Наверх
19 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Куй железо, не отходя от кассы"

В России экспортно-ориентированные отрасли промышленности принято считать кладезями всевозможных богатств. Однако события последних месяцев показывают, что возможность реализации своей продукции на зарубежных рынках не панацея от всех бед. Яркий пример тому — черная металлургия. Рентабельность большинства предприятий этой отрасли снижается уже на протяжении как минимум двух лет. А целый ряд крупных заводов не сегодня-завтра могут перейти в разряд убыточных.Осторожно, двери закрываются

О проблемах, стоящих перед российской черной металлургией, известно давно. Однако до последнего времени им не уделялось должного внимания. Предполагалось, что ориентация на внешние рынки — а на экспорт идет до половины продукции черной металлургии — рано или поздно вытянет отрасль. Однако в свете последних событий именно ориентация на экспорт стала ахиллесовой пятой металлургов.
Ограничение Евросоюзом и США допуска на свои внутренние рынки стальной продукции из других стран, а также намерение Китая провести антидемпинговое расследование в отношении импорта холоднокатаной стали из пяти государств, в том числе и России, может привести к регионализации торговли продукцией черной металлургии. А раз так, то для значительной части экспорта отечественных металлургов двери на зарубежные рынки могут оказаться закрытыми.
Еще совсем недавно — в 2000 году — рентабельность трех крупнейших сталелитейных предприятий России (Магнитка, «Северсталь» и НЛМК) колебалась в пределах 30—40%. По итогам же прошлого года она опустилась до 20%. Эта тревожная тенденция, по прогнозам металлургов, будет наблюдаться и в нынешнем году. Меры, предложенные правительству, должны если не предотвратить, то хотя бы смягчить эту тенденцию.
Бывает и хуже

Впрочем, острота ситуации в сталелитейном и прокатном секторе черной металлургии компенсируется тем, что благодаря цикличному характеру изменений на рынках металлов российские предприятия успели создать солидные заделы на будущее. Крупнейшие предприятия отрасли за последние несколько лет благодаря высоким прибылям активно инвестировали в производство. Так, Магнитка за последние три года вложила в модернизацию оборудования $400 млн. На НЛМК с 2000 года реализуется пятилетняя программа технического перевооружения стоимостью свыше $1 млрд. А «Евразхолдинг» и «Северсталь» наперегонки реализуют амбициозные программы (стоимостью $800 и $300 млн. соответственно) по выпуску труб большого диаметра для нужд «Газпрома», которые сейчас газовый концерн вынужден закупать за рубежом.
Между тем для многих смежников сталелитейных предприятий работа на грани положительной рентабельности уже давно является повседневной реальностью. Пример тому — производство ферросплавов (полуфабрикатов, использующихся в основном в качестве легирующих добавок при выплавке чугуна и стали) и, в первую очередь, наиболее распространенного их вида — ферросилиция (сплав железа с кремнием). Основными производителями ферросилиция в России являются «Кузнецкие ферросплавы» (Кемеровская обл.), Челябинский электрометаллургический комбинат (ЧЭМК, Челябинская обл.) и Серовский завод ферросплавов (СЗФ, Свердловская обл.). Объемы прибыли этих предприятий снижаются с 1998 года и по итогам девяти месяцев прошлого года составили всего 2,5%.
До сих пор уменьшение этого показателя удавалось компенсировать за счет увеличения загрузки мощностей. За последние два года рост производства ферросилиция в России составил 16%, достигнув в прошлом году 707 тыс. тонн. Однако возможности таким способом компенсировать издержки близки к нулю. Как говорит председатель правления ОАО «Кузнецкие ферросплавы» Иван Ли, загрузка мощностей всех трех предприятий близка к 100%. А значит, дальше расти просто некуда. Так, значительный рост производства (+12%) в прошлом году показали только «Кузнецкие ферросплавы».
Кроме того, по словам председателя совета директоров ЧЭМК Александра Аристова, наращивать производство проблематично и из-за достаточно агрессивной политики, которую на российском рынке проводят предприятия с Украины, из Казахстана и Китая. Чтобы закрепиться в России, они зачастую предлагают свою продукцию металлургическим комбинатам по более низким ценам, нежели российские поставщики. В результате к концу прошлого года доля импорта на российском рынке ферросилиция составила порядка 15%. Таким образом, говорит Аристов, отечественные предприятия «выдавливаются» с внутреннего рынка и переориентируются на экспорт. Сейчас поставки в страны дальнего зарубежья превышают 50% от производимого в России ферросилиция. Однако норма прибыли на них еще ниже, нежели при поставках на внутренний рынок, из-за крайне неудачного географического расположения всех трех предприятий, находящихся в значительном удалении от морских портов.
Наконец, на рентабельность ферросплавных заводов негативно влияют непростые отношения с потребителями их продукции — металлургическими комбинатами. Девять крупнейших в России сталелитейных предприятий закупают более половины реализуемого на внутреннем рынке ферросилиция. При этом, как говорят представители ЧЭМК, благодаря более устойчивому финансовому положению они способны оказывать серьезное давление на своих поставщиков. К примеру, в прошлом году ряд предприятий — Магнитка, Нижнетагильский и Западно-Сибирский комбинаты, НОСТА — неоднократно прерывали закупки ферросилиция у ЧЭМК, обращаясь к услугам его конкурентов. Между тем именно от отпускных цен «большой девятке» ферросплавные предприятия определяют стоимость отгрузки своей продукции всем остальным потребителям.
Правда, Иван Ли считает, что упрекать металлургические гиганты за такой подход к смежникам было бы некорректно. «Задача сталелитейных предприятий — максимально снизить свои издержки, что они с успехом и демонстрируют, — говорит г-н Ли. — Наши же заводы находятся в середине технологической цепочки между поставщиками сырья и производителями конечного продукта. Это априори самое невыгодное положение на рынке».
Тем не менее генеральный директор СЗФ Сергей Соколов опасается, что, если процесс закрытия региональных рынков от зарубежной продукции приобретет в мире необратимый характер, российским металлургическим комбинатам придется серьезно сокращать производство. Просто потому, что российские потребители элементарно не переварят столько стали. И тогда вслед за металлургами сокращать производство придется и их смежникам, в том числе и ферросплавным заводам.
Прогноз — благодарное дело

Исправить ситуацию могла бы модернизация оборудования ферросплавных заводов, что дало бы возможность серьезно сократить издержки производства. Например, из-за использования устаревшего оборудования доля электроэнергии в себестоимости производства ферросплавов в России составляет 40%, тогда как за рубежом — не более 20%. Однако, в отличие от металлургических комбинатов, у производителей ферросплавов не было своего 2000 года, когда они смогли бы сформировать резервы для будущего развития. За последние 6 лет максимальный уровень их рентабельности наблюдался в 1998 году, когда этот показатель достиг 15%. Как следствие, из трех заводов за последние несколько лет сколько-нибудь серьезные суммы в модернизацию удалось привлечь лишь «Кузнецким ферросплавам».
Как считает Александр Аристов, в дальнейшем заводам будет все сложнее работать. Продолжающийся рост тарифов на продукцию и услуги естественных монополий приведет к тому, что предприятия останутся за гранью рентабельности. «Если так пойдет и дальше, — говорит г-н Аристов, — мы будем вынуждены сворачивать производство, потому что не сможем развивать предприятия и вкладывать средства в их модернизацию. В России нет «длинных» денег под нормальные проценты. Надо реально понимать, что все реинвестиции идут из собственной прибыли».
Не случайно руководство ЧЭМК в плане на нынешний год первоначально заложило снижение объемов производства на 30%, что объясняется отсутствием спроса на продукцию предприятия. Правда, некоторое время спустя было объявлено о том, что падение составит лишь 15%. Обоснованность отнюдь не радужных перспектив на нынешний год, которые нарисовало руководство ЧЭМК, оказалось оправданным. За январь—февраль объем производства ферросплавов в России увеличился лишь на 1%. Сохранить положительную динамику удалось лишь «Кузнецким ферросплавам», остальные два предприятия снизили загрузку своих мощностей.
По мнению Ивана Ли, такой вариант развития событий невыгоден не только самим российским производителям ферросплавов, но и металлургическим гигантам. Он полагает, что, во-первых, сталелитейные предприятия за последние годы сделали большой рывок в своем развитии. Укрепив свои позиции на рынке, они нуждаются в соответствующем укреплении положения и своих поставщиков. По словам Ивана Ли, всегда лучше работать с вменяемым смежником, выпускающим конкурентоспособную продукцию и уверенным в завтрашнем дне, однако сейчас по отношению к производителям ферросплавов этого сказать нельзя — отрасль стагнирует.
Наконец, не стоит забывать, что существование в России собственного производства ферросплавов позволяет удерживать цену на них на приемлемом для металлургов уровне. «Если отечественным ферросплавным заводам придется сворачивать свое производство, уровень конкуренции на рынке резко снизится, — считает г-н Ли. — И те же Украина, Казахстан и Китай повезут ферросилиций к нам втридорога».

ВИКТОР ГАВРИКОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK