Наверх
16 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Ленинские норы"

В конце января начнется 1-я Московская биеннале современного искусства. Несмотря на то, что в нее вложили $4,3 млн., это пробная выставка. Если она окажется успешной, то в 2007 году Москва может стать центром современного искусства. Хотя бы на месяц.Учрежденная в рамках федеральной целевой программы «Культура России 2001—2005 годы», Московская биеннале станет, по сути, и ее единственным итогом в художественной сфере, не считая ежегодных «Арт-Манежей». Кинофестивали международного масштаба Россия проводит, театральные тоже, 300-летие города-музея Санкт-Петербурга отметили так, что до сих пор в ушах звенит, а вот у художников своего серьезного мероприятия, претендующего на мировой уровень, до сих пор не было.

Размах московского мероприятия чувствуется во всем: в программе почти 70 выставок, только в основном проекте «Диалектика Надежды» задействованы 43 художника Индии, Китая, Кубы, Германии, США, Кореи и России.

Основной проект стартует 27 января на трех главных площадках — в бывшем Музее В.И. Ленина, в Музее архитектуры им. А.В. Щусева и (впервые в истории страны) в метро.

Городские власти отдали внутреннее пространство Музея Ленина в полное распоряжение художников (все равно его после выставки закроют на реконструкцию). Там соберут все большие инсталляции: под потолком будет крутиться мобиль — подвижная конструкция из кирпичей, кусков бетона и арматуры (Сэм Дюран, «Ваш выбор»), коридоры музея Михаель Бойтлер покроет строительной сеткой и различными предметами, торчащими из стен и, по замыслу, меняющими суть пространства. Любой желающий сможет прикоснуться к монументальной кухонной утвари, отлитой из металла индийцем Субодом Гуптой, а при помощи «световой машины» Мелика Оганьяна оставить запись электрическим светом. Перед выходом посетители получат в подарок игрушечный автомобиль («Ленин раздает подарки», акция Ку Джонг-А).

Идею превратить в выставочный зал станцию метро «Воробьевы горы» активно поддержало руководство Московского метрополитена, который в этом году готовится к своему 70-летию. В результате художники получили уникальный зал длиной 180 и шириной 12 метров, да к тому же открытый с шести утра и до часа ночи. Вышла своеобразная «перекличка»: от бывшего Музея Ленина — к метрополитену имени Ленина и затем — к станции, не так давно носившей название «Ленинские горы».

В Музее архитектуры соберется главным образом видеоарт плюс немного фотографий и скульптуры. Здесь можно будет расслабиться под фильм голландцев Де Ряйке & Де Рой (неспешное скольжение камеры по цветным восточным коврам) или посмотреть, как под руководством модного польского художника Павла Альтхамера инвалиды-паралитики исполняют «Квадригу». Девушки наверняка прослезятся, посмотрев видео немца Клеменса фон Ведемейера (русская девушка пытается получить визу в германском посольстве).

На станцию метро «Воробьевы горы» художников пустили с обязательным условием: их работы не должны мешать работе метро. Поэтому большинство проектов будут либо чисто визуальными, либо в сопровождении звука, похожего на привычный гул поездов (так, звуковая инсталляция Триши Доннелли — это волчий вой, органично звучащий в тоннеле). Под потолком зала повесят четыре больших монитора, на которых можно будет видеть, как живут люди из проекта шведского автора Йоханны Биллинг.

Оказывается, подземка-галерея — чисто российское изобретение, хотя во всем мире давно устраивают экспозиции современного искусства в необычных местах. Кассельская «Документа» проходит в старой пивоварне, Лионская биеннале — на бывшем сахарном заводе, а Стамбульская биеннале вообще занимает все главные туристические достопримечательности города, включая собор Святой Софии.

С оглядкой на Европу

Название biennale в переводе с итальянского означает «двухгодичный» — так в мире принято называть несколько десятков фестивалей и выставок, которые проводятся раз в два года.

Первую биеннале современного искусства устроило в 1895 году в Венеции «Автономное предприятие Венецианская биеннале» на государственные деньги. И сегодня именно Венецианская биеннале — главный смотр достижений contemporary art. «Цена картин и инсталляций участников биеннале вырастает до сотен тысяч долларов», — замечает галерист Айдан Салахова. Помимо итальянского мероприятия существует общеевропейская «Манифеста». В отличие от других биеннале, «Манифеста» проводится в разных европейских городах — ее устраивали в Роттердаме, Люксембурге, Любляне. Не менее знамениты немецкая «Документа» в Касселе и старинная биеннале в Сан-Паулу (Бразилия), где акцент ставится, разумеется, на искусстве Латинской Америки. Кроме того, существуют биеннале в Стамбуле (посвященная единству Азии и Европы, а также попытке доказать, что Турция — вполне западная страна), в Сеуле и Шанхае (эти выставки ищут общее культурное пространство у Дальнего Востока и Запада). Австралийское искусство пропагандируют на Сиднейской биеннале, а африканское — в Йоханнесбурге. По всей видимости, 1-я Московская биеннале станет чем-то средним между Сеулом и Сиднеем (вроде как мы обеими ногами в культурном мейнстриме современности), но с претензиями на венецианский размах.

Международный куратор биеннале Яра Бубнова считает, что Москва похожа на Венецию, но не совсем: «Обе биеннале в полной мере представляют современное международное концептуальное искусство. А главное отличие в том, что в Венеции помимо кураторского проекта есть национальные павильоны, например русский, где представлена исключительно Россия, или немецкий. В Москве национальная репрезентация отсутствует. Участники будут представлять исключительно сами себя».

Хорошо это или плохо — покажет выставка.

Дай миллион! На искусство

Любая биеннале современного искусства — это прежде всего некоммерческий проект, в котором задействованы государственные деньги, как правило небольшие. У «Манифесты» — около $3,3 млн., бюджет Венецианской биеннале — $5,3 млн. Эти деньги организаторы распределяют среди участников (с учетом стоимости их проектов кому-то больше, кому-то меньше). Как правило, госсредств хватает на то, чтобы издать каталог и оплатить доставку материалов для инсталляций на место проведения выставки. Поэтому организаторы всячески привлекают спонсоров. Некоторые национальные павильоны Венецианской биеннале тянут на миллионы долларов. Так, павильон США стоил $4 млн., павильон Германии — $2 млн. Российский — около $200 тыс.

Организаторы Московской биеннале — Министерство культуры и массовых коммуникаций РФ, Федеральное агентство по культуре и кинематографии, правительство Москвы и государственный музейно-выставочный центр «РОСИЗО» — сыскали на нужды биеннале $3 млн. госсредств, но этого оказалось мало. На каждого из участников пришлось чуть больше $7 тыс., хотя стоимость многих проектов гораздо выше (некоторые авторы заявили страховую стоимость своих произведений более $100 тыс.). Но спонсоров, желающих вложиться в современное искусство, в России, в отличие от Запада, где художникам дают миллионы долларов, оказалось немного. Спонсоры современного искусства еще не поняли, что участие в подобном мероприятии превращает их в инвесторов: современное искусство растет в цене порой быстрее, чем популярные сейчас Шишкин и Айвазовский.

Впрочем, миллион с небольшим долларов спонсоры все-таки дали, так что совокупный бюджет первой биеннале в Москве составил $4,3 млн. (примерно такие же деньги тратятся на Московский кинофестиваль). Для России это большая цифра расходов на искусство.

Насколько Москве суждено стать преемницей Венецианской биеннале (не только по форме — количеству площадок и участников, но и по содержанию), покажет время, вернее 2007 год, когда биеннале пройдет во второй раз. Но сейчас уже понятно, что произошел качественный рывок и Россия официально заявила о своем интересе к современному искусству. «Это логичная и разумная линия поведения государства, которое формирует свой новый имидж, — считает комиссар 1-й Московской биеннале Евгений Зяблов. — Нужно помнить и о том, что в нашей стране государство де-факто является крупнейшим игроком на поле искусства: так, подавляющее большинство музеев находится в его ведении».

Кстати, под дружеским нажимом государственной длани некоторые меценаты, по словам того же Зяблова, планируют приобрести наиболее удачные экспонаты биеннале и передать их в ведение музеев. Возможно, под шумок создадут несколько новых государственных музеев и фондов современного искусства. В общем, как ни сложится судьба Московской биеннале, государство внакладе не останется.

Иван Дыховичный, режиссер:«Мы погрязли в культе вещизма»

«Профиль»: Вы интересуетесь международными биеннале современного искусства?

Иван Дыховичный: Да, и регулярно посещаю их во время поездок по всему миру. Но если биеннале в большинстве случаев носят все-таки более светский характер (тусовка, общение, бизнес), то проявления свежей новаторской мысли в искусстве можно встретить повсюду. Даже в Москве, хотя все новое и интересное в Москве — случайность.

«П.»: Что вы имеете в виду?

И.Д.: Например, в Москве в бутиках кепки и сандалии от Ямамото появляются раньше, чем на родине кутюрье в Японии, а потрясающий концерт Филиппа Гласа проходит практически незамеченным. Мы погрязли в культе вещизма и попсе и не замечаем тех перлов, которые изредка, но блистают на родных улицах. Я могу месяцами гоняться по Европе, пытаясь послушать какого-нибудь интересного певца, а он возьмет и споет в Москве в тихом открытом клубе для обычной аудитории в 100 человек.

«П.»: Вы ожидаете приятных сюрпризов от биеннале?

И.Д.: Да, и твердо верю, что когда ждешь — получишь. Для человека, особенно творческого, очень важно, чтобы его личные мысли и идеи находили подтверждение со стороны. Когда современные художественные проекты отвечают твоим внутренним ощущениям и ты чувствуешь себя частью мирового мейнстрима в искусстве — это здорово и не дает закоснеть мозгам. Для меня лично кое-какие приятные моменты, связанные с Московской биеннале, уже случились. Спасибо Михаилу Швыдкому, он взял и собрал в преддверии выставки большинство людей, которые на сегодня составляют прогрессивную часть российского арт-сообщества. Как правило, их не увидишь по телевизору, они уже давно не тусуются (многих я не видел лет 15), но именно они будут вписаны в историю современного искусства, как в свое время в советское кино были вписаны Тарковский с Иоселиани. Только в СССР государство дало возможность Тарковскому снять «Андрея Рублева» и «Зеркало», а сейчас государству плевать на художников. И заграница нам не поможет, у них своих голодных талантов хватает.

«П.»: Не потеряется ли московская публика в обилии художественных площадок биеннале?

И.Д.: Наверняка у многих будет каша в голове. Но, возможно, именно биеннале и определит то место и того автора, который сможет создать новую художественную площадку. Верю, что это будет не Зураб Церетели.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK