Наверх
23 января 2020
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Лекарство от стресса"

Опыт ведущего российского производителя офисной мебели показывает: при правильно проведенной оптимизации производства компания может выйти из кризиса окрепшей.   Рынок B2B, к которому относится и сегмент офисной мебели, одним из первых чувствует кризисные изменения. Осенью 2008-го спрос и доходы сильно упали, и российские мебельщики вынуждены были всерьез заняться оптимизацией издержек. Грамотная антикризисная стратегия мебельной компании «Феликс» уже летом 2009 года дала первые положительные результаты: рост продаж возобновился. В 2010-2011 годах эта благоприятная тенденция сохранилась. По словам председателя совета директоров «Феликса» Ильи Кондратьева, основной принцип компании: как бы ни было сложно, никогда не прекращать движение вперед. Возможно, этим и объясняется тот факт, что, пережив за двадцать лет не один экономический катаклизм, компания не только выжила, но и стала игроком №1 на рынке офисной мебели.
   
   ПРОФИЛЬ: Илья Адольфович, в чем заключалась стратегия адаптации компании к кризисным условиям?
   Кондратьев: Главной задачей было сохранение потенциала развития. В ситуации, когда спрос на мебель значительно упал, нам пришлось провести огромную работу, чтобы вывести компанию на точку безубыточности. Во-первых, резко уменьшить издержки. Мы сократили в разы затратную часть бизнес-процессов. Это коснулось как бюджетов, так и персонала. Благодаря IT мы оптимизировали штаты и получили неожиданный результат: оказалось, что пять человек могут работать четче и лучше, чем пятнадцать. Для сокращения трудозатрат, улучшения качества учета продукции мы приступили к внедрению штрих-кодирования на производстве. Во-вторых, мы вывели на рынок ту продукцию, которая была востребована в тот момент, то есть бюджетные модели. «Феликс» представил тогда новую коллекцию мебели для персонала «Диалог-эконом». При этом ее производство с целью снижения издержек было организовано не на московской фабрике, а на деревообрабатывающем комбинате «Жарковский» в Тверской области, который принадлежит компании «Феликс». Для кабинетов руководителей мы разработали недорогую качественную линейку «Система Р+». Ассортиментный ряд мебели для дома «Европа» (эта торговая марка так-же принадлежит компании. — «Профиль».) был дополнен экономичной серией «Берн». Между прочим, все эти коллекции пользуются устойчивым спросом и сейчас. Ну и, наконец, в-третьих, мы постарались сохранить сервис на прежнем высоком уровне. Сервисные услуги — это наша марка и одно из наших главных конкурентных преимуществ, которыми мы не могли пожертвовать даже в кризис. Сейчас у нас большое сервисное подразделение, работающее, можно сказать, круглосуточно. Гарантия на нашу мебель составляет до семи лет, постгарантийное обслуживание по срокам вообще не ограничено, и когда требуется помощь, мы выезжаем к клиенту по первому требованию. Если ремонт непосредственно у клиента невозможен, то забираем мебель, а на ее место привозим другую. И стараемся все сделать в максимально короткие сроки. Все это и позволило нам сохранить не только старых клиентов, но и, как это ни парадоксально, клиентскую базу, в том числе и за счет недостатков в работе конкурентов.
   ПРОФИЛЬ: В этом году вы приступили к комплексной реорганизации производства. В чем причина?
   Кондратьев: А это тесно связанные между собой вещи. Повторюсь: развитие производства — один из наших приоритетов. Совместно с ведущей немецкой консалтинговой компанией мы разработали программу по модернизации производственных мощностей наших фабрик и сейчас внедряем принципиально новое оборудование. В частности, полностью автоматизированные станки — кромкооблицовочный и сверлильно-присадочный, настраиваемые по штрих-коду. Если, к примеру, ручная настрой-ка станка занимала раньше в среднем двадцать минут, то теперь — меньше минуты. Представляете, какое увеличение производительности? И это не говоря уже о снижении процента ошибок, ведь ручная настройка — это, ничего не поделаешь, человеческий фактор, а электроника снижает вероятность ошибок на порядок. Кроме того, мы меняем и системы планирования на производстве, внедряем новые программные продукты и новые технологии. Все это в результате позволит нам значительно увеличить объемы производства, улучшить качество продукции и существенно снизить затраты. Это необходимо для того, чтобы мы могли отвечать на потребности рынка, при этом конкурировать по ценам и выигрывать в качестве.
   ПРОФИЛЬ: А можно поподробнее — что такое штрих-кодирование на производстве?
   Кондратьев: Это первый этап подетального планирования. Благодаря штрих-кодированию каждая деталь на учете. На основании штрих-кода мы видим, в каком состоянии находится изделие, какие детали выполнены, какие — в процессе обработки и т.д. И все это — каждое движение детали — видно на мониторе начальникам производства, цеха. В какой-то степени штрих-кодирование дисциплинирует персонал. Ведь по штрих-коду мы всегда знаем, кто из станочников раскраивал деталь, кто клеил кромку, кто делал присадку и кто упаковывал. А это уже дает четкое понимание, кому и за что мы платим деньги и с кого спрашивать, если до потребителя дойдет бракованное изделие. Вычислив по штрих-коду бракованную деталь, мы можем оперативно проверить всю партию изделий, в которые она могла попасть, и не допустить, чтобы она ушла за пределы нашего склада и попала к клиенту.
   ПРОФИЛЬ: Насколько возрастает производительность труда?
   Кондратьев: Комплекс организационных мероприятий и запуск только двух станков позволил нам увеличить производительность более чем на 50%. Еще семь новых станков в пути. Уже в январе 2012 года все они будут установлены и готовы к работе.
   ПРОФИЛЬ: Если два станка дали вам прибавку в 50%, то еще семь…
   Кондратьев (смеется): Нет, такие математические расклады здесь не пройдут. К этим 50% мы рассчитываем прибавить еще минимум 30%. Естественно, с полной реорганизацией производства рост может быть и значительней. Но в принципе для первого этапа реорганизации, чтобы иметь большой запас производственных мощностей для полноценной работы на рынке офисной мебели, этого будет достаточно. Потом, с появлением «задела», мы дадим дополнительный импульс развития направлению «Мебель для дома». Будем еще активнее внедрять новые модели и офисной, и домашней мебели.
   ПРОФИЛЬ: То есть в 2012 году можно ждать обновления модельного ряда?
   Кондратьев: Он у нас обновляется постоянно. Но в следующем году это будет, поверьте, гораздо более серьезное обновление. При этом снимать модели, которые пользуются хорошим спросом, мы не будем. Вот, например, стол, за которым мы с вами сейчас сидим, — из коллекции мебели для руководителей «Консул». Такую коллекцию промышленно производим в России только мы, даже в Европе ничего подобного практически нет, потому что производство такой мебели — очень сложный техпроцесс, здесь много ручного труда, которого не избежать. Но если потребитель за него платит, значит, он того стоит? Раскрывать всех карт не буду, но в новом году у нас появятся, например, новая интересная мебель для персонала «Статус» и кабинет для руководителей «Сенатор». Предусмотрено изменение и цветовой гаммы. Как видите, в этом направлении развитие идет.
   ПРОФИЛЬ: А расширение географического присутствия компании сейчас происходит?
   Кондратьев: На сегодня у компании 58 салонов офисной мебели и 10 салонов мебели для дома. До конца года откроется еще по одному — в Новосибирске и Кирове. Даже в кризис нам удалось значительно расширить географическое присутствие: в 2009-2010 годах мы открыли 9 новых салонов. Естественно, мы и дальше продолжим развивать торговую сеть, но станем делать это избирательно, поскольку все основные города России у нас и так уже охвачены. И сейчас дело не в количестве, а в качестве работы действующих салонов.
   ПРОФИЛЬ: Сейчас много говорят о возможности новой волны кризиса. Насколько серьезную опасность она может представлять для российской экономики в целом и для вашей компании в частности?
   Кондратьев: За двадцать лет мы пережили не один и даже не два кризиса. Конечно, ухудшение в экономике будет, но не столь глубокое и значительное, как в 2008-2009 годах, — в этом я практически уверен. Наша экономика сильно ориентирована на нефть. Цена нефти будет высокой, об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что спрос на акции нефтяных компаний растет. Вот этими обстоятельствами в нашей стране кризис и будет сглажен. Что касается нас, то мы к этому готовы. Издержки снижены, бизнес-процессы оптимизированы, производство налажено, бюджетные модели на рынок выведены, сервис остался на уровне. Более того, мы ожидаем, что в средне- и долгосрочной перспективе наши вложения в производство дадут хорошие результаты.
   

   СПРАВКА
   Компания «Феликс» входит, по версии РБК, в число пятнадцати крупнейших производителей мебели в России и является лидером на рынке офисной мебели. Занимает 24% от всего российского рынка продаж офисной мебели (по данным агентств «Проинвестконсалтинг» и «Эксперт РА»). В 2011 году компания включена в Федеральный реестр Добросовестных поставщиков. Неоднократный победитель Всероссийского конкурса «Золотые сети». Дважды лауреат премии Lesprom Awards в номинации «Самая динамично развивающаяся компания в мебельной отрасли». Лауреат премии «Российский торговый Олимп» за «Лучший ассортимент и идеальный сервис». Призер конкурса «Бренд года».
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK