Наверх
15 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Летать так летать, стрелять так стрелять"

С одобрения президента и правительства комитет Госдумы по безопасности внес в проект закона «О противодействии терроризму» статью, дающую право российским Вооруженным силам сбивать над территорией РФ гражданские самолеты, захваченные террористами.Идея атаки стратегических объектов, используя захваченный гражданский авиалайнер, осенила идеологов терроризма еще в 60-х годах ХХ века. Тогда четверо алжирских террористов захватили самолет Air France, намереваясь разбить его на улицах Парижа в Рождество. К счастью, теракт был предотвращен. Похожие истории были и после, менялись лишь организаторы, страны и цели атак, но каждый раз спецслужбам удавалось предотвратить трагедии. Всерьез же проблемой защиты от воздушного терроризма озаботились в мире после терактов в США 11 сентября 2001 года. В России о «самолетной угрозе» задумались после августа 2004-го, когда террористы одновременно взорвали в воздухе два гражданских самолета авиакомпаний «Сибирь» и «Волгаавиаэкспресс». В конце минувшего года Госдума приняла в первом чтении закон «О противодействии терроризму». По словам заместителя руководителя аппарата комитета Госдумы по безопасности Павла Шекурова, концепция законопроекта была поддержана президентом и правительством, но есть существенные замечания по ряду положений, которые требуют доработки. Пока в законопроекте довольно расплывчато прописаны случаи, в которых можно задействовать военные силы. Полеты могут пресекаться над территорией РФ, если «нарушены ограничения и запреты, установленные Генеральным штабом Вооруженных сил РФ, если имеются основания полагать, что нарушение таких запретов создает опасность нападения на объекты страны, если воздушные суда захвачены террористами или используются ими для реализации террористических акций». По словам Павла Шекурова, «для начала при нарушении воздушным судном установленных правил и запретов будут использованы все возможные меры — попытка посадить захваченное судно, вынудить его сменить курс и иные. А уж если этого добиться не удастся, то Вооруженные силы РФ будут иметь право на применение оружия на поражение».

Но, по мнению заведующего аналитическим отделом Института политического и военного анализа Александра Храмчихина, при повторении сценария 11 сентября времени на детальную оценку ситуации у наших военных, скорее всего, не будет. «Если самолет поднят террористами из московского аэропорта, достаточно менее двух минут, чтобы долететь, скажем, до Кремля — за это время можно успеть воспользоваться лишь переносным зенитно-ракетным комплексом, да и то вряд ли. А ближайшие истребительные авиаполки расположены в Тверской области. Смысла же лететь из другого города для террористов нет: во-первых, за время пути план может быть раскрыт и самолет сбит, во-вторых, топливные баки на подлете опустеют, что резко снизит эффект от взрыва», — рассуждает Храмчихин. По его словам, в данном случае глава законопроекта кажется «довольно бессмысленной, и механизм реализации закона не вполне ясен». «Вероятно, право сбивать пассажирские самолеты хотят прописать в законе именно на случаи, если после некой спецоперации от пострадавших и их семей будут поступать судебные иски», — предположил Храмчихин.

До этого применение российскими военными сил ПВО против своих же самолетов нигде не регламентировалось, поэтому на внесении этого пункта настояло Минобороны. «Нельзя говорить, что после принятия закона российские военные получат возможность сбивать все воздушные суда подряд без разбору. Силовое пресечение полета — безусловно, крайняя мера. Если такая трагедия произойдет, то в каждом случае будет проводиться серьезное расследование. Вместе с тем все понимают, что права и обязанности Минобороны РФ при использовании оружия в таких случаях, порядок принятия ответственных решений и т.п. требуют конкретного правового закрепления», — говорит Шекуров.

Директор московского представительства Центра оборонной информации (CDI) Иван Сафранчук также считает, что такая законодательная база нужна: «Четко прописанные процедуры — это вопрос ответственности. Тот, кто принимает решение сбить «подозрительный лайнер», и будет отвечать за это перед властью, общественностью, отчитываться перед страховыми компаниями и т.д.». Заместитель генерального директора, глава департамента по связям с общественностью ОАО «Аэрофлот» Лев Кошляков подчеркивает, что главное — «профессионализм, ответственность и здравый смысл лиц, принимающих такое решение. В США эта процедура разработана, граждане верят своим лидерам и армии и продолжают летать». В авиакомпаниях не сомневаются, что закон, который разрешает сбивать захваченные самолеты, не повлияет на численность пассажиров.

Законы, позволяющие сбивать пассажирские самолеты, которые захватили террористы, в 2004 году приняли в США и Англии, в этом году — в Польше и Германии. Кстати, в мире сбивают не только «самолеты-камикадзе». В Бразилии и Колумбии ВВС разрешено сбивать лайнеры наркобаронов. А в Перу, напротив, подобный закон отменили, так как ВВС по ошибке сбили самолет с женщиной-миссионером из США и ее маленькой дочкой на борту.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK