Наверх
21 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Латинский квартал"

Председатель Госдумы РФ Геннадий Селезнев обрел второе гражданство. Во время визита в Южную Америку он был пожалован почетным гражданством района Сан-Исидро перуанской столицы Лимы.Японский городовой

Подготовка визита делегации Госдумы в Перу и Колумбию, страны для нас экзотические, тоже не обошлась без экзотики. Всем без исключения депутатам и сопровождающим лицам (к числу последних были отнесены и журналисты) было предложено сделать прививку от желтой лихорадки — болезни, по словам врачей, неизлечимой и очень страшной. Отказаться было нельзя. «Без сертификата о прививке вас просто в страну не впустят»,— пугали нас. Членам делегации вакцину под лопатку вкалывали бесплатно, пишущей же братии предложили заплатить за насилие над собственным организмом еще и 350 рублей. Кстати, таблетки от малярии, которая тоже якобы свирепствует в Перу и Колумбии, стоили вдвое дороже. «Они, правда, плохо действуют на печень, но малярия все-таки страшнее»,— убеждали врачи четвертой управы.
Уколовшись и закусив лариамом, что по-простому означает всего лишь хинин, мы могли уже не бояться никакой заморской заразы. И спокойно погрузились на борт эмчеэсовского самолета, который Геннадию Селезневу любезно предоставил «чрезвычайный» министр Сергей Шойгу: борт «Россия», на котором обычно летает спикер, оказался на ремонте. Однако, прилетев в зону возможного заражения — столицу Перу Лиму,— мы узнали, что ни желтой лихорадки, ни малярии там давно нет, а потому сертификаты о прививках, которые мы усиленно пытались всучить местным властям, оказались никому не нужны.
Республика Перу известна древней культурой инков — канадцы, японцы и американцы готовы заплатить за тур не одну тысячу долларов, чтобы посмотреть на остатки былой роскоши древней столицы Куско и подышать воздухом цивилизации, уничтоженной испанскими конкистадорами. Они же, испанцы, перенесли столицу из Куско в Лиму, первоначальное название которой было «Город Королей».
Ныне на королевский город Лима мало похожа: конкистадорские дворцы и постройки в историческом центре изрядно обветшали и осыпаются, а потомки некогда богатейшего, буквально купавшегося в золоте народа попрошайничают на улицах. Перуанцы осознают непрезентабельность своей старой столицы, и, очевидно, поэтому Геннадию Селезневу и всем нам для проживания было предложено место получше — в современной застройке района Сан-Исидро, почетным гражданином которого думский спикер и был объявлен по случаю своего визита.
Кстати, перуанский парламент по части властолюбия очень даже схож с нашей Думой. Он был провозглашен в 1826 году, но его депутаты по сей день не растеряли пыла в борьбе за власть, что и послужило причиной их последнего роспуска в 1992 году президентом Альберто Фухимори. После чего в 1993 году на референдуме была принята новая конституция и избран новый парламент — словом, все, как у нас.
Фухимори — японец по происхождению. Японцев в Лиме на все 6-миллионное население приходится 80 тысяч, и в этом году японская община в Лиме будет отмечать свое столетие. Проголосовали перуанцы за нынешнего президента в 1990 году, устав от безделья, несбыточных обещаний и коррупции лидеров традиционных политических партий. Пусть лучше будет ничейный японец (Фухимори до выборов был ректором сельскохозяйственного университета и не принадлежал ни к одной из партий), решили избиратели и оказались правы. Фухимори предложил программу, которая сработала. Удалось сдержать инфляцию, приостановить падение производства, а самое главное — подрубить корни терроризму (раньше в Лиме постоянно что-то стреляло и взрывалось).
Госпожа Лус Сальгадо Руппанес, третий вице-президент парламента от правящей пропрезидентской партии «Новое большинство — Перемены-90», рассказала «Профилю»: «В Перу терроризм всегда был связан с производством и транспортировкой наркотиков. Традиционные его зоны — районы основного производства коки. Там царил полный хаос: местные власти были запуганы. Фактически велась война против судей: вынося обвинительный приговор террористу, они, как правило, подписывали приговор сами себе. Даже полицейские отказывались захватывать террористов, потому как на другой же день сами становились жертвами. Общее число погибших в этой войне представителей местной власти, судей и полицейских достиг 25 тысяч».
Правительство Фухимори разработало систему жестких законов, по которым террористов начали судить военные суды, а гражданские судьи получили право закрывать лицо во время процесса. Была введена смертная казнь, которая, впрочем, ни разу не применялась. Помог закон об амнистии для тех, кто решил «завязать» с терроризмом и сдаться властям. Но наибольший эффект был достигнут тогда, когда жители сельских районов, которых «наркобратва» принуждала сеять и собирать коку, потребовали выдать им оружие для самозащиты и это оружие им было предоставлено.
Но успешная борьба с терроризмом не дает Фухимори гарантии победы на следующих выборах. «Фухи-шок», а по нашему «шоковая терапия», слишком памятен перуанцам. В один день цены на бензин подскочили в сто раз, а все социальные дотации и пособия были отменены. Обострились социальные проблемы: половина населения живет в бедности, официально число безработных достигает 14% процентов, скрытая безработица доходит до 80%.
— Конечно,— говорят перуанцы,— при Фухимори перестали взрывать и стрелять на улицах, воруют меньше, сам он макроэкономист, человек честный, взяток не берет, строит новую модель. Только вот какая она будет?
При этом жители республики помнят «золотые времена» правления Алана Гарсии — представителя ныне оппозиционной партии АПРА. Последние два года его президентства перуанцы жили как боги. Гарсия прекратил платить долги МВФ, сделал ставку на национальный капитал и национальную буржуазию, которая, как потом оказалось, благополучно вывезла все из страны, оставив Фухимори пустую казну. Теперь же доллар здесь гуляет наравне с местной валютой — новым солем. Сдачу со ста долларов в любой лавке вам предложат опять же в долларах без проблем, при этом «зеленый» даже не станут проверять на подлинность, проводя пальцем по выдавленным буквам.
Столичная молодежь в большинстве своем политикой не интересуется, полагая, что на свете и без этого есть чем заняться. Так, в отеле «Дельфинос», где остановилась наша делегация, как раз проводился конкурс «Мисс Перу». Одна из его участниц, Каролина, студентка факультета коммуникации и информации университета в Пиуре, что на севере страны, удивила корреспондента «Профиля» тем, что в отличие от наших девушек не собирается в топ-модели, если даже победит в конкурсе. Она хочет работать журналисткой, вести свою программу на телевидении. В России она никогда не была и не имеет о ней ни малейшего представления — в отличие от НАТО, которое тем не менее проигнорировало Москву, начав в тот день бомбежки Югославии.
Кока не кола

С Колумбией, куда дальше отправилась наша делегация, атлантисты тоже не посоветовались, чем не преминул воспользоваться Геннадий Селезнев. Выступив на пресс-конференции перед журналистами, спикер Госдумы предостерег колумбийцев: «Некоторые горячие головы в США предлагают нанести удар по наркопроизводящим лабораториям. Так что можете ждать и вы». Впрочем, предостережение Селезнева для колумбийцев явно излишне. С отношением к Штатам в этой стране и так все в порядке: к американцам местное население относится традиционно погано, не случайно американское посольство в Боготе зарыто на несколько этажей под землю.
Что же касается наркобизнеса, то по этой части Колумбия по праву ходит в мировых лидерах. Более того, видные представители наркомафии (а также изумрудной мафии: в стране сосредоточено 90% мировой добычи изумрудов) заседают в колумбийском парламенте — конгрессе, что дает им депутатскую неприкосновенность. Между тем за год в Колумбии собирают до четырех урожаев коки, а лучшие специалисты-химики заняты в лабораториях ее переработкой в наркотик.
Еще одна национальная страсть колумбийцев — кофе. Здесь он любим и отличного качества, но вкусно приготовить лучший в мире колумбийский кофе в Боготе невозможно. Столица Колумбии стоит на высоте 2640 метров над уровнем моря, поэтому вода закипает уже при температуре 80 градусов. А для кофе надо все сто.
В Колумбии нами особо не заинтересовались — во время выступления Селезнева парламентарии ходили по залу и разговаривали по мобильным телефонам, не пытаясь даже вглядеться в наши славянские лица. Причину этого невнимания попыталась объяснить корреспонденту «Профиля» независимый депутат Конгресса Мария Руада. Она назвала визит российской парламентской делегации «социальным», правда, что она при этом имела в виду, осталось непроясненным. Кстати бабушка Марии Руады родом из России, но сама депутат у нас никогда не была. Свою же Колумбию называет страной насилия и коррупции, где народ открыто презирает парламент.
Убедившись, таким образом, что есть хоть что-то объединяющее народы России и Колумбии, мы отправились совсем в другую страну — туда, где единение жителей с властью видно невооруженным глазом. Страна эта называется Куба — там была наша последняя промежуточная посадка перед возвращением в Москву.
Безденежный рай

А вот на Кубе нас ждали: в аэропорт приехал сам Фидель Кастро. И пока коммунистический кубинский лидер о чем-то беседовал с коммунистом Геннадием Селезневым, нашу делегацию прокатили по ночной Гаване.
Не знаю, как днем, но ночью кубинская столица выглядела брошенной: старые дореволюционные особняки разваливаются, новые же постройки воображения не поражают. По темным улицам изредка ездят полуразвалившиеся «Жигули» и «шевроле» выпуска пятидесятых годов. Освещены только памятник национальному герою Хосе Марти, возле которого кубинцы традиционно проводят свои праздники, да несколько фешенебельных гостиниц.
В 1989 году, когда мы отказали острову Свободы в энергетической поддержке (с 12 млн. тонн нефтепродуктов в год поставки из СССР сократились до 3,5 млн. тонн), Кастро предложил кубинцам добывать нефть самим. В Бардеро, что в километре от лучших кубинских пляжей, было открыто месторождение, и теперь 1,5 млн. тонн в год кубинцы качают сами.
Что касается доходных статей бюджета, то $1000 (одну тысячу долларов) в год Кубе платит главный враг Кастро — Соединенные Штаты. Столько стоит американцам аренда 110 кв. км кубинской земли под военную базу в Гуантанамо. Договор был подписан в 1902 году на сто лет, и через три года янки наконец сделают «гоу хоум».
А если серьезно, то весьма прибылен в смысле бюджетных поступлений туризм. За год на Кубе отдыхает больше миллиона туристов, а канадцы, итальянцы, испанцы и французы активно вкладывают деньги в эту отрасль. Еще на Кубе хороша и дешева медицина — сюда приезжают лечиться из Европы, а созданная государством система так называемых семейных врачей позволяет местному населению бесплатно получать квалифицированную медицинскую помощь.
Средняя зарплата на Кубе — $5—10 в месяц. При этом у каждого третьего кубинца есть родственники в США (нелегальная эмиграция недовольных в Майами имеет достаточно большие масштабы), но из-за американской экономической блокады американский кубинец может послать своему родственнику на Кубу не более $1200 в год. Кстати, по официальному курсу один доллар равен здесь одному кубинскому песо, но на черном рынке курс реальный — один к двадцати.
От отсутствия денег кубинцы особо не страдают: здесь карточная система, и продукты распределяются так, чтобы в день на каждого жителя страны приходилось не менее 2500 калорий. С голода здесь действительно никто не пухнет, а другой жизни кубинцы просто не знают. Да и менять что-либо они не особенно хотят. Хорошей контрпропагандой служит российское телевидение, передачи ОРТ кубинцы смотрят по спутнику. «Хотите как в России?» — примерно так спросили кубинцев в январе прошлого года, когда выбирали депутатов в Национальное собрание, и 90% снова проголосовали за социализм.
Удивительно, но, несмотря на то, что СССР при Горбачеве, а позже Россия отвернулись от режима Кастро, кубинцы продолжают искренне нас любить, повторяя: «Мы все помним». Как любят они, между прочим, и своего Фмделя. В 72 года он бодр и способен зажигательно говорить без бумажки по семь часов кряду.
Кубинский космонавт Арнальдо Томайо Мендос, летавший в космос с Юрием Романенко в 1980 году, Герой Кубы и Герой Советского Союза, встречал нашу делегацию в аэропорту. Он начальник управления внешних сношений вооруженных сил Кубы. У него четверо детей, зарплата $30 в месяц и собственный дом из пяти комнат. Там есть даже гараж, о чем космонавт говорит не без гордости. А в гараже стоит четырнадцатилетний «жигуль».
В России Мендос окончил Ейское летное училище и единственный из пятидесяти курсантов-кубинцев был отобран в отряд космонавтов. На вопрос: «Как сейчас на Кубе?» — с улыбкой отвечает: «Сейчас лучше. Было тяжело, но идем вперед». Убежден, что кубинцы с русскими похожи: «Баб любим, выпить любим». —«А работать?»
На этот вопрос Арнальдо белозубо расхохотался.

ИНЕССА СЛАВУТИНСКАЯ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK