Наверх
16 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 1999 года: "Лебединая песня Бориса Березовского"

Для Бориса Березовского Александр Лебедь — это последний шанс выжить. При любом другом варианте президентства — с Путиным ли, с Примаковым — Березовского при всех его уголовных делах и политическом авантюризме ближний президентский круг, выговаривая гарантии для себя, может просто отдать на растерзание.Игра в Лебедя

Кремлевские политики обратили внимание на новоиспеченного командарма Приднестровской 14-й армии в 1994 году. Тогда (как зафиксировано новейшей российской мифологией) Александр Лебедь с вверенными ему войсками придушил молдавско-приднестровскую войну (хотя настоящим руководителем той миротворческой операции был генерал Воробьев, который избегал телекамер).
Лебедь, делая первые шаги в публичной политике, во время одной из встреч с журналистами, где почему-то оказались Никита Михалков и Георгий Жженов, попросил: «Не наводите на меня камеры: у меня лоб питекантропа». На приветствие Георгия Жженова: «Я рад с вами познакомиться»,— почему-то ответил: «Я тоже желаю вам изнасиловать женщину в сто лет». Чем привел в экстаз собравшуюся публику. Оторопевший артист даже не нашелся что ответить, пробормотав что-то невнятное о своей жене.
Столь непривычное поведение, нетрадиционный юмор и несомненное наличие харизмы произвели сильное впечатление на обитателей Кремля, и генерал был там востребован, хотя и не слишком удачно. Сейчас, соскучившись в своем красноярском далеке по столичным телекамерам, Лебедь вновь решил обозначиться. Между первым и вторым московскими взрывами он высказался перед французским журналистом в том духе, что пришло время возглавить страну генералу и что вскоре его снова позовут в Москву: расхлебывать кашу на Северном Кавказе более некому.
То, что неделю спустя о том же самом заговорил по ТВ политический патрон Лебедя Борис Березовский, свидетельствует, во-первых, о скоординированности этой информационной акции, а во-вторых, о том, что Березовский не оставил затеи вернуть Лебедя во власть и сделать его президентом — пусть даже если ему, Березовскому, и придется для этого изнасиловать всех обитателей Кремля.
Игра в Лебедя — давняя забава Бориса Березовского. Собеседник «Профиля» в правительстве РФ рассуждает: «Березовский всегда рассматривал «страшного» Лебедя как резерв на случай какой-нибудь чрезвычайки. Теперь, когда возможное введение ЧП совпадает по времени с началом раскрутки Кремлем своего кандидата в президенты, Березовский тянет Лебедя именно как кандидата в президенты с промежуточной посадкой либо в кресле премьера, либо в кресле вице-премьера, курирующего силовые структуры.
Но сегодня, с учетом ситуации и сопутствующих ей общественных настроений, против Лебедя работает прежде всего заключенное им в 1996 году с чеченцами хасавюртское мирное соглашение, которое, по сути, проложило дорогу войне в Дагестане и взрывам в Москве. Теперь Хасавюрт полностью провалился и может похоронить Лебедя как политика — если в стране сложится общее мнение, что он предатель, продал Россию и подписал договор, который не решил никаких проблем, а только породил новые».
Начало этому уже положено. 15 сентября премьер Владимир Путин выступал в Госдуме и, не называя имени генерала, сказал о Хасавюрте ровно это самое. Депутаты (а в Думе у Лебедя нет ни одного своего человека) все поняли и дружно одобрили слова премьер-министра.
Кроме того, Лебедя не любят в ФСБ, в МВД, а в Министерстве обороны его просто считают выскочкой. Генерал при всех его талантах так и не сподобился окончить Академию Генерального штаба, а военная элита обязана иметь этот диплом. Исходя из вышесказанного, Лебедь может быть использован Кремлем только как последняя соломинка. О многом говорит то, что в Кремле его лоббируют лишь полуопальный Борис Березовский и глава президентской администрации Александр Волошин. Остальные члены команды тяготеют скорее к Владимиру Путину, не упуская из внимания возможность сговора с Евгением Примаковым. К Лебедю же испытывают серьезное недоверие, потому как он малопредсказуем: может «кинуть» и попытаться сыграть свою игру.
Лопни, но держи фасон

Сам Лебедь все это прекрасно понимает. Но одновременно он знает, что, во-первых, «официальный» преемник Ельцина Владимир Путин для «семьи» человек чужой, а Евгению Примакову в Кремле и вовсе опасаются доверить свое будущее. Во-вторых — и это главное,— для неистового Бориса Березовского Лебедь — последний шанс выжить. При любом другом варианте (с Путиным ли, с Примаковым ли) Березовского со всеми его уголовными делами и политическим авантюризмом ближний президентский круг, выговаривая гарантии для себя, может просто отдать на растерзание.
Эти два знания позволяют Александру Лебедю вести себя как попало и по отношению к президенту, и по отношению к Березовскому. О Борисе Ельцине от генерала доброго слова традиционно не услышишь. С Березовским сложнее, здесь речь идет о деньгах. С деньгами у Лебедя плохо: кроме скудной казны краевой администрации, у красноярского губернатора ничего нет. Он так и не смог подмять под себя ни «Норильский никель», ни местный уголь с алюминием. Единственное, что у него получилось,— это взять займы в западных и российских банках, но кредиты эти не утверждены областной Думой и висят в воздухе.
Но и тут Лебедь, чувствуя в себе особую надобность, держит фасон. Рассказывает собеседник «Профиля» в красноярских деловых кругах: «Прилетел недавно Березовский в Красноярск и говорит: мол, Александр Иванович, надо под вашим руководством предвыборный блок «Мужики» создавать. Росселя и Наздратенко я пытаюсь сагитировать, чтобы в Думе побольше наших было. Лебедь отвечает: «Согласен. Пятьсот миллионов». Березовский: «Ты знаешь, у меня деньги есть, но немножко поменьше». Лебедь: «Поменьше? Пожалуйста. Я тебе даю хакасского Лебедя (брат Александра Лебедя Алексей — глава Республики Хакасия.— «Профиль»). Он тебе сделает поменьше». Повернулся и ушел».
И ничего не случилось — Березовский, как было сказано, твердит по ТВ о востребованности генерала и, по сведениям из Кремля, напористо убеждает президентскую семью, что только Лебедь единственный и неповторимый кандидат в президенты от Красной площади. Кремлевский собеседник «Профиля» замечает, что от остатков веры в Березовского, совмещенных с традиционным недоверием к Лебедю, у президентской дочери Татьяны Дьяченко случилось временное раздвоение и она два дня пребывала по этому поводу в истерике.
Бабушкина борода

Так что пока Борис Березовский находится поблизости от Кремля, карта Лебедя будет неминуемо разыгрываться. И, как утверждает собеседник «Профиля» в кремлевской администрации, Кремль держит Лебедя в запасе, но держит всерьез.
«Если же говорить о сегодняшнем дне, то основная ставка делается по-прежнему на Владимира Путина и ему дается максимальный режим благоприятствования. Но если вдруг что-то случится: новая серия взрывов или очередной прорыв боевиков в Дагестан, который не смогут достойно отразить,— тогда Лебедь может быть востребован как чудотворец, спаситель и замиритель».
Вообще-то сдается, что вся нынешняя дагестанская и прочая заваруха была организована ни под кого-то конкретно, а как некая кризисная конструкция, в которую можно будет встроить того, кто окажется наиболее приемлемым для Кремля на данный момент. Не только как политический преемник, но и как разрешитель выходящего из-под контроля северокавказского кризиса. В последнем случае — или как миротворец, или как победитель, это уж как фишка ляжет.
По мнению депутата Думы Владимира Лысенко, если понадобится миротворец, это будет Александр Лебедь: «Если все пойдет вразнос, в Москве начнутся паника и этническая чистка, направленная против кавказцев, и если кто-то из них еще и погибнет, тогда весь Кавказ встанет против России. И успокоить эту бойню будет способен только единственный человек — Лебедь, очень хороший товарищ Масхадова и Басаева. Он приедет в Чечню и за три дня все урегулирует».
Путин же, выступающий за ограждение Чечни санитарным кордоном, за ультимативное требование Грозному выдать исполнителей недавних терактов и за бомбежки боевиков на чеченской территории, больше подходит на роль победителя.
Что касается чрезвычайного положения, то его, если понадобиться для отмены думских выборов, можно ввести при любом из двух указанных вариантов развития событий.
Кстати, если летом во время утверждения в Думе на пост премьера Владимир Путин настаивал на немедленном принятии нового закона о чрезвычайном положении, то в своем последнем выступлении перед депутатами 15 сентября он был уже против ЧП, что позволяет предположить, что в Кремле отношение к необходимости срочного введения ЧП изменилось.
Действительно, Борису Ельцину нет особой нужды немедленно уступать кому-либо свое место, возлагая на него заботу о поддержании чрезвычайки. Президент вполне может заболеть и передать бразды правления на время недуга без всякого ЧП тому же Путину. И посмотрит своего преемника в деле. Если же Путин не справится со страной, а думские выборы Кремль окончательно решит не проводить, если президентское окружение к тому времени не пойдет на сговор с Евгением Примаковым, который не оставил надежды убедить «семью», что он и никто другой — лучший гарант ее постельцинских интересов, тогда зимой Ельцин может наконец призвать Лебедя, ввести чрезвычайку и отменить выборы.
А дальше… Новейшая история России уже знает случай избрания в президенты генерала в условиях ЧП. Депутат Думы Мухарбек Аушев напомнил, как в 1992 году стал президентом Ингушетии генерал Руслан Аушев.
«В 1992 году у нас в Ингушетии было введено чрезвычайное положение, а народ на своем съезде требовал, чтобы Аушева выбрали президентом. Это было незаконно, потому как выборы при ЧП не проводятся. Приехала тогда целая делегация из Москвы с Сергеем Шахраем во главе, который стал убеждать Аушева отказаться от выборов. Аушев же ответил, что если его народ изберет даже при чрезвычайном положении, то он будет президентом. Тогда Шахрай попросил Верховный Совет России на один день снять чрезвычайное положение в Ингушетии, что дало возможность провести выборы,— и Руслан Аушев стал законным президентом. В России тоже можно на один день отменить ЧП, провести выборы и того, кого они там, в Кремле, определят, протащить в президенты».
Одна беда: применительно к Александру Лебедю здесь слишком много «если». Если бы Лебедь не был так явно соотносим с Борисом Березовским, если бы он не заключил в свое время обманный мир с чеченцами, если бы не пугал президентское окружение своей непредсказуемостью, то вполне мог бы хоть сейчас перелететь через кремлевскую стену. Но, как любит говорить сам генерал: «Если бы у бабушки была борода, она была бы дедушкой».

ИНЕССА СЛАВУТИНСКАЯ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK