Наверх
10 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2008 года: "Лекарство от кризиса"

Обслуживание частных клиентов — это классика банковского бизнеса. А любая классика всегда актуальна. В условиях кризиса именно доходы от розницы удержали многие банки от падения в бездну убытков, принесенных инвестиционным бизнесом.Финансы — одна из наиболее уязвимых сфер деятельности человека. Похоже, что банкиры постоянно находятся в напряжении, отыскивая выходы из постоянно возникающих кризисных ситуаций. Однако, несмотря на повышенную подвижность и нестабильность финансового сектора, в нем, как и в любой другой отрасли, существуют свои старожилы. Они выходят из любых передряг, пусть иногда даже и с потерями, восстанавливаются и продолжают развивать свой бизнес.
   Так, например, в условиях нынешнего финансового кризиса меньше других пострадали итальянские банки, отмечают международные аналитики. В этом нет ничего удивительного. Ведь Италия — колыбель банковского дела, и где, как не там, должны находиться кредитные организации, обладающие многовековым опытом, пережившие десятки самых разных кризисов, как экономических, так и политических, и устоявшие даже во время мировых войн.
   Такие банки не чахнут в тяжелые времена, а организуют выгодные поглощения, покупая со скидками ослабевших коллег. Например, еще в конце прошлого года, когда кризис американской ипотеки докатился до Европы, итальянский банк Banca Monte dei Paschi di Siena (MPS), основанный в 1472 году и являющийся старейшим в мире, и крупнейший в Испании банк Santander объявили о сделке, в ходе которой Santander за 9 млрд евро продает MPS восьмой по величине итальянский банк Antonveneta, активы которого составляли тогда 50 млрд евро.
   Когда американские, швейцарские и германские банки сообщали о солидных убытках, вызванных кризисом, итальянские кредитные организации подсчитывали доходы. Например, в мае текущего года крупнейший в Италии банк UniCredit SpA сообщил, что получил по итогам прошлого года чистую прибыль в размере 6,57 млрд евро, что всего на 0,4% меньше, чем годом ранее. Банк уточнил, что объем его активов на американском рынке высокорисковой ипотеки был незначительным и по состоянию на конец прошлого года составлял 164 млн евро.
   О пользе консерватизма
   Стоит отметить, что важна не столько национальность банка, сколько его способность противостоять кризисным явлениям. Так сложилось, что менее всего подвержены потрясениям банки с богатым опытом и максимально диверсифицированным портфелем. Ураган легко валит несколько деревьев, но целый лес уничтожить не в состоянии. Так и с банками. Тем, кто строит бизнес на небольшом количестве крупных клиентов, сложнее удержаться на плаву, чем кредитным организациям, у которых обслуживаются тысячи компаний и миллионы частных вкладчиков и заемщиков. Логично, что именно розничный бизнес обеспечивает максимальную диверсификацию, а значит, и малую уязвимость банка.
   Так что даже на наиболее пострадавшем американском банковском рынке чувствуют себя лучше других именно универсальные кредитные организации, делающие ставку на розницу. Например, JPMorgan Chase & Co. по сравнению с остальными гигантами американского банкинга вышел из воды почти сухим. JPMorgan Chase — результат слияния коммерческого банка Chase Manhattan Corporation и инвестиционного банка J.P. Morgan & Co. в 2000 году. Однако на самом деле эта организация работает с 1824 года, когда был основан Chemical Bank of New York, лишь в 1996 году после серии слияний и поглощений переименованный в Chase.
   JPMorgan Chase выгодно отличается от большинства своих конкурентов и даже дает фору американскому фондовому рынку в целом, отмечают аналитики. Ведь потери на ипотечных бумагах у банка оказались гораздо меньше, чем у других американских кредитных организаций. В последнем квартале прошлого года JPMorgan Chase списал всего $1,3 млрд, что не идет в сравнение, например, со списаниями американского Citigroup Inc, составляющими примерно $18,1 млрд. А все потому, что в свое время JPMorgan Chase предпочел сосредоточиться на традиционном виде банковского бизнеса — розничном обслуживании, а не стал увлекаться формированием инвестиционного портфеля из структурированных продуктов, в том числе ипотечных облигаций, уверяют специалисты. Тогда как именно на этом пристрастии погорели многие другие американские финансовые институты.
   Прибыль розничного подразделения JPMorgan Chase за четвертый квартал 2007 года выросла на 5%, до $752 млн. Причем основным фактором роста стало кредитование покупки жилья для заемщиков с высоким рейтингом. Это, по сути, и спасло банк от тех колоссальных проблем, которые сейчас испытывают множество американских кредиторов, раздававших еще совсем недавно ипотечные ссуды заемщикам с низким рейтингом и высоким уровнем риска.
   Тише едешь — дальше будешь. Эта русская народная мудрость вполне применима к американскому JPMorgan Chase. Видимо, более чем 170-летний опыт работы на рынке не подвел этот банк, который остался консервативным и сделал ставку на надежных розничных клиентов, чем в итоге и сохранил себе жизнь, и даже более того — поглотил давнего конкурента и противника, Bear Stearns. Последний, впрочем, тоже обладал 85-летней историей, пережил Великую депрессию, но в этот раз не смог самостоятельно справиться с проблемами. Федеральная резервная система США выделила JPMorgan Chase под залог активов Bear Stearns кредит на $30 млрд. Эти деньги JPMorgan Chase одолжил терпящему крах конкуренту, одновременно договорившись о его покупке.
   Местные старожилы
   Теперь глобальный финансовый кризис докатился и до России. Конечно, отечественные коммерческие банки намного моложе западных коллег по цеху, но за последние 20 лет успели пережить немало потрясений и тоже обзавелись своеобразной антикризисной закалкой. А она была весьма суровой. Ведь из первых созданных в начале перестройки коммерческих институтов на рынке выжили немногие. Самым старшим из оставшихся на плаву является петербургский банк «Викинг», имеющий лицензию № 2 от 26 августа 1988 года. «Викинг» — средний региональный банк, стабильно занимающий первые строчки в экономических рейтингах надежности, — и сейчас работает самостоятельно в реальном секторе экономики. Клиентами банка являются предприятия лесопромышленного комплекса, гидроэнергетики, гостиничного обслуживания, легкой промышленности, агропромышленного комплекса, оптовой и розничной торговли. Кроме того, «Викинг» оказывает услуги приват-банкинга (обслуживание состоятельных клиентов) и является инвестиционно ориентированным.
   Еще один крепкий старичок, тоже не попавший в число банков, лишенных лицензий, — акционерный коммерческий банк «Кредит-Москва», зарегистрированный под пятым номером 21 сентября 1988 года. Сейчас банк специализируется на обслуживании корпоративных и частных клиентов, корпоративном финансировании и казначейских операциях. Сохранил себя и «Стройкредит» (лицензия № 18). Есть в списке уцелевших еще два региональных банка из Тольятти и Владивостока.
   Ну а дальше в первом реестре российских коммерческих банков за 1988 год почти сплошь могильные кресты — и так до № 30. Лицензия с порядковым номером 30 была выдана еще Госбанком СССР 6 декабря 1988 года Автобанку. Он — самый старейший из всех крупных банков, успешно прошедших кризисы и сложности становления новой банковской системы. Несмотря на то, что для нынешнего молодого российского сообщества коммерческих банков такие кредитные организации могут считаться почти динозаврами, в отличие от древних ящеров, упомянутые банки живы и процветают. Уже в послекризисное время Автобанк стал участником объединения сразу пяти банков. Эту уникальную для российского финансового рынка идею осуществил в рамках своей финансовой корпорации Николай Цветков. В результате объединения Автобанка с Инвестиционно-банковской группой «НИКойл», Урало-Сибирским банком, Кузбассугольбанком и Брянским народным банком был создан новый универсальный банк, который назвали «УралСиб». А вот номер лицензии ему оставили автобанковский — № 30. Ходатайство по данному поводу в Центральный банк РФ поддержал в свое время первый зампред главной кредитной организации страны Андрей Козлов, оставив и в этом решении по себе добрую память.
   Обладание лицензией № 30, выданной Автобанку, дает право «УралСибу» считать отправной точкой своей истории 6 декабря 1988 года и отмечать в этом году свой 20-летний юбилей. Автобанк многое привнес в новую структуру. Во-первых, технологии ритейла, хорошо отлаженный пластиковый бизнес и развитую филиальную сеть. Все пригодилось для строительства «УралСиба», входящего теперь в первую десятку российских кредитных организаций, как по активам, так и по объему капитала. Сейчас региональная сеть «УралСиба» насчитывает более 560 отделений и точек продаж по всей стране.
   Если снова вернуться к номерам лицензий, хочется отметить одну интересную деталь. Под регистрационным номером 1 в книге государственной регистрации кредитных организаций значится ЮниКредит Банк с датой внесения 20 октября 1989 года. Ранее эта кредитная организация называлась Международный московский банк (ММБ), но потом была поглощена итальянской банковской группой. Почему такая нестыковка? Рассказывают, что долгое время этот номер в книге был свободен, поскольку никого не хотели выделять таким образом. Но Виктор Геращенко, будучи председателем Центрального банка РФ, однажды все же решил заполнить эту пустующую графу. Можно предположить, что не случайно, уйдя с высокого поста, Виктор Геращенко работал на руководящей должности именно в ММБ, который, кстати, как и «УралСиб», тоже находится сейчас в первой десятке по объему капитала среди российских банков.
   Так или иначе, всем этим кредитным организациям пришлось пройти жестокую школу. Но, пожалуй, самым серьезным испытанием на этом пути стал кризис 1998 года. Тогда сразу шесть крупнейших банков — «СБС-Агро», Инкомбанк, «Менатеп», Мост-банк, Мосбизнесбанк, Промстройбанк — были переведены под опеку Сбербанка, вспоминают очевидцы. Однако не все кредитные организации тогда так легко сдавались. Были и те, кто пережил этот тяжелый этап, сохранив свое лицо. Например, Автобанк так и не поменял свою политику обслуживания клиентов, даже когда обрушились ГКО и государство отказалась платить по своим долгам. Конечно, сделать это самостоятельно тогда было нелегко, но Автобанк получил от Центрального банка стабилизационный кредит. После кризиса добросовестно и даже в некоторой части досрочно Автобанк этот кредит погасил. Ну а потом кредитной организации подставила плечо такая мощная структура, как Инвестиционно-банковская группа «НИКойл», избравшая своей стратегией ускоренное развитие розничного банковского бизнеса.
   Спасительные резервы
   Впрочем, сравнивать нынешний кризис с проблемами, возникшими у банков в 1998 году, неверно, считают специалисты. Более того, у этих двух явлений как разные корни, так и разные последствия — десять лет назад все было серьезнее и опаснее. В кризисное время середины 1998-го на какую тему ни проводился бы брифинг или пресс-конференция в Центральном банке РФ, первый вопрос, который задавали журналисты и которым интересовались вообще все, — это объем золотовалютных резервов России (ЗВР), вспоминает один из ликвидаторов последствий кризиса 1998 года. Тогда ЗВР таяли день за днем. У государства на погашение собственных обязательств денег просто не было, а Центробанк вынужден был кредитовать правительство. Это и привело к кризису, в том числе и к катастрофическим последствиям в банковском секторе.
   Сейчас объем резервов несравнимо больше, чем 10 лет назад. У государства достаточно средств, чтобы обеспечить полноценную поддержку банковской системе, что сейчас и происходит. Минфин РФ уже несколько месяцев подряд устраивает депозитные аукционы на суммы в сотни миллиардов рублей, а также увеличил лимиты на депозиты в крупнейших банках до 1,5 трлн рублей. Центробанк не отстает, высвобождая новые порции ликвидности для кредитных организаций с помощью самых разных инструментов. Даже ставка отчислений в Фонд обязательного резервирования за последние два месяца понижалась два раза.
   Работа по финансовой стабилизации, которая была проделана за последние 10 лет, не пропала даром, считают старожилы банковского рынка. Ведь на этот раз кризис был вызван внешними воздействиями, а не внутренним проблемами, как в 1998 году. Может показаться, что противостоять глобальной нестабильности намного сложнее, чем справиться с проблемами внутри страны. Однако банкиры уверены, что сейчас все наоборот, и именно опыт всех предыдущих кризисов дал возможность банковской системе при поддержке государства минимизировать потери. Так что нынешний кризис хоть и вызван проблемами западных рынков капитала, но все-таки вполне преодолим.
   Что касается кризиса 1995 года, то с нынешними событиями у него много общего. Тогда на рынке межбанковского кредитования разразился кризис доверия, то же происходит и сейчас. То есть потенциально деньги у банков есть, но предоставлять кредиты в прежних объемах своим коллегам они опасаются. Впрочем, тогда все проблемы были успешно решены, и почти никто не пострадал.
   Есть еще один кризис, с которым российским банкирам пришлось столкнуться в 2004 году. Многие помнят историю с Альфа-банком, который, успешно пройдя все перипетии 1998 года, вдруг очутился в шатком положении шесть лет спустя. Но опять же, теперь не так все плохо, как тогда. Ведь пока российским кредитным организациям удается избежать вспышки панических настроений клиентов, в том числе и вкладчиков. А вот в 2004 году цепь случайностей привела к панике, кстати, возникшей без фундаментальных причин. Эта паника дорого обошлась, к примеру, Гута-банку. На данный момент подобных причин для кризиса в России также нет, уверены многие финансисты и экономисты. «Наше счастье в том, что Россия пока все-таки слабо интегрирована в мировую финансовую систему, — радуются банкиры. — Так что мы можем обойтись малой кровью, хотя и бороться придется чуть тяжелее, чем в 2004 году».
   Некоторые экономисты ехидно отмечают, что банкиры рано обрадовались: грядет инфляция, вызванная повышенными госрасходами на поддержание финансовой системы и некоторых отраслей производства. Понятно, что рост цен вряд ли положительно скажется на банковском секторе. Однако не все считают, что ускорение темпов инфляции будет серьезным. Уровень инфляции останется примерно таким же, каким и был в первом полугодии текущего года, прогнозируют аналитики. Хотя и не отрицают, что рубль Центробанку в среднесрочной перспективе все равно придется ослабить, но это будет происходить постепенно и безболезненно как для банков, так и для их клиентов. Так что в перспективе российские кредитные организации не потеряют свои доли на рынке и не останутся без клиентов, в том числе и розничные банки. Классика, которой в банковском секторе считается работа с населением, всегда актуальна, уверены банкиры. Конечно, они заметили, что сейчас наблюдается переток вкладов из мелких банков в крупные. Это еще одно подтверждение, что второй 1998-й год России не грозит. Ведь такая опасная ситуация, как тогдашнее крушение крупных кредитных организаций, уже не повторится.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK