Наверх
11 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ЛИДЕР МЕНЯЕТ КУРС"

Канцлер Ангела Меркель разочаровывает своих союзников в борьбе за стабильность евро и строгие нормы финансовой дисциплины. Она вновь уступила требованиям французов — в обмен на туманные обещания. Ждет ли европейскую валюту нестабильность?    Будучи по образованию физиком, канцлер Меркель мыс-лит в категориях правил, закономерностей и организационных принципов: кто их нарушает, рискует погрузиться в хаос и беспорядок.
   Доказательством этого канцлеру Германии уже неоднократно служил пример Греции, оказавшейся на грани банкротства. Правительства стран, вошедших в зону евро, намеренно расшатывали ус-тои пакта о стабильности, по-ка на смену неотвратимым и строгим наказаниям за бюд-жетные прегрешения не пришел политический произвол. И к чему это привело? Вся валютная система пошла враз-нос. Под впечатлением от валютного кризиса канцлер твердо решила: такое не может, не должно повториться. Она выступила за жесткий механизм контроля и наказаний, способный срабатывать автоматически, без конъюнктурщины и субъективизма. «Мы за высокую степень автоматизма», — комментировала она еще в конце сентября план реформ комиссии ЕС, предусматривавший принятие санкций по формальным признакам.
   Но в позапрошлый поне-дельник сторонница того, чтобы решения принимались «невзирая на лица», дала задний ход и уступила — в оче-редной раз! — натиску президента Николя Саркози. Фран-цузы всегда смотрели на единую валюту не так, как немцы. Они изначально солидаризировались с южанами и считали требования Германии относительно четких критериев стабильности обременительными. Доселе немцы возглавляли лагерь северян: их целью были твердая валюта и суровые наказания для любого, кто нарушает правила.
   И теперь все это побоку? Меркель и Саркози договорились, что решения о штрафных санкциях, как и прежде, должно будет принимать Совещание министров финансов европейских стран, а не Комиссия ЕС.
   Кулуарные договоренности политиков льют воду на мель-ницу критиков, сомневающихся в том, что Европа способна сделать правильные вы-воды из опаснейшего кризиса собственной валюты.
   Евро с самого начала страдал от тяжелой родовой травмы: государства-участники не взяли на себя обязательства проводить общую экономическую и финансовую политику. Постепенно экономики отдельных стран еврозоны все более отдалялись друг от друга, что увеличивало напряженность в их отношениях.
   Чтобы придать евро больший иммунитет к кризисам, приходится выправлять то, что было упущено при его создании: нужно, чтобы стра-ны-участники передали Брюс-селю часть своих полномочий, даже если это ущемля-ет их национальный суве-ренитет. И необходимо сделать так, чтобы государства придерживались принятых правил.
   Это единственная возмож-ность вернуть доверие к еди-ной европейской валюте. В настоящее время на руку евро играет слабость доллара, но ситуация может быстро измениться — когда инвесторы снова начнут скептически относиться к рынкам валют и примутся выискивать слабости у евро и у отдельных евро-стран.
   В тот момент еврозона снова окажется там же, где она была весной — на грани развала.
   Глава правительства Герма-нии не впервые демонстрирует «гибкую верность принципам», как только с евро возникают осложнения. И вся-кий раз сеет этим разброд и шатание.
   Поначалу Меркель в течение нескольких недель отказывалась спасать Грецию. Но в конце концов Германия взвалила себе на плечи самую весомую часть мер помощи.
   Когда кризис евро стал еще более угрожающим и зашатался целый ряд стран, канцлер Германии поначалу тоже противилась принятию мер по спасению всей зоны евро. Однако в итоге и на сей раз Германии пришлось внести самый крупный вклад.
   Тот факт, что на встречес Саркози в курортном местечке Довиль Меркель вновь проявила уступчивость, никак нельзя считать мерой, укрепляющей доверие к хворающему евро. Напротив, при-ходится ожидать крупных осложнений на следующих встречах, когда на повестке дня будет спасение валютного союза.
   На что способны правительства некоторых стран и насколько обоснованы тре-воги граждан Европы, прежде всего, немцев, проде-монстрировал министр фи-нансов Италии Джулио Тремонти. Он всерьез потребовал, чтобы при расчете задолженности стран еврозоны принимались во внимание и долги граждан.
   Расчет министра прост: в этом случае Италия, страна со вторым в Европе уровнем задолженности, будет выглядеть относительно благополучно и сможет не опасаться санкций. Но в креативную бухгалтерию министра, по профессии — эксперта по налогам, вкралась логическая ошибка: частные заемщики по своим долгам отвечают сами. Фактором риска они ни для кого не являются.
   Уступчивость Ангелы Меркель вызвала среди сторонников твердого евро удивление и разочарование — и в стране, и за ее рубежами.
   В Германии особенно возмутились партнеры по коалиции — свободные демократы. Их генеральный секретарь Кристиан Линднер был обескуражен, глава партии Гидо Вестервелле — уязвлен. Пируэт Ангелы Меркель застал либералов врасплох, как и их союзников в Европе. Министры финансов ЕС собрались в Люксембурге, чтобы подготовить заседание Европейского совета. Три северных страны — Швеция, Нидерланды и Финляндия — до тех пор стояли плечом к плечу с Германией. Теперь же они стали свидетелями того, как их лидер отошел от единого курса. Министр финансов Швеции Андерс Борг с недоумением констатировал: на этот раз «наша идея бюджетной дисциплины не получила стопроцентной поддерж-ки со стороны Германии».
   Рассматривалось два варианта. Согласно первому, при нарушении одним из государств критериев стабильности решение о санкциях автоматически выносит Комиссия ЕС под руководст-вом Жозе Мануэля Баррозу. Отменить решение комиссии полномочно только квали-фицированное большинство Объединенного совета министров экономики и финансов стран Евросоюза («Эко-фин»). Второй вариант такого автоматизма не предусматривает — решение о введении санкций полномочно принимать квалифицированное большинство министров, входящих в «Экофин».
   В связи с болезнью министра финансов Вольфганга Шойбле Германию в Люксем-бурге представлял его заме-ститель Йорг Асмуссен. Когда настала его очередь высказываться, чиновник подчеркнул, что Германия всегда выступала за неотвратимые и жесткие санкции: «Поэтому мы поддерживаем второй вариант». По залу прошел гул недоумения, рассказывали позже участники встречи.
   Первым пришел в себя ру-ководитель Еврогруппы люк-сембургский премьер-министр Жан-Клод Юнкер. «Йорг, по тому, как ты начал, финал твоей речи должен был быть другим, — с издевкой заявил он. И продолжил в том же духе: — У пакта о стабильности теперь больше зубов, но это еще далеко не полноценная челюсть».
   Другие участники восприняли маневр Германии без юмора. Президент Европейского Центробанка (ЕЦБ) Жан-Клод Трише не скрывал негодования. Он обратился непосредственно к Асмуссе-ну и его французскому коллеге Рамону Фернандесу, за-мещавшему министра финан-сов Кристин Лагард, которой пришлось вернуться в Париж. «Вы не осознаете всей серьезности ситуации, — неистовствовал глава ЕЦБ. — Германия и Франция ставят существование валютного союза под угрозу». Если руководствоваться желанием вернуть евро в надежную колею, правила надлежит сделать «еще намного, намного жестче», требовал Трише.
   Оба чиновника принялись защищаться: они лишь выполняют инструкции своего политического начальства. Тут Трише и вовсе вышел из себя. Вопреки протоколу он перешел с английского на французский и, не стесняясь в выражениях, высказал сво-ему соотечественнику Фернандесу все, что он о нем думает.
   Комиссар ЕС по валютным вопросам Олли Рен после встречи тоже пребывал в скверном настроении. Финн, разработавший жесткие механизмы санкций, гнул свою линию: «Законодательный процесс базируется исключительно на предложениях комиссии». Свои надежды он теперь связывает и с депутатами парламента ЕС, многие из которых осуждают решения, принятые в Довиле и Люксембурге. Ведь все-таки у парламента ЕС имеются полномочия участника законодательных процессов, поясняет он.
   Даже если Меркель и Саркози смогут убедить министров финансов, на пути до-говоренности встанет парла-мент ЕС. После вступления в силу Лиссабонского договора у него есть право голоса при принятии любых решений, касающихся изменений пакта о стабильности. «Все фракции поддерживают автоматические санкции, — заявил депутат Европарламента от Свободной демократической партии Германии граф Александер фон Ламбсдорф. — Если совет и станет продвигать довиль-ские предложения, парла-мента ему не переубедить». По его мнению, договоренность Меркель и Саркози с правовой точки зрения не более чем «выступление в прениях».
   То, что наметилось в Люксембурге и что было официально сформулировано в Довиле, Меркель и Шойбле начали готовить почти три недели назад. После многократных телефонных бесед они пришли к выводу, что в вопросе автоматически вступающих в силу санкций им следует пойти навстре-чу Франции. В противном случае, опасались они, в Люксембурге вообще не удас-тся принять согласованного решения. Слишком несговорчивы были французский президент Саркози и министр финансов Кристин Лагард.
{PAGE}
   К тому же канцлеру Меркель и министру Шойбле приш-лось признать, что они находятся в безнадежном меньшинстве. Курс Германии поддерживали только Швеция, Нидерланды и Финляндия.
   Но в резкой смене курса есть и своекорыстный инте-рес. В прошедшие недели у канцлера и ее казначея возникало все больше сомнений по поводу механизма санкций, который бы действовал в полностью автоматическом режиме. Они подумали: никто не может гарантировать, что однажды это решение не сработает и против нынешнего «образцового ученика» и «апостола стабильности» — самой Германии.
   Специалисты из Минис-терства финансов и Ведомства канцлера помимо прочего обращали внимание на то, что «полный автоматизм» может вылиться и в лишение бундестага его полномочий. А это, подчеркивали они, не в интересах немецкого парламента.
   Однако отношение многих депутатов было иным. И потому заместитель министра финансов Асмуссен утром, непосредственно перед отлетом в Южную Корею на заседание министров финан-сов «Двадцатки», попытался переубедить членов комитетов бундестага по вопросам финансов и по делам Евросоюза.
   Асмуссен доказывал, что механизм санкций не слишком ослаблен. В случае принятия Советом министров финансов EC санкций против конкретной страны процесс пойдет дальше «практически в автоматическом режиме». Он также подчеркнул, что по сравнению с существующим порядком решение о санкциях будет приниматься значительно раньше, действовать они смогут быстрее и станут более радикальными.
   Такова официальная точка зрения. На самом же деле принципиальное различие в том, принимает ли решение о санкциях комиссия или же это могут делать только стра-ны-участники. В последнем случае потенциальные нарушители будут решать, применять ли санкции против тех, кто уже стал нарушителем. На совещании минист-ров финансов нарушитель, как и до сих пор, сможет избежать наказания с помощью кулуарных переговоров и за-кулисных сделок, хотя в сравнении с порядком, действу-ющим сейчас, осуществить это будет сложнее.
   Таким образом, сохранится опасность, что политическая конъюнктура расшатает фундамент валютного союза и особо «щедрые» правительства будут сводить концы с концами за счет других стран. Не исключены и трагические сюжеты: программы помощи, которые взваливают на свои плечи экономически стабильные страны, в перспективе опасны для их собственного финансового благополучия.
   Тенденция к росту задолженностей не позволит ЕЦБ повышать процентные ставки в нужном объеме. Вероятное следствие этого — инфляция. В итоге евро может стать слабой валютой как в плане обменных курсов, так и в отношении устойчивости цен. Такой поворот событий не обязателен, но и не исключен.
   В заслугу себе Меркель и Шойбле, прежде всего, ставят то, что за эту уступку французы пойдут немцам навстречу и помогут решить две другие задачи, важные для предотвращения катастрофи-ческого хода событий. Так, Саркози дал согласие, чтобы страны, нарушающие бюджетные правила, лишались права голоса. Но еще важнее то, что Франция выразила готовность поддержать Германию в создании постоянного антикризисного механизма для стран еврозоны, столкнувшихся с финансовыми затруднениями. Лидеры Германии с озабоченностью на-блюдают, как большинство стран пытается перевести программу спасения евро, рассчитанную на три года, на постоянную основу.
   Берлин опасается, что кру-пнейшая и мощнейшая в ЕС экономика Германии — наиболее кредитоспособной стра-ны — в конечном итоге будет вынуждена помогать всем го-сударствам, накопившим боль-шие задолженности. В результате еврозона может действительно превратиться в «со-юз доноров и банкротов», чего немцам очень не хотелось бы допустить.
   Потому аппарат министра Шойбле уже несколько месяцев занят разработкой ан-тикризисного механизма. Его задача — не допустить, чтобы экономически благополучные страны, и в первую очередь Германия, несли ответственность по обязательствам государств, загнавших себя в полосу экономических осложнений.
   Вместо этого планируется дать правительству страны, попавшей в кризисную ситуацию, возможность запустить нечто вроде упорядоченной процедуры банкротства. В хо-де ее будет допускаться и реструктурирование долгов, ко-гда кредиторы отказываются от части своих требований. Замысел в том, чтобы риски суверенного банкротства не-сли впредь не только налогоплательщики, но и частные инвесторы.
   Ангелу Меркель и ее министра финансов не пугает и то, что ради внедрения процедуры государственных банкротств придется пересмотреть договоры Европейского союза. Неожиданную поддержку они получили от министра экономики Райнера Брюдерле (СвДП), вместо Шойбле представлявшего Гер-манию на совещании министров финансов «Двадцатки»,проходившем в Южной Корее. Там он заявил, что, конечно, было бы желательно установить санкции, вступающие в действие автоматически. «Но мы должны учитывать и реальность, — отметил министр экономики. — Если французы готовы принять до-говорный механизм санкций против стран с избыточным бюджетным дефицитом, — это важный шаг». Правительству Германии остается только следить, чтобы он был на самом деле сделан.
   Канцлер и казначей счита-ют, что благоприятная возможность для изменения до-говоров представится в бу-дущем году при вступлении Хорватии в ЕС. Дуэт рассчитывает, что под прикрытием этой процедуры удастся протащить поправки к основополагающим документам.
   Но те, кому не нравится из-менение курса, на которое пошла Ангела Меркель, сомневаются, что этот трюк пройдет. Они не верят, что за-думанные новеллы действительно будут внесены в законодательные акты. Если временную утрату права голоса и антикризисный механизм примут не все оставшиеся 25 стран, то никакого проку от готовности Франции поддержать Германию не будет. «Время покажет, не выпус-тила ли Германия голубя из рук, чтобы поймать воробья на крыше», — говорит Отмар Иссинг, бывший главный экономист ЕЦБ.
   Поддерживает канцлера, од-нако, и часть экономистов, считающих автоматический механизм санкций малоэф-фективным. «Опыт показы-вает, что автоматику регулярно отключают акты политического произвола», — утверждает Кай Конрад, про-фессор экономики в Мюнхенском институте проблем интеллектуальной собственности, налогового и конкурентного права им. Макса Планка. Он приводит в качестве примера «голубые кон-верты» — предупреждения, которые по строго установленной процедуре можно бы-ло отправлять странам, превышавшим порог допустимого бюджетного дефицита. Этот механизм неоднократно обходили с помощью вме-шательства политиков.
   Потому намного важнее са-мого автоматизма то обсто-ятельство, «насколько убедительна система правил и применяется ли она на практике», считает Конрад. По оценке экономиста, дейст-венность такого нормативного акта зависит от того, станет ли возможным в конечном итоге и суверенное банкротство, включая процедуры реструктурирования долгов. В этом случае час ть наказания берет на себя рынок, поскольку кандидатам на банкротство приходится платить более высокие процентные ставки.
   И профессор Клеменс Фюст из Оксфордского университета тоже считает процедуру суверенного банкротства бо-лее важным фактором, чемсанкции: «Нет никакого смыс-ла в том, чтобы угрожать фи-нансовыми санкциями стране, и без того погрязшей в долгах».

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK