Наверх
11 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Лагерная правда"

На берегу озера Селигер стоит лагерь из трех тысяч комиссаров молодежного антифашистского движения «Наши». СМИ утверждали, что именно там готовят штурмовиков для сопротивления российской «цветной революции». Обозреватель «Профиля» съездил в лагерь, чтобы посмотреть все на месте.Десять гектаров соснового леса, где расположился лагерь, обтянуты полосатой красно-белой лентой. У входа на шлагбауме несколько крупных мужчин в камуфляже — охранники лагеря. Будят обитателей лагеря музыкой российского гимна. Комиссары чистят зубы и умываются. Иностранные журналисты комментируют свой приезд, как «прибытие Альваро Хиль-Роблеса в Чеченскую Республику». Вслед за гимном из громкоговорителей разносится: «Мне некого больше любить… Ямщик не гони лошадей…» Начинается запланированный кросс. Участники строятся шеренгами у сцены. Поздравляют тех, у кого день рождения. Троих подростков приглашают на сцену. Шеренги три раза кричат: «Поздравляем», после чего следует милость начальства — сегодня разрешено пробежать вместо пяти километров всего четыре.

Накануне приезда журналистов в лагере был праздник. Приезжали заместитель главы президентской администрации Владислав Сурков и губернатор Тверской области Дмитрий Зеленин. На информационном стенде об этом есть статья «Вертолет из Кремля». Оба чиновника прилетали на вертолете, и в лагере еще долго шутили на тему волшебных качеств г-на Суркова и отсутствия «пятисот эскимо». Западная пресса писала о том, что Сурков обещал отдать «Нашим» Россию.

После бега у мальчиков и аэробики у девочек (упражнения они самозабвенно выполняли под «Очи черные» и «Из-за острова на стрежень…») комиссары взялись за приготовления завтрака. В котелках на взятой в озере Селигер воде варилась каша с тушенкой. Также в рацион входили сгущенка, помидоры, лук и хлеб.

После завтрака все отправляются на лекции. С 10 до 12 они идут сразу в семи точках. Больше всего народу собирает лекция по журналистике и лекция федерального комиссара Василия Якеменко. После рассказа о телевидении и прессе лектор Кравцов переходит к судьбе Ходорковского: «Вот какую, вы думаете, книжку он первым делом попросил, когда сел в тюрьму? Нет, не Библию… Нет, не Тору… И не Достоевского. Он попросил «Историю государства Российского». А поздно уже, ее надо было не в тюрьме, а в девятом классе читать». На площадке у Василия Якеменко всё намного ближе к практике. Комиссары выходят и рассказывают о своих идеях, а потом все вместе обсуждают, что нужно доработать. Скажем, закрасить все свастики и фашистские надписи на заборах города. Дальше дискуссия на тему, чем лучше закрашивать: детскими рисунками, строками из гимна, символикой «Наших». Якеменко предлагает писать имена солдат, погибших в Великую Отечественную.

На площадке перед малой сценой появляется Lexus. Приехал Глеб Павловский. Его окружают и начинают задавать вопросы про отношения Китая и США и ситуацию на Ближнем Востоке. Павловский отвечает, а потом думает вслух: «Не понимаю, почему им так интересны все эти внешнеполитические отношения, думали бы лучше про свой город, свой подъезд». «Вы должны все обменяться Интернет-адресами, поддерживать связь…» — учил на своей лекции г-н Павловский.

После занятий «новое поколение» начало разбирать спортинвентарь. В распоряжении комиссаров оказалось оборудование для скалолазания, несколько сотен велосипедов, несколько десятков байдарок и катер с «бананом». Все разошлись и разъехались. Инструкторы разожгли костер и начали готовить обед. Несколько человек доделывали беседку, завешенную большим постером с надписью «Без слов». Оказалось, что это место для дискуссий и надпись вовсе не шутка, а плакат в память о Беслане. По лагерю было развешено еще несколько плакатов с фотографиями шествия по Ленинскому проспекту, устроенного «Нашими» в честь юбилея Великой Отечественной войны. Тему памяти о войне «Наши» собираются продолжать и дальше. На поляне даже сделали импровизированный Вечный огонь на дровах. У огня день и ночь дежурят по два человека — юноша и девушка. Час они стоят по стойке «смирно», без права говорить и отгонять комаров. С этим дежурством в лагере связаны героические истории, потом о них пишут в местной газете. «Евгений Кудрявцев и Наталья Командирова не ушли со своего поста, даже когда поняли, что смена не придет: комиссары проспали». Практически по мотивам рассказа Пантелеева «Честное слово» про мальчика, забытого в карауле.

Что такое «поколение пораженцев» Василий Якеменко объяснял журналистам на неформальных примерах за обедом, где подавали стандартные для всех щи и кашу. «Молодой человек влюбился в девушку, сначала у них все хорошо, а потом она его бросает. Он страдает, потом встречает другую девушку, но мысли о том, что его снова могут бросить, будут у него всегда. Он пораженец. Так же как практически и все мы, кто пережил 91-й год». Дальше Якеменко рассказывал о том, что не любит кататься на «банане», зато любит животных: у него есть кот Бублик и собака Моня.

Не обошлось в лагере «Наших» и без шпионских страстей. Три активиста оппозиционного движения «Оборона» внедрились в лагерь и прожили бок о бок с настоящими комиссарами несколько дней. Потом их все-таки вычислили (говорят, одну из девушек опознал приехавший прочитать лекцию преподаватель РГГУ). Всем троим предлагали остаться, но только если они не будут хулиганить и срывать мероприятия. Те заявили, что себя изменить не могут, и ушли.

Журналистов тоже хотели оставить до ночи — чтобы посмотрели, как комиссары будут укладываться спать. Но они отказались, сказав, что все уже увидели. Пришлось Якеменко идти провожать автобус среди дня: штурмовиков в лагере так никто и не нашел…

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK