Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Курган трудовой славы"

Курганская область — регион по нынешним временам скромный. В областном центре нет приличного ресторана. А развитие бизнеса здесь отстает лет на пять от соседних областей.Принц на горошине

Тридцатичетырехлетний Игорь Потютьков не имеет высшего образования, только среднее специальное, проще говоря — ПТУ. Зато он имеет мебельное производство, которое оценивается сегодня в несколько миллионов долларов.
Учиться где-либо еще Игорь Потютьков не желает — нет необходимости. «Любую экономическую теорию я уже триста раз постиг на практике»,— уверяет он. А то, что глава фирмы не может просклонять сложное числительное, производству мебели не мешает.
После школы Потютьков окончил профессионально-техническое училище в родном Кургане, где выучился на кондитера-кулинара. Дорос до администратора кафе. Собственный бизнес начинал в перестройку, торгуя всем, что только покупалось: автомобилями, джинсами, чаем, водкой, колготками. Он и его друзья первыми в городе организовали реализацию мороженого — настоящего эскимо. Построили павильоны, провели туда электричество, поставили холодильники и продавцов в белых халатах. Для заштатного Кургана это было диво.
А первый, «стартовый капитал» Игорю дала мать. Всю жизнь проработав на заводе, она скопила две тысячи рублей. Отдала сыну, когда он пришел из армии в 1988 году. Сын потратил их за два дня — вложил в дело. Дело было то самое: купить-продать. Больше всего Потютькова раздражает, когда говорят, что ему повезло. Он начинает вспоминать, как в Польше, куда ездил за товаром, спал на вокзале прямо на коробках, сутки напролет проводил в машине. Бесконечные «крыши» настойчиво предлагали платить за охрану. Он не платил ничего, поэтому избивали, грабили, похищали жену с маленьким ребенком. Угрожали расправой, чтобы забрал заявление из милиции. Не забрал, посадил нескольких вымогателей на 7—8 лет.
Первую попытку организовать производство мягкой мебели Игорь Потютьков предпринял в 1992-м. Взял в банке кредит, аккурат накануне «павловского» обвала рубля. Ссуду кое-как вернул, но производство пришлось отложить. Снова покупал-продавал, копил деньги. В октябре 1994 года он отправился в Италию как представитель курганской мебельной фабрики. На самом деле никакой фабрики не было и в помине. Было только $20 тысяч наличными в кармане и горячее желание заработать. Из Италии привез кое-какие комплектующие, технологию — как и что делать. И уже 15 января 1995 года частное предприятие (ЧП) Потютькова выпустило первый комплект мягкой мебели под названием «Виктория».
В ЧП работали 3—4 человека. Первые модели Игорь собственноручно кроил, шил, пилил, строгал. Что-то конструировали сами, что-то «сдирали» у тех же итальянцев. В постсоветской стране спрос на приличную и недорогую мебель был огромный. Через год смогли купить заброшенную овощную базу, где не было ничего, кроме гнилой картошки, морковки, сломанных погрузчиков. На базе числились 20 рабочих, которым задолжали зарплату за несколько месяцев. Потютьков рассчитался с рабочими, погасил долги в бюджет. Здесь и обосновался. Накануне августовского кризиса в 1998 году ЧП выпускало до 2000 комплектов мягкой мебели в год. Годовой оборот превысил $1 млн. В фирме работало уже 750 человек. Мебель фирмы «Потютьков» продавалась по всей стране — от Москвы до Дальнего Востока.
После дефолта в 1998 году производство пришлось сократить, а 300 рабочих уволить. К 2000 году объем производства восстановили, начали делать корпусную мебель и мебель для офиса. Теперь диваны Потютькова участвует во всех значимых выставках в стране. Экземпляры для выставок берут из потока, а не делают специально. И все равно получают призы.
Поскольку заработать в фирме «Потютьков» можно от 2 до 6 тысяч рублей в месяц, попасть сюда нелегко. В Курганской области средняя зарплата в 2000 году — 1700 рублей в месяц.
Рабочие у Потютькова преимущественно некурящие. Первый перекур — в десять утра (начало работы в восемь), второй — в двенадцать, третий — в пятнадцать. Заядлый курильщик такого не выдержит. Отходить от станка до перерыва строго воспрещается. О пьянке речи нет вообще. Если ты сегодня на рабочем месте пьян — завтра не работаешь. Зато всех сотрудников фирмы кормят бесплатно. С недавних пор Потютьков возродил и забытые было моральные стимулы — «Доску почета», звание лучшего по профессии, переходящий вымпел лучшему подразделению в виде маленькой копии российского национального флага.
К бело-сине-красному российскому полотнищу Игорь Потютьков питает слабость. Триколор украшает его служебный кабинет. Фотографироваться он предпочитает тоже на фоне знамени. Но политикой заниматься не хочет. Каких бы то ни было кандидатов на губернаторских выборах старается не поддерживать. А вдруг победит другой, не тот, которому помогал? Начнутся притеснения. «У меня 500 человек, за которых я отвечаю, и в лотерею мне играть резона нет»,— рассуждает Потютьков. Кроме того, он не понимает некоторых кандидатов, которые идут на выборы, имея нулевые шансы. Что деньги зря закапывать?
С местной властью Игорь Потютьков пытается дружить, хотя это не всегда получается. Чиновники средней руки, по его мнению, испытывают к предпринимателю просто-таки классовую ненависть. Для них Потютьков — символ богатства, свалившегося на голову. К тому же принципиально не дает взяток.
Зато губернатор Олег Богомолов к Потютькову относится благосклонно. В губернаторской квартире стоит мебель производства Потютькова. Однако Богомолов, наверное, был бы неприятно удивлен, услышав, что об экономической ситуации в родной области уважаемый им предприниматель высказывается довольно резко, говорит, что регион стоит на коленях и что его бизнесу было бы лучше развиваться где-нибудь в другом месте.
В молодости у Игоря Потютькова порой не было денег даже на продукты. Чтобы купить ребенку молоко, он сдавал пустые бутылки. Сейчас семья, понятное дело, не бедствует. Регулярно, раз 5—6 в году,— путешествия. Преимущественно за границу — в Италию, Францию, Австралию. Одиннадцатилетний сын не бывал разве что в Южной Америке. В Кургане у Потютьковых квартира площадью 200 квадратных метров. Апартаменты — в хорошем доме, построенном болгарами. Это одно из немногих элитных строений в Кургане. Есть в квартире мебель производства фирмы «Потютьков» — продукция фирмы проходит и такое испытание.
Автомобиль у Потютькова — джип «Линкольн-Навигатор». По служебным делам предпочитает курсировать на белой «Волге» с водителем. Жена тоже водит машину — джип — и держит свой почти автономный бизнес. У нее бар в центре города. Госпожа Потютькова — технолог общественного питания, так что работает по специальности. Муж в ее дела почти не вникает. Все, что она зарабатывает там, может тратить на себя и ребенка.
В одежде Игорь Потютьков не особо прихотлив, хотя покупает дорогие костюмы в основном за границей. Из напитков предпочитает отечественное пиво и подумывает о строительстве пивного завода.
Оппозиционер из «Зауралья»

Андрей Алейников, председатель совета директоров инвестиционной компании «Зауралье», считает экономическую ситуацию в Курганской области бесперспективной. Чтобы поправить дела, он в 2000 году рискнул ввязаться в политику.
Андрей Алейников и его компания «Зауралье» поддержали на губернаторских выборах 2000 года генерального директора ОАО «Кургандрожжи» Николая Багрецова. Тогда Багрецов едва не одолел действующего губернатора Олега Богомолова, проиграв ему лишь 8% голосов избирателей.
Алейников никогда не дружил и не заигрывал с властью, не брал бюджетных денег, хотя открыто старался с чиновниками не ссориться. Но упомянутые выборы обострили его отношения с Богомоловым. Молодой председатель совета директоров «Зауралья» за поддержку Багрецова оказался под прицелом губернаторских политтехнологов. Так или иначе, но об Алейникове заговорили как о «наркоторговце на службе у чеченских боевиков».
Биография Андрея Алейникова самая обычная. Родился в 1963 году в Курганской области, окончил Курганский машиностроительный институт. Начинал мастером на Курганмашзаводе, затем работал на Кургансельмаше, где дорос до заместителя начальника цеха. В то время Николай Багрецов (будущий кандидат в губернаторы, которого активно поддерживал Алейников) был на заводе директором.
На заре рыночных отношений инженер Алейников занялся бизнесом. Первоначальный капитал заработал на курганских биржах (Зауральская универсальная, Зауральская товарная и т.д.), создав и возглавив брокерскую компанию «Брокфорст». Во время ваучерной приватизации стал во главе чекового инвестиционного фонда, который в 1996 году был переименован в инвестиционную компанию «Зауралье».
У «Зауралья» и его руководителя есть все, чтобы быть самостоятельным и независимым. Десять лет назад, когда молодой Алейников начинал свою деятельность в бизнесе на курганских биржах, пределом его мечтаний были собственный директорский стул, стол, а на нем телефон, факс и компьютер. Сегодня есть и просторный офис, и достаточно оргтехники. Алейников с удовольствием водит свою «трехлитровую» «Тойоту-Камри» образца 1998 года. Когда ее купил — отказался от персонального водителя.
Андрей Алейников слывет человеком скромным и даже немного застенчивым. Друзья и сослуживцы говорят, что он спокойный, корректный, выдержанный и терпеливый руководитель. В его офисе царит тишина — никто никуда не спешит и громко не разговаривает.
Супруга Алейникова работает юристом на заводе Дормаш, получает второе высшее образование — после пединститута пошла учиться на юриста. Пятилетняя дочка занимается в местном театре. В семье любят животных, собака породы ротвейлер — лучший друг дочери. Живут Алейниковы в обычном девятиэтажном доме в центре города, в пятикомнатной квартире. Два-три раза в год Андрей Алейников выезжает по делам за границу, преимущественно в Европу. Сетует на полное отсутствие развлечений в Кургане и окрестностях. Зимой — только лыжи, да и то не горные, а простые, потому как в Кургане, по выражению Алейникова, «ни ямки, ни горки».
Миллионер из Глядянки

Анатолий Колташов, председатель совета директоров «Курганоблгаза» и генеральный директор ЗАО «Иволга-Лтд», благодарен Чубайсу и его приватизации. «Тогда всем был дан шанс, но Россия его пропила-прогуляла»,— считает Колташов.
В начале 90-х директор райпромкомбината (предприятие занималось пошивом спецодежды для селян, перевозкой грузов, выпечкой хлеба и т.п.) в райцентре Глядянское, Колташов неустанно уговаривал мужиков не продавать ваучеры, а сдать их в общую кассу и на этот пакет на ваучерном аукционе купить бумаги своего комбината, стать собственниками. Однако глядянские мужики продавали свои чеки всем желающим буквально за бутылку. Колташову пришлось брать кредит в банке лично на себя и покупать чеки. А на них — уже пакет акций промкомбината.
Сейчас ЗАО «Иволга-Лтд» существует как холдинг — шьет самую разную спецодежду, преимущественно для нефтяников и газовиков Севера. Швейный цех в Глядянке — крупнейший не только в Зауралье, но и на всем Урале. А еще Колташов мелет муку, печет хлеб, делает макароны, владеет магазинами и барами в Кургане и Глядянке, модным швейным ателье в областном центре. В 1996 году «Иволга» купила 56% акций ОАО «Курганоблгаз», переплатив почти втридорога, чтобы только не отдать облгаз в руки некой московской фирмы, пытавшейся скупить контрольный пакет. Создано предприятие «Титан», которое занимается поставками газа в область и за ее пределы — в Сибирь, на Алтай, в другие регионы страны и даже в Казахстан.
Поскольку за спецодежду северяне зачастую расплачиваются нефтью, газом, электроэнергией, горюче-смазочными материалами, то у Колташова есть все. Накануне посевной и уборки в Глядянку тянутся крестьяне со всей области: у Колташова можно взять ГСМ не на таких грабительских условиях, как предлагают заезжие перекупщики. Те просят по осени за литр солярки пять килограммов зерна. Колташов сторгуется не в убыток себе, но минимум на 30% дешевле. Крестьянина он понимает — и как экономист по образованию (окончил Курганский сельскохозяйственный институт), и как деревенский житель.
Хотя по рождению он почти иностранец. Отец его был военным, и Анатолий Колташов появился на свет в 1947 году в Германии, в Потсдаме. В школе учился уже здесь, в Глядянском, райцентре Притобольного района. Здесь его считают своим. Рабочие обращаются к нему запросто — Николаич. Но за пьянку Колташов все равно выгонит. Тех, кто менее ценен, с первого раза. Иных — со второго. Третьего уж точно не бывает.
В биографии Колташова чего только не было. Женился в 18 лет, вскоре появился сын. Учиться пришлось заочно. Работал кочегаром, сварщиком, тренером в детской спортивной школе, литсотрудником в районной газете «Притоболье». Говорят, молодой сотрудник районки с дипломом экономиста по сельскому хозяйству подавал большие надежды, выигрывал журналистские премии. Его даже приглашали в «Крокодил». Затем позвали в райисполком председателем плановой комиссии. В 30 лет стал заместителем председателя райисполкома. С этой должности его выгнали с треском в 1984 году с убийственной формулировкой: «За неуважение к партийным органам» — отказался в обход очередников передать квартиры по указанию секретаря райкома. Собрали заседание, на котором председатель заявил своему строптивому заму: «Мы оторвем голову тому, кто пойдет против райкома партии!» Колташов в долгу не остался: «Ты мне не Петр Первый, а я не стрелец, чтобы ты мне голову отрывал!»
Так бывший зампредрайисполкома райцентра Глядянское стал тренером в детской спортшколе. Вскоре из Кургана поступило предложение — оказалось вакантным место начальника областного управления главного управления комплектации. Здесь были сосредоточены дефицитнейшие тогда стройматериалы — гвозди, доски, обои, санфаянс. Всех без исключения начальников до Колташова сажали на различные сроки. Колташов и по сей день гордится, что проработал четыре года и не попал в тюрьму.
Место директора райпромкомбината в Глядянском он занял в 1989 году в результате выборов на альтернативной основе. Наследство получил уникальное — три машины в гараже да полуразвалившаяся котельная, где в первый день работы нового директора рухнула крыша, едва не придавив кочегара. Через десять лет «Иволга» вошла в десятку самых прибыльных предприятий России. Рентабельность активов по чистой прибыли составила 20%. И сейчас это единственное работающее предприятие в округе.
В жизни Анатолий Колташов весьма скромен. Начатое несколько лет назад строительство большого красивого дома в Глядянском так пока и не закончено. Суперпрестижных машин в гараже «Иволги» нет. Колташову безразлично, на чем передвигаться. Порой сам водит «Волгу», комфортно чувствует себя и в стареньком «УАЗике». С гордостью носит костюмы, сшитые в собственном ателье. Пищу предпочитает простую, здоровую и сытную. Например, в его деревенском офисе на обед подают яичницу с жареной колбасой и салат из огурцов. Обедает за общим столом. К выпивке равнодушен, но в компании с хорошим человеком любит поговорить за жизнь за рюмкой. Жена Колташова всю жизнь посвятила мужу и детям и практически не выезжает из Глядянского.
Взрослый сын Анатолия Николаевича живет и занимается мелким бизнесом отдельно от отца. В свое время они поссорились, и Колташов-старший сына уволил, считая, что тот недостаточно хорошо работал. Дочь живет в Кургане, состоит во втором браке.
С возрастом Колташов все чаще заговаривает о том, что весь этот бизнес — суета. Имеют смысл только семья, дом. А жить стоит ради того, чтобы вечером играть с внучкой, копаться в огороде и разводить, например, пчел.

Рейтинг бизнес-лидеров Курганской области

МестоБизнес-лидерПриблизительный объем активов всех контролируемых предприятийСостав и сфера деятельности всех контролируемых предприятий
1Анатолий Колташов$20 млн.ОАО «Курганоблгаз», АО «Иволга», АО «Титан»
2Андрей Алейников$10 млн.АО «Кургандрожжи», АО «Дормаш», «Зауральский пекарь», всего 56 предприятий
3Игорь Потютьков$5 млн.ЧП «Потютьков»

ГАЛИНА АБАКУМОВА

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK