Наверх
15 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Курс прежний, ход задний"

Как в действительности обстоят дела и насколько оправданны разговоры об возможном «нырке» российской экономики?Александр Лившиц, председатель правления банка «Российский кредит»: «Мы все предполагали, что 2001 год окажется хуже 2000-го. Было ясно, что это будет время испытаний, достаточно суровых, но не таких сложных, как в середине 90-х. Потенциал экономического роста в стране есть, но он еще очень слабый. Инвестиции тоже растут, но внутренние ограничены, так как состоят в основном из доходов экспортеров, а внешние представляют собой лишь кредитные средства. Роста прямых иностранных инвестиций нет вообще.
Исходя из всего сказанного, понятно, что замедление экономического роста или его остановка — вполне ожидаемый поворот событий в 2001 году.
Во-первых, пока нет никакого прогресса в улучшении инвестиционного климата. Как оказалось, политической стабильности и приличных макроэкономических показателей для этого недостаточно — иностранцы пока крайне осторожны.
Второй фактор — инфляция еще высоковата. Нельзя рассчитывать на серьезные инвестиции, когда выручка от них в любой момент может обесцениться. В принципе, мы знаем, как бороться с высокой инфляцией. Уже несколько лет этим занимаемся. Однако решительных шагов в этом направлении государство пока не делает.
Поскольку инвестиций мало, все полагаются на слабый рубль и надеются на повторение ситуации 1999—2000 года. Но постоянно взбадривать экономику девальвацией рубля нельзя. Понятно, что это выгодно экспортерам. Понятно, что производство может оживиться. Но как бы не попасть в ситуацию, когда не хватит рублей (на покупку долларов) для выплаты внешнего долга. Опускать курс искусственно — плохой выход.
Курс рубля должен снижаться параллельно с внутренней инфляцией. Если темпы не синхронизированы — это плохо. Сейчас инфляция явно опережает падение курса. Экономика не в состоянии усвоить поток нефтедолларов. Хотя этот фактор тоже не является решающим.
Главный же фактор — это тарифы естественных монополий. Всякий раз, когда я слышу, что ставки нужно поднимать, у меня появляется желание посмотреть баланс и понять, куда они тратят деньги. А поскольку доля государства в монополиях довольно велика, неплохо было бы это понять на государственном уровне. Создается впечатление, что у монополий слишком много побочных трат. Между прочим, скандал с НТВ продемонстрировал, что далеко не все траты «Газпрома» связаны с добычей и транспортировкой газа. Так что нельзя идти у них на поводу и безоглядно принимать рекомендации по повышению тарифов, ибо это один из самых важных рычагов регулирования всей экономики.
Так что в 2001 году экономический рост действительно существенно замедлится. Более того, я не уверен, что он сохранится вообще. Я имею в виду рост реальный — понятно, что при такой инфляции, которая существует последнее время, номинальный рост может быть сколь угодно высоким.
У основных западных инвесторов вообще наблюдается пессимизм по отношению к развивающимся рынкам. В том числе, кстати, и благодаря Турции, которая недавно оказалась в преддефолтной ситуации. Это нормальный процесс. Очень вероятно, что через два-три года они снова захотят инвестировать в развивающиеся экономики. Нужно хорошо подготовиться к открытию этого окна, чтобы снова не прогадать».

Михаил Задорнов, депутат Государственной думы: «Заявления о том, что в России начался экономический спад, не соответствуют действительности.
Объем ВВП в декабре вырос на 0,5% по сравнению с ноябрем, и такой темп был характерен для всего второго полугодия 2000 года. Что касается более свежих показателей, то официальных данных Госкомстата ни за январь, ни тем более за февраль еще нет. Говорить же о том, что в стране экономический спад, когда растет реальный объем ВВП, некорректно.
Другой вопрос, что в декабре 2000 — январе 2001 года достаточно резко снизилось промышленное производство. Но рост ВВП тем не менее довольно ощутимый, и, по моему мнению, правительство может добиться примерно 4% увеличения объема валового внутреннего продукта в 2001 году.
Основная угроза для развития российской экономики на сегодняшний день заключается в ускорении темпов инфляции. В декабре прошлого года денежная масса выросла сразу на 10%. Это, одновременно с зафиксированным ростом тарифов на продукцию и услуги естественных монополий, дало серьезный толчок инфляции. Так, например, в феврале она составила примерно 2,5—3%, что вместе с данными за январь даст прирост инфляции как минимум 5,5% за два месяца. Это, согласитесь, очень высокий показатель, учитывая, что за весь 2000 год инфляция составила 20%. При сохранении такой динамики в 2001 году эта планка может быть превышена. Кроме того, необходимо помнить, что инфляция естественным образом «съест» запланированную на этот год индексацию заработной платы работников бюджетной сферы.
С другой стороны, рост инфляции приведет к укреплению рубля. Дело в том, что в рамках ныне осуществляемой кредитно-денежной политики Центральный банк не может обесценивать рубль в соответствии с темпами инфляции. Значит, инфляция будет расти, а рубль тем временем укрепится. За счет роста цен бюджет рассчитывает заработать дополнительные доходы. Осознавая это, правительство подтвердило недавно в Думе, что может в текущем году получить до 165 млрд. дополнительных доходов. Но так или иначе, по моему мнению, в 2001 году будет обеспечено 4% прироста ВВП.
Что же касается мер, которые следует принять для улучшения экономической ситуации в стране, то здесь, по-моему, необходимо обеспечить соблюдение следующих условий: устойчивый бюджетный профицит, более осторожная кредитно-денежная политика (кстати, определенные шаги в этом направлении уже делаются) и действенный контроль за формированием тарифной политики естественных монополий».

Олег Вьюгин, экс-заместитель министра финансов: «Измерение динамики промышленного производства от месяца к месяцу представляется мне неблагодарным занятием. Делать выводы о наличии роста или спада, сравнивая объем промышленного производства, скажем, в ноябре по отношению к октябрю, не совсем корректно, так как существует такое понятие, как сезонность. И хотя есть различные методики ее учета при подсчете экономических показателей, разброс методов и, соответственно, результатов пока велик.
Так, например, Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования дает несколько другие цифры, чем те, которые предоставлены Центром экономической конъюнктуры. Согласно этим данным, в III квартале 2000 года наблюдалась стагнация (отсутствие роста), а в IV квартале — уже маленький спад, который лишь частично был компенсирован ростом объемов производства в январе нынешнего года (0,5%). Однако, по данным ЦЭК, в январе тоже наблюдался спад.
Иными словами, еще рано говорить о начале экономического спада, но рост определенно остановился. Мы имеем дело со стагнацией экономики. И куда повернет вектор — еще не до конца ясно. Индекс потребительских настроений, измеренный для России, продолжает расти, то есть платежеспособный спрос увеличивается. Опрос директоров промышленных предприятий также свидетельствует о том, что сохраняются ожидания роста производства. Кстати, аналогичные показатели в США сейчас отрицательные: индекс потребительских настроений падает, а опрос менеджеров крупных компаний показывает ожидание спада производства. То есть если в США лучшие ожидания — спад, потом рост, то в России ситуация на грани: дальше либо спад, либо третья волна роста. В любом случае по итогам года мы должны получить не менее 2—3% роста объемов производства.
А если мы будем сравнивать показатели промышленного производства за первые два месяца этого года с аналогичным периодом прошлого, то рост составит 4—5% (за второй квартал — около 3—4% при условии сохранения нынешней динамики).
Стагнация связана прежде всего с проводимой в стране макроэкономической политикой так называемых слабого рубля и гуманного налогообложения сырьевого сектора. В сырьевых отраслях формируются огромные прибыли, которые отчасти идут как инвестиции в отрасль. Но объем этих инвестиций ограничен, потому что нельзя добывать нефти больше, чем мы можем продать. Вот мы и наблюдаем очередной виток оттока капиталов за границу — ориентировочно его объем можно оценить как $2—3 млрд. в месяц на протяжении последнего полугодия.
Для предотвращения подобных вещей необходимо ввести дифференцированное налогообложение, с тем чтобы часть сверхприбылей сырьевиков отчислялась, например, в фонд будущих поколений или направлялась на выплаты внешнего долга. И попытаться все-таки улучшить инвестиционный климат, о чем говорится уже очень давно».

Владимир Мау, руководитель Центра экономических реформ при правительстве РФ: «Угроза спада, несомненно, есть, но такая угроза существует всегда. Реализуется она или нет, зависит от властей. Ситуацию в экономике я бы охарактеризовал как неустойчивую, а не как спад.
Перспективы развития во многом зависят от конъюнктуры на мировых рынках и способности правительства оперативно реагировать на ее изменения. Эта зависимость общего состояния российской экономики от цен на мировых рынках объективна, и она не преодолевается за несколько месяцев или год-два.
Зависимость от мировых цен на энергоресурсы — это очевидное наследие принципов развития советской модели экономики. Для российской экономики также важна динамика производства в США, которые являются основными потребителями энергоресурсов в мире. А сегодня эта динамика грозит стать отрицательной. Значит, могут понизиться цены на энергоресурсы. Компенсировать это снижение желательно за счет повышения темпов роста промышленного производства, которого пока нет. Именно этим обусловлена озабоченность российского правительства вопросами инвестиционного и предпринимательского климата.
Замедление темпов роста промышленного производства объясняется следующими обстоятельствами. Во-первых, после кризиса 1998 года рост происходил за счет насыщения простаивающих мощностей. Сегодня этот ресурс фактически исчерпан, тем более что приходится принимать во внимание фактор изношенности основных фондов и острой необходимости изменения структуры производства. Для того чтобы обеспечить обновление средств производства, необходимы масштабные инвестиции, которые сегодня, несмотря на их рост, пока остаются недостаточными. Но даже эти деньги идут в основном в оборотный капитал. То есть для решения проблемы обеспечения дальнейшего экономического роста необходимо обеспечить принципиально новый уровень инвестиционной активности.
А во-вторых, на снижении темпов роста сказалось то, что постепенное исчерпывается эффект девальвации».

ВЛАДИМИР ЗМЕЮЩЕНКО, ДЕНИС СОЛОВЬЕВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK