Наверх
22 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Культурный дуэт"

Министр культуры и массовых коммуникаций Александр Соколов многим хорошим в жизни обязан музыке. Например, знакомством со своей женой Ларисой.
Владимир Харченко: Ваш муж, как и положено государственному человеку, родом из Ленинграда. А вы?

Лариса Соколова: Да, мои корни из Петербурга, но я родилась в Белоруссии, мой папа был военным и служил там. Потом родители вернулись в Петербург. Моя сестра и папа живут там и сейчас.

В.Х.: Почему вы занялись музыкой?

Л.С.: У нас в семье любили музыку, но музыкантов не было. Меня отдали в музыкальную школу — тогда, по-моему, почти всех детей учили музыке. Я играла на фортепиано. Занятия в музыкальной школе мне давались очень легко. Потом меня заинтересовало не столько исполнительство, сколько история музыки. Музыкальное училище я уже оканчивала как музыковед. После училища я окончила консерваторию, аспирантуру в Санкт-Петербурге и там же защитилась. После была докторантура.

В.Х.: Преподавали в Петербурге?

Л.С.: Нет, жизнь забросила меня в Самару, и какой-то период времени я жила там. В Самаре началась моя профессиональная карьера. Как только я туда приехала, сразу же стала работать в Институте искусств, а с 28 лет заведовала кафедрой. Но творческой энергии у меня было много, и хотелось попробовать себя в разных сферах. Поэтому вначале я параллельно со своей основной работой писала в местную газету статьи.

В.Х.: Наверное, на музыкальные темы?

Л.С.: Чаще всего — о постановках в Самарском оперном театре, филармонических концертах и приездах именитых гостей. А потом решила попробовать себя на телевидении. Вела передачи, связанные с музыкантами, приезжими и местными.

В.Х.: Как вы познакомились с Александром Сергеевичем?

Л.С.: Это случилось на профессиональной почве, во время моей работы в Самаре. Был такой интересный проект — «Музыкальная академия передвижничества». (Кстати, в 2004 году его организаторы В. Казенин, С. Задирацкий и А. Соколов получили Государственную премию.) На месяц в один из крупных городов высаживался музыкальный десант с лучшими исполнителями, лекторами и педагогами. В городе проходили спектакли, концерты, лекции и мастер-классы. Целый месяц город жил музыкальными впечатлениями. Александр Сергеевич как раз приехал в составе этой «академии», а я, поскольку заведовала кафедрой в Институте искусств, тоже участвовала в организации этого события. После того как «академия» закончилась, творческие контакты остались — в том числе и с Александром Сергеевичем. И очень скоро стало понятно, что мы должны быть вместе. Однако поначалу отношения складывались непросто, поскольку у каждого за плечами была своя жизнь. Но в конце концов мы оказались вместе.

В.Х.: Как Александр Сергеевич ухаживал?

Л.С.: Очень красиво! Он всегда придумывал что-нибудь неожиданное и интересное. Мы очень много ездили по России, и у нас всегда хватало приятных совместных впечатлений. И после женитьбы мы продолжали также ездить по стране. Выбирали недлинные маршруты по Подмосковью или ближайшим областям, поскольку времени всегда мало.

В.Х.: Как он сделал вам предложение?

Л.С.: Мы были в Самаре, и Александр Сергеевич предложил: «Давай обвенчаемся». И мы обвенчались. А после этого я переехала в Москву. В загс пошли уже после венчания.

В.Х.: Свадьбу, наверное, гуляли в Москве?

Л.С.: Да. В очень узком кругу. Были только самые близкие друзья. Получился семейный праздник. Кроме того, тогда у нас в Москве было совсем немного общих друзей. Зато сейчас все по-другому. У нас открытый дом, часто бывают гости.

В.Х.: Как вы обустраивались в Москве?

Л.С.: Начинали фактически с нуля. По своим возможностям мы купили в спальном районе, в Чертанове, маленькую двухкомнатную квартиру и счастливо прожили в ней почти десять лет. А в прошлом году через совет ректоров мэрия разрешила нам купить на льготных условиях другую квартиру — трехкомнатную, на «Войковской». Но мы даже не успели сделать там ремонт: Александра Сергеевича назначили министром, и наша жизнь резко изменилась. Нам предоставили квартиру на Остоженке, а те две мы сдали государству. Правда, и эта квартира государственная.

В.Х.: Как вы узнали о назначении Александра Сергеевича министром?

Л.С.: Мы узнали о возможном назначении, когда собирались вместе лететь в Японию. Александр Сергеевич работал в жюри юношеского Конкурса имени Чайковского. Несмотря на то, что на 90% все было решено еще до нашего отлета, о назначении нам сообщили в Японии. Я хорошо помню, как нас разбудили телефонным звонком (в Японии была ночь) и сказали, что вопрос решен.

В.Х.: Вы, наверное, сразу же вернулись в Москву?

Л.С.: Нет. Все-таки у Александра Сергеевича в Японии были определенные обязательства. Он должен был довести до конца хотя бы первый тур конкурса. Поэтому с разрешения Михаила Ефимовича Фрадкова он еще какое-то время оставался в Японии. И первое свое интервью как министр давал именно там. Через несколько дней он вернулся в Москву и приступил к работе.

В.Х.: Что изменилось с его назначением?

Л.С.: Ритм жизни всей семьи. Раньше мы много ходили в театры, на концерты, в кино. Сейчас тоже ходим, но тогда мы сами выбирали удобное для нас время и место. А сейчас такие посещения часто связаны с необходимостью. Когда есть возможность, всегда стараемся ходить на официальные мероприятия вместе, иначе вообще перестанем видеться. Александр Сергеевич иногда берет меня с собой в поездки по стране или за границу, если есть приглашение. Например, когда ему вручали диплом почетного доктора Лондонского университета, мы ездили вместе. Вдвоем летали и в Швецию по приглашению шведского министра культуры. Но это один-два дня.

В.Х.: А как же вечером, дома?

Л.С.: Вечером мы обязательно вместе ужинаем. Вдвоем или втроем, с Аленой, смотря по тому, во сколько придет Александр Сергеевич. Правда, часто бывает, что он приходит очень поздно, а Алена хитрит: делает вид, что спит, а сама ждет его. И если она еще не успела уснуть, а он пришел, то бежит его встречать. Они очень привязаны друг к другу. У нас есть еще один член семьи — всеобщая любимица кошка Маруся. Маленькая Алена стала называть ее Мотей, и она согласилась.

В.Х.: Почему вы назвали дочку Аленой?

Л.С.: Вообще-то она Елена, в честь мамы Александра Сергеевича. Но дома он зовет ее Аленкой.

В.Х.: Она занимается музыкой?

Л.С.: Пока нет. Уже два года Алена занимается живописью. В мастерской нашего друга профессионального художника Валентина Волкова. Ей очень нравится, и у нее уже есть успехи. Она хорошо чувствует цвет. Также занимается английским, хореографией — традиционный набор. Музыка ожидает ее в самое ближайшее время, пока у нас нет инструмента.

В.Х.: А чем увлекается Александр Сергеевич?

Л.С.: У него разносторонние интересы. Одно из последних сильных увлечений — охота. Возможность выпадает часто, а вот времени не хватает. Ему удается выкраивать всего один-два дня. Поэтому он охотится в основном в Подмосковье.

В.Х.: На кого охотится?

Л.С.: Один из наших близких друзей — охотник, он предлагает ему различные варианты. Это может быть, к примеру, поездка на вальдшнепов, уток. Недавно на два дня они ездили охотиться на лис. Александр Сергеевич подстрелил двух. У нас дома даже есть трофейный хвост.

В.Х.: А ружей у него много?

Л.С.: Три-четыре есть. Все достались ему от деда, Ивана Сергеевича Соколова-Микитова. Он был охотником. И, думаю, любовь к охоте пришла именно от него. Еще он любит возиться с машиной. Может практически все отремонтировать своими руками. Даже когда мы едем на государственной машине, если что-нибудь не в порядке, он слышит и почти всегда определяет, где поломка.

В.Х.: Наверное, министр Соколов сам уже не садится за руль?

Л.С.: По-разному. Он с большим удовольствием водит автомобиль. Все-таки практически с десяти лет за рулем. На официальные встречи или на работу едет с шофером. Но вот к друзьям за город мы ездим сами, без всяких мигалок.

В.Х.: А где у вас дача?

Л.С.: В Карачарово, в Тверской области,— это наше любимое место. Дача перешла к Александру Сергеевичу от его дедушки Ивана Сергеевича. Александру Сергеевичу было два года, когда его мама Елена Ивановна утонула, катаясь на яхте. Он фактически остался на руках дедушки и бабушки, они его и воспитывали. Его отец был молодым человеком, ему нужно было делать карьеру, и он не мог уделять Александру Сергеевичу много времени. Все детство Александра Сергеевича прошло в доме его бабушки и дедушки. Иван Сергеевич и Лидия Ивановна построили на Волге, в Карачарово, дачу — бревенчатый сруб. С самого детства Александр Сергеевич практически каждое лето проводил там. Когда мы поженились, эта традиция продолжилась. Там у нас научилась ходить дочка. Возможно, в Карачарово нет такого комфорта, который имеется в загородных коттеджах, это обычный деревенский бревенчатый дом, но мы любим его. Правда, в этом году мы были в Карачарово всего два раза за лето, удалось вырваться лишь на один-два дня. И после встречи Нового года мы провели там всей семьей несколько дней, отдыхая и радуясь тому, что есть возможность побыть вместе.

В.Х.: Кстати, как Новый год встречаете?

Л.С.: Всегда интересно. Последние восемь лет мы встречаем его за городом, в доме наших друзей, в одной и той же компании. У всех есть дети. И чтобы им было интереснее, мы каждый раз выдумываем неожиданные сюжеты для встречи Нового года. Это может быть карнавал — тогда все наряжаются в костюмы. Или, например, как в этом году: каждая семья придумывала сказку, разыгрывала ее и дарила подарки. В этот раз мы придумали что-то среднее между «Сказкой о царе Салтане» и «Тысячью и одной ночью», нарядились в восточные костюмы, дети были в восторге. А дальше— танцы, выход на улицу, игры в снегу, шампанское на морозе и фейерверки.

Но вообще, времени на отдых становится все меньше. А еще мы любим путешествовать. Не обязательно далеко. Садимся в машину и едем, например в Архангельское, в Алтуфьево, в Митино, в Александровскую слободу. Тема моей докторской диссертации — «Музыка в русской усадьбе», и мы совмещаем приятное с полезным. Легко поднимаемся, легко срываемся, легко едем. А когда удается поехать в Карачарово, там, на природе, Александр Сергеевич жарит шашлык, коптит рыбу — у него это прекрасно получается.

В.Х.: А вы любите готовить?

Л.С.: Да. И мне повезло: Александр Сергеевич непривередлив в еде. К сожалению, мало времени, поэтому я готовлю блюда, которые можно сделать быстро. Но к приему гостей я никогда не заказываю еду в ресторане, как делают многие. Мне кажется, когда салаты приготовлены хозяйкой, они всегда вкуснее.

В.Х.: У Александра Сергеевича есть любимое блюдо?

Л.С.: Он любит мою фирменную жареную свинину. Это не сильно прожаренная отбивная, но не с кровью. А я люблю рыбу, он, кстати, тоже.

В.Х.: Подарки дарите друг другу?

Л.С.: Обязательно. Самый запоминающийся подарок — когда Александр Сергеевич весной приехал из Карачарово и принес нам с Аленой букет сирени. Даже не знаю, где он столько ее собрал. Этот огромный куст тут же заполнил запахом весь дом. А мой главный подарок ему — это дочка. Считаю, сделала ему хороший подарок, потому что она на него очень похожа.

В.Х.: Вы крестили ее?

Л.С.: Да, в возрасте трех месяцев мы крестили Алену в храме Николы в Толмачах в Третьяковской галерее.

В.Х.: Бывает, что вы ссоритесь с Александром Сергеевичем?

Л.С.: Не вспомню случая, чтобы у нас была какая-либо серьезная ссора. Но иногда накапливается усталость, раздражение. Можем резко ответить друг другу, но не более того. Я считаю, для любого человека самое важное — это семья. Та гавань, куда в конце концов приходит корабль. Каждый член семьи должен быть уверен, что эта гавань надежна. Думаю, чтобы построить эту гавань, каждый должен внести свою лепту и потрудиться.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK