Наверх
15 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Ледниковый период"

В рождественские каникулы в Москве прошли два фестиваля ледовых скульптур — «Олимпийская симфония» и «Вьюговей». Заработать на них организаторам помешала январская оттепель: деньги растаяли буквально на глазах. Впрочем, скульпторы все восстановят. Была бы погода. Фестиваль снежных и ледовых скульптур «Вьюговей» в Москве устраивают каждый год, нынешний по счету пятнадцатый. А первый организовали в 1989 году на Ленинском проспекте с подачи Бориса Ельцина.

«Я заведовал отделом культуры Октябрьского райисполкома, — рассказывает президент Ассоциации скульпторов России по снежным, ледовым и песчаным композициям и гендиректор культурного центра «Вьюговей» Виктор Чернышев. — Ельцин, в то время первый секретарь Московского горкома КПСС, выдал разнарядку как-то необычно украсить Москву к празднику. Я увлекался фотографией и в журнале «Фото Японии» увидел репортаж с японского фестиваля ледяных скульптур. И подумал: «А почему бы и нам не попробовать, снежная держава как-никак».

Тогда скульпторы создали целый комплекс снежно-ледовых изваяний, включая колокольню Ивана Великого высотой 18 метров. Самую высокую снежную скульптуру занесли в книгу российских рекордов «Диво». А в 1990 году фестиваль стал международным: на конкурс, проходивший в ЦПКиО им. Горького, приехала команда Голландии. Потом стали приезжать канадцы, финны, австрийцы, американцы и немцы.

В этом году в Москве параллельно проходили два фестиваля ледовых скульптур. С 5 по 9 января на Васильевском спуске — «Олимпийская симфония» (в поддержку выдвижения Москвы как столицы Олимпиады-2012). Скульпторы изваяли изо льда спортивные сооружения Москвы (включая только запроектированные) и ледяные символы городов-конкурентов: Эйфелева башня, статуя Свободы и лондонский Тауэр. А 2 января стартовал «Вьюговей в Московском зоопарке» (главным аттракционом стал четырехметровый петух, кукарекающий каждый час), который должен был завершиться 2 февраля, но погода спутала организаторам все карты. Зверушки растаяли вместе с надеждами на прибыль от фестиваля.

На обеих площадках (на Васильевском спуске и в зоопарке) ледяные скульптуры возводили 20 команд из Австрии, Белоруссии, Германии, Ирландии, Нидерландов, США, Украины, Финляндии, Швейцарии и России. Проезд, питание, проживание и строительные материалы скульпторам оплатили организаторы: Ассоциация скульпторов России по снежным, ледовым и песчаным композициям и культурный центр «Вьюговей». В «Олимпийскую симфонию» на Васильевском спуске, понятно, вложилось и московское правительство. Правда, планируемые для Олимпиады-2012 спортивные сооружения в прямом смысле испарились, не выстояв положенного срока. Получилось символично.

«Вьюговею» помог Московский зоопарк, рассчитывая на реальную прибыль. В итоге общая смета обоих мероприятий, по словам Виктора Чернышева, составила около $100 тыс. Из этих же денег получили премии победители конкурсов фестивалей. Призовой фонд «Олимпийской симфонии» — $5 тыс., а «Вьюговея» — 60 тыс. рублей. В зоопарке культурный центр «Вьюговей» также надеялся заработать на билетах (стоимость входа в зоопарк во время проведения фестиваля не изменилась — 80 рублей). По договоренности деньги с первых 30 тыс. посетителей зоопарк целиком оставляет себе. Вся выручка свыше делится пополам с «Вьюговеем». В итоге в прибыли оказался только зоопарк. «За первые четыре дня прошло как раз 30 тыс. человек, это в несколько раз больше, чем в прошлом году в эти же дни, — говорит Чернышев. — Сотрудники зоопарка считают, что благодаря фестивалю. А затем начался потоп. К сожалению, температура +5 льду противопоказана. Скульптуры долго не протянут, если только не приморозит. Никакого специального состава, чтобы замедлить таяние льда, пока еще не придумали. Поэтому с окупаемостью проекта дела обстоят не очень хорошо. Мы надеемся хотя бы выйти в «ноль».

Обычно зимой количество заказов увеличивается, все-таки сезон. На этот Новый год частные лица наперебой заказывали ледяных петухов и прочую живность в свои загородные резиденции. В итоге только зря потратили деньги.

Парадокс в том, что, в прямом смысле «сев в лужу» зимой, то есть в сезон, скульпторы ассоциации могут зарабатывать деньги на ледяных скульптурах в несезонное время, даже летом. Заказчики — крупные торговые бренды, рестораны, банкетные залы, частные лица. Холодные изваяния украшали юбилеи Льва Лещенко, Владимира Винокура, Натальи Ветлицкой, Марины Анисимовой, Вячеслава Фетисова, Валерия Газзаева, Артура Чилингарова, свадьбу Николая Баскова, концерты Ирины Аллегровой, презентации новых альбомов Аллы Пугачевой и Аниты Цой. Ледяной рояль снят в последнем клипе Игоря Крутого. Кроме того, ассоциация сотрудничает с кинематографом. Например, для съемок третьей серии проекта Леонида Парфенова «Российская империя» скульпторы частично восстановили в Нескучном саду «Ледовый дом», выстроенный императрицей Анной Иоанновной для свадьбы своего шута князя Голицына с калмычкой Бужениновой. Современные скульпторы брали лед из Пионерского пруда ЦПКиО им. М. Горького. Все размеры были выдержаны, но крышу делать не стали — побоялись обрушения, так как температура опять-таки была плюсовая — не то что в XVIII веке, до глобального потепления. Стоимость каждого проекта рассчитывается из количества блоков, потраченных на изготовление скульптуры (ледяные бруски стандартные — 1 на 0,5 метра, весом около 100 кг). Зимой за каждый блок мастера берут по $150 (в эту сумму входят и расценки за работу). Лед для скульптур, по словам Чернышева, «культивируют» на Гребном канале в Крылатском. В процессе замерзания его чистят и полируют. На конкурсе в зоопарке каждому участнику выдавали по 20 блоков. Кому не хватало, занимал у соперников, если у тех оставалось. Всего на два фестиваля израсходовали около 8 тыс. брусков — большинство скульптур были внеконкурсные.

Летом расценки у ледовых мастеров повышаются, поскольку сложнее доставать материал. Скульптор из Иркутска Керим Мухамадеев нашел спонсора — Иркутский хладокомбинат. Там ему выделили помещение с морозильной камерой, так что лед для него и летом не в дефиците. В теплое время года стоимость вырастает вдвое. Так что скульптура высотой в три метра, по словам Мухамадеева, обойдется заказчику примерно в $1000. Цена может быть увеличена за сложность. Например, Элтон Джон после визита в Москву отгрохал у себя в резиденции трехметровый храм Василия Блаженного, устроив «русскую вечеринку» с лыжниками и искусственным снегом. Скульпторы постарались вырезать храм с максимальной точностью и наверняка взяли дополнительные деньги за ювелирную работу.

Так что растаявших в зоопарке ледяных зверей можно создать заново. Было бы желание, морозная погода и лед на Гребном канале.

«Ледяные скульптуры — это пиаровский бизнес»

Марат Гельман, политтехнолог, галерист:

«Профиль»: Ледяные скульптуры — это искусство?

Марат Гельман: Думаю, этот вид творчества можно отнести к прикладному искусству, которое все-таки ближе к ремеслу. Я бы определил это как «ремесленное искусство». Ледовые забавы в России были всегда, с незапамятных языческих времен. Ледовые дворцы, беседки, скульптуры строили князьям, императорам, купцам, дворянам, боярам. Да и вряд ли нашлась бы в России хоть одна деревня без снежной крепости зимой. Сегодня ледяные скульптуры по примеру японцев переживают второе рождение. Что приятно — что этот вид творчества не носит отпечатка культурного фетишизма. Произведение исчезает очень быстро, оно не переживает автора, обрастая легендами.

«П.»: А культурный фетишизм — враг искусства?

М.Г.: Во всем мире идет социальный процесс освобождения от культурного фетишизма. С этим очень скоро предстоит столкнуться и нам. Традиционно в нашем сознании укоренено представление о бесконечной разнице между оригиналом и копией. От оригинала исходит какая-то аура… Чуть ли не религиозный объект, он стоит миллионы долларов. А точно такая же копия, один в один, — ничто. С точки зрения истории искусства это полный бред. Новый потребитель совершенно неактивен как покупатель. Оригинал ледовой скульптуры вы тоже не купите в вечное пользование.

«П.»: Но покупают же, хотя бы на время. Значит, это не только ремесленное хобби, но и бизнес?

М.Г.: Я бы не рассматривал ледяные скульптуры как бизнес в глобальном смысле. Снег все-таки тленен, на Sotheby’s его сто раз не продашь. Это, скорее, пиаровский бизнес — бизнес вокруг событий, аналогичный перформансу. Создается прецедент: все собрались, создают изо льда разнообразные образы, и все крутится вокруг этого.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK