Наверх
13 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2000 года: "Либералиссимус"

Если Владимиру Путину придется балансировать, то только между своими выдвиженцами из числа военных-спецслужбистов и грефовскими либералами. Если у вторых ничего не выйдет — на главный план выйдут первые.Делиться, делиться и делиться

В отличие от Владимира Путина, Борис Ельцин пришел в Кремль в эпоху поставторитарного режима и вынужден был, по сути, торговать властью: оставалась опасность поворота вспять и ему нужны были союзники в лице бывших секретарей обкомов КПСС, в одночасье ставших главами обладминистраций и президентами национальных республик. Путин же стал президентом тогда, когда субъекты Федерации фактически превратились в феоды, а большая политика оказалась крепко привязана к интересам большого бизнеса. Снизу правили региональные бароны, сверху — корпорации. На том и стояла Россия при Ельцине.
Неудивительно, что, решив переустроить государство, Путин начал с губернаторов и корпораций. Главы последних, так называемые олигархи, видя, как лихо разбирается Кремль с лидерами регионов, давно рвались поговорить с президентом по душам.
Но, выпросив через Бориса Немцова аудиенцию у Путина, российские «олигархи» ожидаемого полюбовного соглашения с ельцинским преемником не получили, а вынуждены были довольствоваться назиданием, мол, нечего на зеркало пенять, коли сами эту власть и это государство создавали. Обвинение в какой-то степени справедливое, но — если бы сам Владимир Путин все эти годы находился в оппозиции ельцинскому режиму. Или, допустим, в эмиграции, как Ленин — а в страну бы прибыл инкогнито в опломбированном вагоне, как упомянутый главный большевик, которого прозевала царская охранка.
Еще до запланированной встречи каждый из «олигархов» пытался договориться с президентом — через посредников или один на один. После чего, однако, получали либо наезд налоговых ведомств, как лукойловец Вагит Алекперов, либо пожелание Генпрокуратуры о добровольном пожертвовании в пользу государства сотни-другой миллионов долларов, как интерросовец Владимир Потанин.
Что до самой встречи, то гости, числом двадцать один, не получили ни доверительного разговора, ни какого бы то ни было «мирного» соглашения с Путиным. Опросив кое-кого из участников кремлевского сидения (опрошенные предпочли не называться) и политиков, предпринявших такие же опросы, «Профиль» пришел к выводу, что президент дал понять пришедшим, а через них и тем, кого на встрече не было, что ждет от них двух вещей. Первое — ни в коем разе не лезть в политику. Второе — делиться, делиться и делиться с государством.
Кстати, о тех, кого не было.
Бориса Березовского и Владимира Гусинского не позвали. С ними вопрос решенный. Березовский для Путина отработанный материал: помог прийти к власти — и по возможности в сторону, осталось только избавить от его контроля телекомпанию ОРТ, вещающую на первой кнопке. Гусинский — тот вообще враг — лучше пусть его вовсе не будет, а если будет, то где-нибудь в другой стране.
Роман Абрамович не пришел в Кремль, потому что ему там было бы скучно: он, как человек, близкий к главе президентской администрации Александру Волошину, заранее знал, о чем пойдет речь, и знал, что эта речь не для него.
Очевидная безрезультатность кремлевской аудиенции, заранее запланированная президентской администрацией, заставила Анатолия Чубайса исхитриться и не пойти — глава РАО «ЕЭС России» сослался на невозможность отмены заранее запланированной встречи с финским премьером. Хотя, по сведениям кремлевского собеседника «Профиля», главный электрик страны просто не хотел быть «сосчитанным» вместе со всеми для последующей разработки.
Во всяком случае, как сообщили «Профилю» в правительстве РФ, подкопы и под Потанина, и под Алекперова как велись, так и ведутся. Что до других, не столь именитых, но кого Александр Волошин посчитал «олигархами», то многие всерьез напугались такому к себе вниманию. Например, президент ОАО ГАЗ Николай Пугин, возглавлявший в советское время Министерство автомобильной промышленности СССР, даже пожаловался близким, что оказался в числе приглашенных: «Ну какой я «олигарх»?!» «Олигарх» он, может быть, и никакой, но под софиты попал, а стало быть, засветился.
Короче, все получилось. Заранее устроив показательную порку Гусинскому, прищучив Путина и Алекперова, Владимир Путин без труда склонил владельцев заводов, газет, пароходов к мысли о том, что лучше встроиться в новую систему и потерять многое, чем начать дергаться и потерять все.
Своя веревка ближе к телу

Надо сказать, что бывший шеф ФСБ, очевидно, хорошо изучал историю в питерском университете и запомнил слова известного историка Натана Эйдельмана: для того чтобы в России народились декабристы, им должно было предшествовать три непоротых дворянских поколения. У нас же и одного непоротого «олигарха» не наберется. Так что анекдот, ходивший в сталинские времена («Завтра всех будут вешать. Вопросы есть?»— «Есть. Веревку с собой приносить?»), в наши дни столь же актуален. Иначе трудно объяснить, почему идущие на казнь «олигархи» несут с собой еще и веревку — помогают президенту уломать униженных губернаторов, чтобы те проголосовали за Налоговый кодекс, отбирающий у региональных баронов вслед за властью еще и деньги.
Так что пока Путин в плюсе. Построив губернаторов и крупных предпринимателей, президент ударными темпами создает базу для налоговой реформы — она, по мнению нынешнего хозяина Кремля, даст вздохнуть малому и среднему бизнесу, который и будет в дальнейшем его опорой.
Следующим этапом путинской политики должна стать уже кадровая революция — то есть замена усмиренных губернаторов и «олигархов» на новых губернаторов и «олигархов». Например, во время предстоящих губернаторских выборов (а зимой—осенью губернаторов должно смениться около половины) поставить своих людей. Если не удастся это сделать путем выборов, то тут наготове закон, разрешающий президенту отстранять губернаторов от должности и временно назначать своего человека.
Что до «олигархов», то, по мнению директора Агентства прикладной и региональной политики Валерия Хомякова, Путин вполне может заняться выращиванием своих: «Нынешние ему пока нужны как составляющая системы власти, но их, однако, предупредили, чтобы в саму власть они не совались. Более того, теперь они будут бояться звонка из Кремля или, того хуже, вызова в Кремль, как партийные руководители на местах боялись этого в советские времена».
Президентское одеяло

Выстраивая под себя регионы, парламент и крупный бизнес, затевая чистку в силовых структурах, избавляясь от групп влияния, доставшихся от Ельцина, а также добиваясь популярности повышением пенсий и подъемом промышленности, Путин, если и дальше так пойдет, рискует оказаться по-настоящему всевластным. А если так, то и за все происходящее в стране в случае чего в ответе будет он один, ведь, на первый взгляд, чем больше власти, тем больше ответственности. Но это только на первый взгляд. Депутат прошлой Думы от «Яблока» Виктор Шейнис придерживается иного мнения:
«Это утверждение справедливо для нормальных демократических режимов с разделением властей и работающими механизмами ответственности. В России же никаких механизмов ответственности не существует. Поэтому я не думаю, что процесс натягивания президентом одеяла на себя должен в случае каких-то провалов отозваться институциональными формами привлечения президента к ответственности или, по крайней мере, спроса с него. Вместо этого вполне может быть запущена много раз опробованная система поиска врагов. Причем внутри страны, потому как внешние враги недосягаемы».
Так или иначе, но опасность противодействия для Путина заложена в самой его реформе властной вертикали. Так считает, к примеру, вечный оппонент приморского губернатора Евгения Наздратенко депутат Думы Виктор Черепков, изучивший на себе все ухватки региональной аппаратчины:
«Пока укрепляется влияние президента. Но укрепляется ли вертикаль власти — это под вопросом. А вот что не под вопросом, так это то, что Путин наживает себе врагов — в регионах открывается дополнительный фронт. Если Борис Березовский, как обещал, объединит губернаторов или найдется кто-то другой, способный взять на себя построение региональных элит, это будет реальная и действенная оппозиция Путину — особенно в том случае, если у президента не заладится в экономике и социальной сфере».
Если оппозиция Путину в принципе возможна, то для реального противостояния ей нужны свои СМИ, в первую очередь телевизионные каналы. Жесткие же действия власти по отношению к «Медиа-МОСТу» показали, насколько серьезно нынешний Кремль относится к не своему телевидению.
Китайский велосипедист

Тем временем пока (и если) предполагаемая оппозиция станет структурироваться и искать саму возможность для оппонирования, у Путина будет своих забот полон рот. Кстати, не зря по закоулкам власти поползли слухи о скорой смене правительства: президенту крайне необходимо заиметь своего премьера вместо компромиссной фигуры Михаила Касьянова.
Вряд ли случайно лужковский канал ТВЦ, натерпевшийся еще недавно немало страха из-за так и не случившегося отзыва лицензии, стал бы доходчиво рассказывать о том, как нынешний премьер приложил руку к якобы уворованному последнему траншу МВФ. Скандал, как всегда, разгорелся на Западе, а у нас комментировались лишь его отголоски. Люди сведущие полагают, что не обошлось здесь без зарубежных «информационных» связей Евгения Примакова, человека, близкого Владимиру Путину, которого новый президент, по слухам, видит на посту председателя новой структуры, предположительно Госсовета с пока неясными полномочиями.
Есть у Кремля еще одна придумка — Валерий Хомяков считает, что следующим шагом по «оптимизации» власти будет закон о партиях: «Сегодня Минюстом зарегистрировано более 200 партий. Кремль же считает, что их должно быть не более десяти, чтобы знать конкретно, кто пойдет на выборы: президент же сказал, что кандидатов в президенты должны выдвигать политические организации. Несомненные члены «партийной десятки» — это «Единство», ОВР, «Яблоко», Союз правых сил, новая селезневская «Россия», почти наверняка КПРФ, осталось добрать еще три. Будет примерно как в Китае — там десять партий, которые согласились с руководящей и направляющей ролью Компартии Китая».
И еще про Китай. Депутат Думы от КПРФ Анатолий Лукьянов полагает, что, как бы Путин ни стремился к собиранию всей и всяческой власти, ему еще придется изрядно поманеврировать: «Путин вынужден будет маневрировать. Есть такой китайский аттракцион: велосипедист едет по канату, балансируя веерами в двух руках. В зависимости от направления ветра — слева или справа — он меняет скорость и движение. На нынешнем этапе Путин будет маневрировать между левыми и правыми, опираясь то на одну, то на другую силу. Ведь нынешнему путинскому рейтингу жить недолго, уже осенью могут возникнуть проблемы. Вот почему программа Грефа утверждена только на полтора года, вот почему велосипед будет ехать в зависимости от ветра».
Однако вовсе не коммунистического — зюгановцы в нынешних больших раскладах в расчет не берутся. Если Путин и будет балансировать, то только между своими выдвиженцами из числа военных-спецслужбистов и грефовскими либералами. Если у вторых ничего не выйдет — на главный план выйдут первые.

ИНЕССА СЛАВУТИНСКАЯ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK