новгорода с просьбой выделить нам один из муниципальных рынков города под создание сельскохозяйственного кооперативного рынка, — говорит заведующая сектором маркетинговых услуг Минсельхоза Нижегородской области Светлана Главинская. — Мы попросили льготные условия по оплате земли и аренде помещения. Мы планируем за год построить новый рынок на этом месте. У нас уже есть банки, которые готовы принять участие в этом проекте».

«Посмотрим, что нам предложат, — делится фермер из Арзамаса, глава сельхозкооператива, объединяющего производителей картофеля, Юрий Фролов. — Возможно, будет такая схема: фермер знает, что должен к определенному числу доставить на рынок столько-то тонн продукции. Привез 500 тонн, разгрузил, уехал, на следующий день везет другой. Но тут надо обеспечивать бесперебойные поставки, а это непросто. Думаем вот сейчас, как лучше».

Скороспелый закон

Светлое будущее рынков рисуется правительству и депутатам. Но даже в депутатских рядах есть скептики, уверенные, что только зря бумагу марали. «Закон никакой, он ничего не изменит, в нем не устраняются причины коррупции», — на условиях анонимности говорит один из депутатов. Виктор Семенов, член комитета Госдумы по бюджету и налогам, не столь категоричен. Оценивая закон в целом как положительный, он, правда, отмечает: «Самая слабая сторона закона в том, что он затрагивает лишь верхушку айсберга и не касается глубинных проблем. Например, он не касается реальных хозяев рынков. Что собирается делать государство с реальным хозяином? Если закон заработает и никто не будет мешать его реализации, то мафиозные структуры только относительно уйдут с рынков. Я подчеркиваю — относительно». Игорь Николаев из ФБК согласен с мнением, что смены хозяев рынков не произойдет: «Я не понимаю, что мешает людям, которые сейчас являются владельцами рынков, подать документы на получение разрешения стать управляющей компанией?»

По логике чиновников и депутатов, писавших закон, владеющим сейчас рынками криминальным структурам будет просто невыгодно оставаться в этом бизнесе: придется платить налоги, не будет возможности не пускать на рынок производителя. «Ну прям как дети малые наши законодатели, — ухмыляется директор одного из рынков Подмосковья. — Про налоги я уж молчу, в стране давно отработанные механизмы, освоим быстро, а вот вся эта затея с сельхозкооперативами… Азербайджанцы, в руках которых были все перекупщики в нашем районе, уже решают вопросы, как стать — как бы это сказать помягче? — неформальными лидерами уже имеющихся сельхозкооперативов, и сколачивают новые».

Кроме того, «так как закон принимался очень быстро, в нем много технических неточностей, сам по себе он непроработанный», — считает заместитель председателя комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике Сергей Лисовский.

По мнению партнера московской коллегии адвокатов «ФБК-Право» Петра Достовалова, в законе о рынках, который преподносится как антикоррупционный, есть один неприятный момент. «Там записано, что управляющая компания будет предоставлять торговые места на основе договора о предоставлении торговых мест. Что это за договор, закон не конкретизирует. К нему можно подходить либо как к договору об оказании услуг, либо как к договору аренды. Естественно, предоставление торгового места ближе к договору аренды. Арендаторы по Гражданскому кодексу достаточно защищены. Но администрация рынков всегда настаивала и будет настаивать на договоре о предоставлении услуг, который может быть расторгнут в любой момент. Это, в свою очередь, даст управляющим компаниям возможность помимо официальной платы, которая будет браться в рамках договора о предоставлении услуг, взимать еще плату за лояльность. То есть продавец оказывается совершенно не защищен этим законом от управляющей компании», — считает Достовалов.

Еще одно слабое место закона — сроки. К 11 июня 2007 года все рынки должны быть перерегистрированы и начать новую жизнь. Региональные власти, на которые легла масса забот по реализации закона, действуют вяло. «Мы озабочены, что могут возникнуть перебои с товарами, которые в итоге приведут к скачку цен, чего допустить нельзя», — сознается замминистра экономразвития Андрей Белоусов. И призывает прессу взять вопрос на контроль.
Курс на магазины Кому все это выгодно? Дмитрий Янин из КонфОП уверен: «Закон принят в интересах сетевой торговли, потому что, по сути, сети конкурируют сейчас не между собой, они конкурируют с рынками. И если проанализировать все последние решения: и этот закон, и запрет на торговлю иностранным гражданам, — то фактический рост будет существенным. А это значит, что разницы в ценах на рынке и в магазине не будет. Так что закон, в сущности, ликвидирует рынки».

В МЭРТ, однако, убеждены, что цены на рынках не вырастут. «Конечно, новая структура управления приведет к повышению цен на аренду, росту издержек управляющих компаний. Но если мы все правильно рассчитали, население вообще не должно заметить этого роста расходов», — уверяет Андрей Белоусов.

Что же касается выгод сетевых торговцев, то Белоусов не скрывает, что цель на отдаленную перспективу — полный переход от рынков к магазинам. Законодатели, по словам Елены Паниной, держали в голове ту же мысль: «На вещевых рынках продается много подделок, контрафактной продукции. И торговцы наркотиками, и другие криминальные виды бизнеса обналичивают и легализуют свои доходы на этих рынках. Мы должны ликвидировать точки сбыта всей этой криминальной и поддельной продукции. Поэтому хоть мы эту норму в законе не прописывали, но речь идет о сворачивании вещевых рынков. Курс на то, чтобы все в магазинах продавалось. В магазинах легче проконтролировать продажу поддельной продукции. Однако чтобы не ударить по кошельку людей, нужно развивать магазины, рассчитанные на все слои населения, в первую очередь экономкласса, а также небольшие магазины шаговой доступности, которые, как правило, являются предметом малого бизнеса».

Ритейлеры, ясное дело, обеими руками «за». «Мы оцениваем эту инициативу положительно, — говорит Евгений Колывагин, вице-президент по маркетингу Группы компаний «ДИКСИ». — Если она будет доведена до логического завершения, это позитивно отразится на развитии розничного рынка в целом; высвободившуюся рыночную нишу займут современные формы розничной торговли, ориентированные на массового покупателя». Анатолий Васильев, вице-президент, директор по развитию компании «Торговый Квартал», отмечает, что большинство розничных рынков отличает удачное месторасположение. Места, которые имеют высокий трафик и являются исторически популярными среди покупателей, безусловно, привлекательны для девелоперов торговых центров и ритейлеров. «Часть земель, принадлежащих рынкам, действительно может быть выкуплена федеральными девелоперами. Однако не стоит ожидать массового появления на их месте торгово-развлекательных центров. Дело в том, что доходность рынков существенно выше, чем доходность торгового центра», — говорит Васильев. Но дело-то в том, что с 11 июня доходность рынка и торгового центра, скорее всего, сравняется.

Геннадий Фролов, руководитель дирекции по коммуникациям компании X5 Retail Group N.V., признает: «Мы будем интересоваться любыми объектами, которые начнут освобождаться». «Правда, я не думаю, что рынки исчезнут в массовом порядке. Скорее всего, произойдет перераспределение продукции с точки зрения реализации. Вряд ли на рынке будут теперь реализовываться продукты глубокой переработки. Но если задаться целью очистить рынки от продавцов и вводить закон «топорно», то потребители пострадают, ведь рынки занимают большую долю в структуре розницы в России», — добавляет он.

У современных форм торговли есть бесспорные и очень приятные для покупателя преимущества. Но чем значительнее они становятся, тем жестче диктуют свои условия. «Со стороны сетей и так много перегибов в последнее время. Сейчас в Думе вынашиваются планы, как урезонить амбиции сетевиков, которые диктуют условия вхождения в сети под видом того, что товар не раскручен», — заявляет Виктор Семенов. Дмитрий Янин также усматривает возможное осложнение положения мелких производителей, которым достаточно трудно пробиться в крупные сети. Пока рынки — их основной канал сбыта.

Будем саботировать

Есть надежда, что «топорно» водить закон не будут. Слишком много муниципальных чиновников кормится вокруг рынков. Не секрет, что здания рынков принадлежат, как правило, родственникам глав департаментов потребительского рынка. Глава одного такого департамента в очень южном регионе честно признался: «Будем саботировать». «А если Москва осерчает, — места лишиться не боитесь?» — поинтересовались мы. «Год назад бы забоялись, сейчас нет. Все уже подготовили отступные пути».

Елена Панина предчувствует, что судьба закона не будет легкой. «Когда я вела рабочую группу по его подготовке, я видела, какой шел нажим со всех сторон. И сколько людей в разных «мундирах» были не очень рады такому повороту событий. Нас упрекают в том, что закон принимался в спешке и что в нем есть неточности. Но вот что я на это отвечу: если бы затянули такой закон и не приняли его перед Новым годом, то его бы замурыжили и не дали принять в этой Думе. А в новой Думе — пока что и как... А все потому, что много кормится вокруг рынков разного рода чиновничества, — говорит Панина. — Конечно, будет сопротивление. Особенно в больших городах. Манипуляции будут примерно такие: а вот смотрите — пустые места, нет товара. Будет делаться все для того, чтобы показать, что закон не сработал, что закон ошибочный. В некоторых случаях даже не исключаю, что попытаются спровоцировать недовольство населения. Однако у нас есть опора на руководителей регионов, которые понимают, что надо развивать современную торговлю. И собственные региональные сети будут развиваться, и федеральные сети будут продвигаться дальше по стране, и малый бизнес».

Сами директора рынков уже давно определились, как будут жить в новых условиях. Часть попробует сохранить свои доходы вопреки закону, изыскивая в нем лазейки. Но куда большая часть поступит просто и изящно. Вывески «рынок» заменят вывесками «торговый комплекс», «торгово-выставочный комплекс». И тогда закон «О розничных рынках» им не указ.


Покупаете ли вы что-нибудь на рынках? Нужны ли они вообще?
Антон Комолов, радиоведущий:

— Хожу на рынки, но не часто. Честно сказать, не помню, когда был там последний раз. Я все покупаю в магазинах, в супермаркетах. Но мои родители довольно часто ходят на рынок. Поэтому я считаю, что рынки нужны. Другое дело, что сейчас цены быстро поползли вверх. И если раньше рынки воспринимались как возможность сэкономить, то сейчас это получается далеко не всегда. Качество же продуктов — отдельный вопрос. Я недавно купил печенье в картонной коробочке — так вот внутри, под целлофаном, жили букашечки. От этого никто не застрахован, никто не может гарантировать качество даже в супермаркетах. Но вероятность того, что купленный на рынке продукт будет некачественным, значительно выше.

Ирина Роднина, трехкратная олимпийская чемпионка по фигурному катанию:

— Рынки есть во всех странах мира, а если есть везде, значит, и в России должны быть. Почему нет, если люди туда ходят? Лично я на рынок не хожу, у меня на это и времени-то нет. Я никогда не задумывалась о том, насколько там качественные или некачественные товары. Например, зелень, я уверена, хорошая, и фрукты тоже. Мясо я не ем, поэтому не знаю. Я предпочитаю магазины. Там и чище как-то, комфортнее. Да, пожалуй, удобство — серьезный фактор, почему я хожу именно в магазины.

Дана Борисова, телеведущая:

— Когда я была там последний раз, я покупала сухофрукты. И, откровенно говоря, была разочарована! Качество этих сухофруктов оставляло желать лучшего. К тому же я надеялась, что будет подешевле, чем в супермаркете, но оказалось совсем не так, — непомерно дорого! Зато я была приятно поражена, что почти все продавщицы были русские — румяные, круглолицые женщины. Если говорить о личном удобстве, то рынок — это как раз то, что совсем не удобно. Люди узнают, сообщают соседу, причем во всеуслышание. По этой причине, конечно, рынки для меня неприемлемы. Разве что когда наступит лето, конечно, захочется ягод и фруктов… Но те 2—3 раза, что я была за последний год на рынке, поняла, что там все намного дороже и менее качественно.

Сергей Жуков, солист группы «Руки вверх»:

— Часто я думаю, что рынки — очень хороший вариант для приобретения каких-то вкусных продуктов, обычно овощей. Но в последнее время приход на рынок превращается в какой-то фарс, потому что на нем некоторые товары могут быть намного дороже, чем в самых дорогих супермаркетах. Таким образом, встает вопрос о целесообразности. Что касается качества продуктов, то лично я могу прийти на рынок за чем-то особым. Например, это будет хорошее мясо. Если я за ним пришел и это действительно хорошее мясо, то оно по определению не может быть плохим. Или вкусная зелень. В супермаркетах то же самое часто может оказаться несвежим.

Константин Рыков, интернет-продюсер:

— Я на рынки не хожу. Все необходимое покупаю в супермаркетах. Честно говоря, я внимательно отношусь к качеству продуктов. Это вопрос безопасности. К тому же живу я либо в центре, либо за городом. За городом рынка нет, а в центре, на Цветном бульваре, рынок в каком-то сомнительном состоянии. Плюс, разумеется, вопрос удобства. Вообще, я считаю, рынки нужны, но необходимо поднимать уровень качества продуктов. У нас сейчас в стране большие проблемы с питанием, все знают о генно-модифицированных продуктах. Поэтому нужно уделять огромное внимание тому, что мы покупаем и едим.

Записала Полина Русяева



По букве закона

Про закон №271-ФЗ (он же — «О розничных рынках») на рынках говорят, что это плохо переписанные правила торговли на московских рынках (введены в действие постановлением правительства Москвы №580-ПП). Говорят, в документах совпадают даже многие названия статей. Правда, федеральный закон отчего-то оказался куда более строгим, чем московский.

Например, согласно федеральному закону специализированным рынок может считаться, если доля товаров одного вида на нем не менее 80%. Это значит, что рынки, которые, к примеру, торгуют в основном сельхозпродукцией, чтобы назваться сельскохозяйственными, должны снизить долю промышленных товаров до 20%. При том что широкий ассортимент выгоден всем: привлекает покупателей, да и сами продавцы, работающие по 12 часов в сутки, могут не думать о походе по магазинам и все необходимое купить на соседних прилавках. Во времена СССР торговлю на одной площади товарами разных классов называли встречной. Встречную торговлю создавали специально — выгода ее была очевидна всем. Теперь же, если соотношение, например, сельхозпродукции и промышленных товаров на рынке близко к заявленным в законе 80 : 20, рынок регистрируется как сельскохозяйственный. Если на нем по какой-то причине число торговцев сельхозпродукцией сокращается, а доля торговых мест, где торгуют промышленными товарами, может превысить 20%, рынок вправе закрыть. В московском документе соотношение товаров разных классов было 60 : 40.

Кроме того, в законе перечислена масса требований к документообороту, который должны вести рынки и контролирующие их организации. Так, должны появиться реестр рынков, реестр продавцов рынка, каждому продавцу должны быть выданы карточки продавца. «В сезон свободной торговли ко мне приезжает торговать до 100 человек в день, — жалуется директор рынка. — Чтобы обеспечить всех их карточками продавца, я должен тут 10 человек посадить?»

Другое нововведение закона — требование к организации рабочих мест. Должна быть не только разработана схема размещения торговых мест, но и все они должны быть строго пронумерованы. Получается, что в ситуации, когда значительная доля торговых мест стала пустовать, как сейчас, администрация рынка должна либо срочно регистрировать новый порядок организации, либо оставлять незанятые торговые прилавки. И снова придется перерегистрировать документ, менять нумерацию, когда наступит сезон свободной торговли и на рынок со своими урожаями потянутся индивидуальные предприниматели и фермеры.

Слова авторов закона, утверждающих, что документ позволит вернуть рынки в правовое поле и облегчит крестьянину доступ к рыночному прилавку, а это приведет к снижению цен, администраторов рынков вообще повергают в шок.

«С октября прошлого года в Москве действует постановление, согласно которому мы должны половину торговых мест резервировать для сельхозпроизводителей, — рассказывает директор рынка. — У нас такие места вообще-то были всегда. Как вы думаете, много фермеров приехало к нам за 4 месяца? Ни одного!»

По всей видимости, злополучный закон сильно усложнит жизнь рыночным торговцам и администраторам, но ситуации на рынках кардинально не изменит. Хотя… рынки могут просто закрыть за несоответствие хотя бы одному положению закона. Например, если у рынка нет парковки. Мелочь, казалось бы, а ведь могут и придраться.

Ина Селиванова


Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
20.10.2021