Наверх
18 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2001 года: "Личная жизнь в эпоху террора"

Выслеживая террористов, службы безопасности будут шпионить и за вами.Халид Аль Мидхар (Khalid Al-Midhar) попал в поле зрения правоохранительных органов полтора года назад. Видеокамеры малазийских спецслужб засняли его в декабре 1999 года по дороге на встречу с неким помощником Усамы бен Ладена, которая должна была состояться в одном из отелей в Куала-Лумпуре. Пленку передали представителям США, и через несколько месяцев Аль Мидхар оказался в списке потенциальных террористов Службы иммиграции и натурализации США (Immigration and Naturalization Service). Так что, когда в августе выяснилось, что Аль Мидхар находится в Америке, ФБР направило на его поиски своих агентов.
К тому моменту, когда ФБР обнаружило его, горел деловой Манхэттен, лежала в руинах часть Пентагона и более пяти тысяч человек погибли. Пытаясь понять, что произошло, спецслужбы изучили список пассажиров угнанного самолета авиакомпании «Американ Эйрлайнз» (American Airlines), летевшего рейсом 77, и оказалось, что Аль Мидхар купил билет на этот рейс на свое собственное имя.
Эта история привлекает все больше внимания по мере того, как эксперты пытаются исключить возможность повторения трагедии 11 сентября. Могла ли такая скудная информация — имя и описание внешности Аль Мидхара — помочь предотвратить происшедшее? Возможно, да.
Существуют методики, которые при более активном применении позволили бы засечь Аль Мидхара до того, как он оказался на борту самолета. Например, можно было соотнести список потенциальных террористов ФБР с коммерческими базами данных. И это позволило бы задержать преступника, когда тот воспользовался своей кредитной карточкой Visa. Свою роль могла сыграть и видеопленка. Прибегнув к биометрическому профилированию, реально было бы создать точную цифровую модель лица Аль Мидхара, предоставив ее аэропортам.
Согласно опросам, проведенным после 11 сентября, 86% американцев — за более широкое использование систем распознавания лиц; 81% приветствует более тщательный контроль над банковскими операциями и операциями с кредитными картами; 68% поддерживают идею введения единой идентификационной карточки.
Но все, что может помочь раскрыть личность Халида Аль Мидхара, одного опасного пассажира среди миллионов вполне невинных, в равной степени затрагивает и обычных граждан. Война с терроризмом еще только началась, но одно уже ясно: впредь информация о том, что вы делаете, куда идете, с кем разговариваете и как тратите свои деньги, будет куда более доступна для правительства и, возможно, для делового сообщества.
«11 сентября многое изменило, — говорит Роберт Питофски (Robert Pitofsky), бывший член федеральной комиссии по торговле (Federal Trade Commissioner) и за последние десятилетия один из наиболее активных защитников неприкосновенности личной жизни. — В обществе, охраняющем личную жизнь, террористы чувствуют себя как рыба в воде. И если для того, чтобы обнаружить их, необходимо в чем-то поступиться этой неприкосновенностью, большинство готово сказать: «Хорошо, мы согласны».
Наступление на личную жизнь идет по нескольким направлениям. Многие высокотехнологичные способы контроля, считавшиеся до 11 сентября вторжением в личную жизнь (например, фэбээровская система подслушивания Интернета Carnivore), сегодня получают зеленый свет. На полку отправлен подготовленный до 11 сентября законопроект, защищающий граждан от нежелательного проникновения в их личную жизнь. Конгресс готовится принять антитеррористический закон, дающий силовым структурам новые, широкие полномочия для прослушивания телефонов, мониторинга Интернета и получения информации о личных банковских счетах.
Самым серьезным образом за всю историю США рассматривается вопрос о том, чтобы обязать граждан носить национальную идентификационную карточку — идея, некогда предававшаяся анафеме в американском открытом обществе.
Все это может иметь серьезные последствия для американской демократии. Со времен отцов-основателей американцы считали, что гражданин имеет право контролировать степень открытости сведений о его мыслях, чувствах, предпочтениях и политических воззрениях. Провести границу, за которой можно скрыть внутренний мир человека от нескромных взглядов извне, — это прежде всего и более всего вопрос достоинства. В свою очередь, это позволяет оградить всех тех, кто в меньшинстве: политиков, религиозных деятелей, национальные меньшинства — от преследований со стороны большинства.
«Возможно, тирания маленьких решений приведет нас к обществу кошмара», — говорит профессор Гарвардской юридической школы (Harvard Law School) Лоренс Трайб (Laurence H. Tribe).
Конечно, до этого еще далеко. Президент Джордж Буш отверг идею введения национальной идентификационной карточки. А коалиция защитников гражданских свобод слева и справа подвергла Акт по борьбе с терроризмом (Anti-Terrorism Act) суровой критике. Но положение быстро меняется. Мы уже отказались от некоторых прежних табу, обеспечивавших неприкосновенность личной жизни. И в случае новых террористических атак, которые США не смогут предотвратить, общество может позволить и более высокую степень надзора. Эрозия неприкосновенности личной жизни может начаться в ситуациях, приведенных ниже.
Что вы делаете

Как бы террористы ни старались быть незаметными, они живут в реальном мире. Те, кто атаковал Всемирный торговый центр (World Trade Center), должны были покупать билеты на самолет, брать уроки пилотирования, общаться друг с другом и снимать деньги со счетов.
Все эти шаги фиксируются в компьютерных сетях. Если бы полицейские, имея доступ к национальным компьютерным системам, обнаружили, что член экстремистской группы приобрел взрывчатые вещества и зашел в Интернете на сайт с инструкциями по взрывным устройствам, вероятно, они смогли бы предотвратить потенциальный террористический акт. Или если бы кто-то пытался купить споры сибирской язвы, то продавец мог бы быстро проверить, с кем имеет дело.
На сегодняшний день эти базы данных разрозненны. Фэбээровский список подозреваемых террористов не связан со списком Службы иммиграции и натурализации или Госдепа, не говоря уже о частном секторе. Пока множество законов и запретов мешают властям соотнести имеющиеся в их распоряжении данные с информацией авиакомпаний, платежных систем и частных организаций, занятых сбором информации.
Но 11 октября глава Службы иммиграции и натурализации Джеймс Зиглар (James Ziglar) уже заявил на слушаниях в одном из комитетов конгресса, что компьютеры его ведомства будут подключены к центральной базе данных ФБР о «плохих парнях». Он также выступает за то, чтобы обязать авиаперевозчиков предоставлять списки пассажиров в Службу иммиграции и натурализации в целях не допустить проникновения подозреваемых на борт самолетов, направляющихся в США.
Кое-кто, включая генерального директора Oracle Corp. Лоренса Эллисона (Lawrence J. Ellison), рекомендуют создание еще более обширных баз данных. Например, базы данных Wal-Mart Stores Inc. и Kmart Corp. содержат 100 терабайт информации обо всем, начиная с продаж и заканчивая учетом, хранением и доставкой. Это примерно 200 миллиардов документов — в 100 раз больше, чем в коммерческой базе данных службы по налогам и сборам (Internal Revenue Service). «Это настоящие склады данных, которые поглощают информацию почти в режиме реального времени, обрабатывают ее и поднимают тревогу в считанные секунды или минуты», — свидетельствует Ричард Уинтер (Richard Winter), независимый эксперт по крупным базам данных.
Главной проблемой здесь станет разработка сложного программного обеспечения, при помощи которого можно было бы процеживать информацию в поисках потенциальных террористов. Работающим вместе командам криминологов и программистов понадобится разработать набор характеристик потенциальных злодеев. Такой опыт уже есть. Он использовался при поимке серийных убийц и при попытках предотвратить похищения. Хотя результаты этой работы были неоднозначны. Используемая в авиаиндустрии компьютерная система скрининга пассажиров (Computer Assisted Passenger Screening system) проигнорировала практически всех участников террористических атак 11 сентября. Однако есть все основания надеяться на совершенствование этой технологии. Новые программы Sybase Inc. уже сейчас могут анализировать до 1000 переменных данных, многократно увеличивая шансы полицейских на успех в поисках иголки в стоге сена.
Случается, что базы данных, предназначенные для одних целей, используются для других. Правительственные чиновники уже не раз злоупотребляли своей властью для сбора личной информации. Помните Дж. Эдгара Гувера (J. Edgar Hoover, директор ФБР с 1924 по 1972 год — «Профиль») и Ричарда Никсона (Richard M. Nixon, президент США с 1969 по 1974 год — «Профиль»)? А, например, информацию о требованиях страховых выплат по медицинским страховкам, собранную в Массачусетсе, пришлось передать представителям табачной индустрии в рамках судебного процесса против производителей сигарет (хотя штат и принял меры для того, чтобы скрыть реальные имена).
В долгосрочной перспективе широкое применение новых технологий поиска информации будет в значительной степени зависеть от того, сумеют ли правоохранительные структуры убедить общественность в том, что в этом вопросе можно выработать эффективные и четкие правила, которые к тому же будут соблюдаться.
Кто вы

Больше всего споров возникает вокруг национальной идентификационной карты. Многие американцы инстинктивно испытывают отвращение к этой идее. Страсти по карте так накалены, что власти неоднократно блокировали все попытки использовать номера карточек социального страхования в водительских удостоверениях, при регистрации на выборах и в тюремных документах. И все это из опасения, что номер карточки социального страхования станет эквивалентом национальной идентификационной карты.
Больше сотни других стран, многие из которых — демократические, с этим не согласны. Вариантов много. Германия, пережившая нацизм, исповедует минималистский подход. Здесь в карточке записана базовая информация, включающая имя, место рождения и цвет глаз. Малайзия, напротив, в этом году запустила программу, в рамках которой планируется выдать 2 миллиона «многоцелевых» карточек в Куала-Лумпуре. Компьютерный чип позволяет использовать эту карточку как водительские права, средство платежа, карточку национальной медицинской службы и паспорт.
Это лишь начало того, что теоретически возможно. Цифровые технологии позволяют разместить на идентификационной карте данные о криминальной истории человека, иммиграционную информацию и многое другое. Фактически сведений может быть так много, что карточка станет портативным личным файлом.
С точки зрения полицейского, введение идентификационных карточек целесообразно — они повышают эффективность работы антикриминальных баз данных. На сегодняшний день достаточно одной простой опечатки в списке пассажиров авиарейса (скажем, John Smiht), чтобы все усилия по объединению баз данных авиакомпании «Дельта» (Delta Air Lines Inc.) и списка потенциальных террористов Службы иммиграции и натурализации пропали даром.
Правда и то, что идентификационные документы можно подделать. Но и эти сложности преодолимы, если выпустить «умные» карточки с компьютерным чипом, который мог бы нести информацию об отпечатках пальцев владельца или данные о радужной оболочке его глаз.
Конечно, многие озабочены тем, что введение идентификационных карточек толкнет страну на скользкий путь. В конечном итоге, говорят критики этой идеи, карточки могут лечь в основу создания новых баз данных. Начав, например, с карточки малазийского образца, власти могут потребовать, чтобы информация считывалась всякий раз, когда люди что-то покупают, отправляются в путешествие или ведут поиск в Интернете. Таким образом будет накоплен огромный массив сведений о гражданах.
Сейчас вопрос о введении национальной идентификационной карточки вроде бы снят с повестки дня, хотя до конца от этой идеи не отказались. Даже люди, уже давно выступающие в защиту гражданских прав, сегодня пересматривают свои взгляды. «Я просто автоматически отвергал идею таких карточек, — рассказывает профессор-юрист из Гарвардского университета Алан Дершовитц (Alan M. Dershowitz). — Теперь же я должен все это обдумать заново».
Куда вы идете

За последние годы был достигнут большой прогресс в создании современных средств слежения. Камеры наблюдения, оснащенные программами для распознавания лиц, могут засечь преступников даже в толпе. При помощи устройств спутниковой системы глобального позиционирования (Global Positioning System, GPS — спутниковая навигационная система. — «Профиль») в машинах, на катерах и в переносных аппаратах, например телефонах, можно определять координаты с точностью до 10 футов.
Пока системы распознавания лиц используются в основном как средство персональной идентификации, когда необходима высокая степень контроля. Например, когда речь идет об идентификации персонала атомных электростанций. В общественных местах в качестве средства общего наблюдения они применяются не часто — скажем, полиция Тампы использует эти средства в районах с высоким уровнем преступности. Несколько таких устройств установили у себя казино. Но после террористических актов комитет по безопасности, сформированный министром транспорта Норманом Минета (Norman Y. Mineta), рекомендовал массированное внедрение таких систем в аэропортах. Но все еще не ясно, насколько они будут эффективны. Их можно обмануть, просто наклеив бороду. Кроме того, они дают сигнал тревоги слишком часто. Если не решить эти проблемы, то такие системы, вероятно, никогда не смогут применяться на участках с интенсивным движением — например, в туннелях или на мостах.
Другое дело GPS. Эта технология действительно работает и быстро распространяется. До 11 сентября защитники «прайвеси» и некоторые законодатели разрабатывали ограничения на негласный сбор компаниями такой информации о своих клиентах и передачу сведений правоохранительным органам. Сейчас эта битва проиграна. Раз уж данные GPS могут помочь выследить террористов, их будут собирать.
С кем вы говорите

Правоохранительные службы должны иметь возможность выяснить, с кем и о чем говорят предполагаемые террористы. Именно поэтому администрация лоббировала Акт по борьбе с терроризмом, который расширяет полномочия федеральных агентов по прослушиванию телефонных разговоров и подключению к цифровым средствам коммуникации — электронной почте, сетям провайдеров он-лайновских услуг и цифровым устройствам.
В отличие от распознавания лиц, идентификационных карточек или поиска информации в базах данных, которые нарушают «прайвеси» всех граждан, такой мониторинг в основном будет осуществляться по отношению к уже известным подозреваемым. Поэтому подслушивание не так уж беспокоит широкую публику. За одним, но существенным исключением. Это — система Carnivore, применяемая ФБР для мониторинга электронной переписки, сообщений и цифровых телефонных звонков. Из-за своей слишком большой мощности до 11 сентября она вызывала весьма неоднозначную реакцию в обществе. Подключаясь к серверу Интернет-провайдера подозреваемого, Сarnivore следила не только за ним, но и за всеми клиентами этого провайдера. После протестов защитников «прайвеси» ФБР сократило применение этого механизма. Теперь же тормоза отпущены.
Программы распознавания лиц, поиск информации в сетях и базах данных, национальные идентификационные карточки, Carnivore — все эти технологии пока используются в отдельности. Но мы живем в цифровой век и в основе всех упомянутых систем лежит цифра. Так что вполне возможно, что они сольются (как это происходит с телевизорами, компьютерами, видеоиграми, CD-проигрывателями) в одну чудовищную шпионскую машину. Фактически в результате каждая из этих технологий станет более эффективной.
Наука сможет создать и другие, намного более мощные средства контроля и наблюдения, если только будут сняты законодательные ограничения. Уже сейчас ведется работа над спутниками, которые смогут считывать уникальный цветовой спектр излучения кожи человека. В работе находятся также устройства, которые смогут определить, например, лежит человек или нет. Будучи вне контроля, разработчики могут привести нас к почти прозрачному обществу. Таково мнение Дэвида Фарбера (David J. Farber) — пионера компьютеризации, стоявшего у истоков Сети. «Все технологии уже изобретены, — говорит он. — И только закон может остановить развитие ситуации по этому сценарию».
Еще раз подчеркнем, что техническую возможность от реальной разработки отделяет очень долгий путь. Но кое-что уже в пределах видимости — в самом деле, сведение воедино различных систем наблюдения с технологической точки зрения имеет смысл.
США вступают в новую фазу войны с террором. И полезно помнить об этом сценарии в духе Оруэлла (Джордж Оруэлл, английский писатель, 1903—1950 гг. — «Профиль») хотя бы как о свете маяка, предупреждающего об опасности впереди. Приятно также осознавать, что принципы защиты неприкосновенности личной жизни, разработанные в прошлом, все еще актуальны в новом мире. Надзор и наблюдение находятся под контролем закона, который требует ставить граждан в известность о том, что проводится какая-то проверка и который дает гражданам право исправить неверную информацию о себе. Это лучшая гарантия того, что, пытаясь поймать следующего Халида Аль Мидхара, мы не получим в итоге вместо него Большого Брата.

Майк Франс (Mike France) и Хитер Грин (Heather Green) из Нью-Йорка с Джимом Керштеттером (Jim Kerstetter) из Сан Матео, штат Калифорния, Джэйн Блэк (Jane Black) и Алекс Сэлкивер (Alex Salkever) из Нью-Йорка и Дэн Карни (Dan Carney) из Вашингтона. — Business Week

Неприкосновенность личной жизни: что думают американцы

ФакторЗаПротивНе знаю/Затрудняюсь ответить
Использование технологий распознавания лиц в местах скопления людей и на публичных мероприятиях86%11%2%
Более тщательный мониторинг банковских операций и операций с кредитными картами, чтобы обнаружить источники финансирования81%17%2%
Введение национальной идентификационной карточки для всех граждан США68%28%4%
Более широкое применение камер наблюдения на улицах и в публичных местах63%35%2%
Подключение правоохранительных служб к чатам и форумам Интернета63%32%5%
Расширение мониторинга со стороны правительственных служб сотовых телефонов, электронной почты, перехвата сообщений54%41%4%

Источник: Harris Interactive — Business Week.

Опрос проведен по телефону среди 1012 совершеннолетних в период с 19 по 24 сентября 2001 года.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK