Наверх
6 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ЛИФТ ВЫЗЫВАЛИ?"

Существуют ли в России механизмы, позволяющие людям продвигаться вверх по социальной лестнице.    Российское общест-во, несмотря на все потрясения и реформы последних двух десятилетий, все еще отличается довольно низкой социальной мобильностью. Сравнение его с Дворцовой площадью в Петербурге, появившееся еще в 90-е годы, по-прежнему актуально: укатанная в асфальт поверхность, а посередине возвышается столп, но только не Александрийский — столп российской элиты. Сегодня закрытость элит в России стала уже притчей во языцех. В качестве примера эксперты приводят ситуацию в научном сообществе. Наука «стареет»: средний возраст академиков РАН превышает 70 лет, членкоров РАН — 65 лет, докторов наук — 60 лет, а доступа молодым в это сообщество практически нет.
   «Говоря о социальных лифтах, мы имеем в виду механизмы, которые позволяют людям подниматься по социальной лестнице, — говорит старший научный сотрудник Института социологии РАН Наталья Седова. — Речь здесь идет о некой социальной ротации, активном и постоянном потоке «снизу вверх», открытости верхних социальных слоев». Нельзя сказать, что процессов социального роста вообще нет: определенное движение вверх по социальной лестнице все-таки существует. И в качестве социальных лифтов, пригодных для продвижения более или менее широких «народных масс», в первую очередь называют политические партии, науку и образование, армию и, как ни странно, спорт.
   
ПОЛИТЗАВОД
    В последние годы свежая кровь в российскую политику проникает крайне редко и крайне скупо. Один из самых эффективных социальных лифтов — близкие к власти общественные движения и форумы, включая молодежные. Например, еже-годный форум на Селигере, так горячо любимый прокремлевскими политиками и СМИ. Некоторые из этих объединений гордо именуются «кадровыми резервами», а в описаниях их миссии часто используются слова «модернизация» и «инновации». Однако реальным результатом могут похвастаться немногие: эту социальную лестницу по трудности можно сравнить с покорением Эвереста. «Ты идешь по подиуму, в тебя летят фекалии, а ты улыбаешься и получаешь удовольствие — вот что такое карьера в «молодежке», — откровенничал с корреспондентом «Профиля» один из тех, кого этот лифт вознес на средние этажи власти.
   Наиболее активные объединения, созданные вокруг правящей партии «Единая Россия», — «Наши», «Молодая гвардия», «Россия молодая» и др. Добровольное участие в их деятельности позволит обрасти нужными связями и получить представление о реальных механизмах функционирования системы, а затем на определенном этапе может трансформироваться в стабильное рабочее место.
   При определенном усилии селигерские навыки становятся трамплином к креслу законодателя. Один из самых ярких примеров в этом смысле — депутат Госдумы от «Единой России» Роберт Шлегель, еще недавно (до 2007 года) — пресс-секретарь движения «Наши».
   Помимо Шлегеля партийный лифт вознес в Госдуму целый ряд молодых политиков: Павла Тараканова (ЛДПР), Максима Мищенко, Сергея Белоконева (оба — ЕР). «Лифт работает — и я тому пример, — говорит Максим Мищенко, лидер движения «Россия молодая». — Зачастую представители бизнес-элиты не могут попасть в политику, а молодежные лидеры смогли: перед выборами 2007 года многие говорили, что молодежная квота — пиар и заигрывание, но теперь ясно, что это системный подход». По сведениям Мищенко, на предстоящих осенью выборах в Мособлдуму предусмотрена молодежная квота, ряд «селигерцев» уже работают в региональных думах, муниципальных и субъектных органах исполнительной власти. «Молодежь уже меняет систему изнутри», — убежден депутат.
   Закономерно восхождение и того, кто создал сетевую систему пропуска молодежи через околокремлевские лагери, — Василия Якеменко, руководителя первой (еще до появления «антиоранжевого фронта») молодежной организации «Идущие вместе». Сейчас он возглавляет Федеральное агентство по делам молодежи и допущен к тому, что является карьерной целью многих юношей — освоению государственного бюджета. Соратники-конкуренты Якеменко по созданию сети молодежных провластных движений также получили по заслугам: Андрей Турчак, пройдя через руководство «Молодой гвардией» (МГЕР), стал сначала членом Совета Федерации, а затем, в 2009-м, губернатором Псковской области. По слухам, отец Андрея Турчака, Анатолий Турчак, работал вместе с Владимиром Путиным в ГДР, но многие считают, что не это было главным. «Заслуги Турчака-отца не сыграли решающей роли, — убежден Максим Мищенко. — Андрей действительно вывел МГЕР на высокий уровень, сделал серьезной организацией». А недавно еще один юный политик, лидер «Молодой гвардии» и депутат Челябинского облсовета Руслан Гаттаров, был выдвинут в Совет Федерации.
   Однако сами юные политики уверены, что наиболее безотказным лифтом является спорт высоких достижений. Доля истины в этом есть: спортсмены успешно конвертируют народную лю-бовь в политический капитал. В нынешнем созыве Госдумы таких пятеро — вице-спикер Светлана Журова, глава думского комитета по спорту Антон Сихарулидзе и зампреды комитетов — Владислав Третьяк, Светлана Хоркина и Алина Кабаева. В Высшем совете «Единой России» заседает трехкратный олимпиец Герой России Александр Карелин. В Совете Федерации — хоккеист Вячеслав Фетисов и футболист Дмитрий Аленичев, в Заксобрании Санкт-Петербурга трудится серебряный призер Олимпиады в Ванкувере Евгений Плющенко.
   
ИЗ ШКОЛЫ В КНЯЗИ
    Еще один социальный лифт, дающий шанс желающим подняться по общественной лестнице, — это образование. Теоретически исходные позиции у подножия этой социальной лестницы равны: «Мы все учились понемногу…» Однако это лишь на первый взгляд: школьные программы и качество образования значительно разняться и между регионами, и в разных районах крупных городов. А значит, те, кто учился в привилегированной школе, имеют больше шансов.
{PAGE}
   Число вчерашних школьников, желающих получить высшее образование, в среднем по стране уже превышает 85%, в столицах же этот показатель достигает едва ли не 100%. С недавних пор все сдают Единый государственный экзамен, который в пору его внедрения даже называли «новым эффективным социальным лифтом». Действительно, где бы вы ни получали среднее образование, баллы, набранные в ходе ЕГЭ, дают возможность поступать куда угодно: вплоть до самых престижных и «блатных» столичных вузов. В теории ЕГЭ такую возможность дает, но на практике наиболее престижные вузы выступают за введение дополнительных испытаний. «Выявить действительно талантливых в определенной отрасли людей и помочь им проявить себя могут предметные олимпиады», — считает декан исторического факультета МГПУ Виктор Кириллов. Впрочем, сам факт получения образования и его качество вовсе не синонимы. Вуз дает только соответствующую строчку в резюме. Не секрет, что в России за последние 20 лет появилось огромное количество вузов, а число выпускников давно уже превышает разумные пределы. Работодатель это прекрасно понимает, и поэтому вчерашних студентов, может быть, и встречают по диплому, но провожают все-таки по уму, а также по умениям и навыкам молодого специалиста.
   В этом смысле получается, что само по себе высшее образование, как и ЕГЭ, лифт довольно условный. Из средней школы в слой перспективных специалистов он, конечно, перенесет. Но не дальше.
   
ИЗ ДЕРЕВНИ К «ДЕДУШКЕ»
    «Функция армии как социального лифта значима в относительно слаборазвитых и бедных обществах, и чем общество беднее, тем она значимее», — уверен главный редактор Moscow Defense Brief Михаил Барабанов. Кстати, армия США, вопреки стереотипам, социальным лифтом в полном смысле не является. «По сравнению с российскими Вооруженными силами, армия в США является менее значимым социальным лифтом, — рассказывает Михаил Барабанов. — Кадровые офицеры американской ар-мии в большинстве своем представители высшего среднего и высшего классов. Так называемые офицеры-университетники, составляющие 75% от общей численности, тоже происходят как минимум из средне-го класса».
   Вооруженные силы России в качестве социального лифта стали преемником советской системы — фактически рабоче-крестьянской Красной армии. «Офицерская служба и в советское время, и сегодня является способом для простого паренька из провинции сделать карьеру и при благоприятных условиях, дослужившись до генерала, войти в элиту, — уверен Барабанов. — Это хорошо видно по происхождению нашего генералитета — они все из низов, из провинции». А вот представителей среднего и высшего классов армия, как правило, у нас отпугивает, отмечает эксперт. Тем более что вузовское образование по-прежнему является наиболее реальной альтернативой армейской службе.
   Но военные эксперты полагают, что, если все заявленные инициативы в сфере реформирования армии будут воплощены в жизнь, в отдаленном будущем армия может стать еще одним столпов элиты, а значит — закрытой кастой, такой, какой являются сегодня спецслужбы. «Служить в ФСБ и СВР очень престижно, — полагает полковник ФСБ в запасе, депутат Госдумы Геннадий Гудков. — Раньше — больше: набор в службу был элитарным, и эти люди смогли найти свое место под солнцем новой России. И засилье спецслужб у нас не потому, что это спецслужбы, а потому, что эти люди 10-20 лет назад заняли заметные места в других сферах». В армии же, по мнению Гудкова, за этот период сильно упал престиж службы и качество офицерских кадров. А значит, снизились и возможности карьерного роста.
   
ТАЛАНТ VS СВЯЗИ
   «О чем можно говорить как об эффективном и «пассажироемком» социальном лиф-те, так это о личных связях, полезных знакомствах», — говорит Наталья Седова. В обществе с нарушенными формальными каналами они остаются самым действенным инструментом решения тех или иных жизненных задач, считает социолог.
   Данные соцопросов это подтверждают вполне наглядно. «Большинство россиян, по данным прошлогоднего опроса ВЦИОМа, уверены, что окружающие их люди добиваются успеха именно с помощью связей и знакомств (58%), перед которыми отступают и высокая квалификация или профессионализм (48%), и талант или способности (48%), и даже состоятельные родители (33%)», — говорит Наталья Седова. Хотя представители элиты упорно отвергают это. Недавние социологические исследования, проведенные среди представителей истеблишмента, демонстрируют интересные результаты: менее 13% людей признают, что обязаны своим положением связям, и предпочитают рассуждать о «приоритете знаний и опыта».
   Однако отрицать роль знакомств в современном российском обществе бессмысленно. Более того, силу личных связей подтверждают популярность многочисленных социальных сетей в Интернете, активное развитие блогосферы. Здесь главное даже не самовыражение, а неограниченное расширение круга общения с последующей трансформацией его в работу, совместный бизнес, поездки и т.д.
   Так что социальные лифты как явление в России определенно есть. Вот только конструкция у них несколько специфическая: на практике вместо лифта приходится пользоваться лебедкой. И движение наверх напрямую зависит от приложенной физической силы. Впрочем, даже исправный лифт не сможет поднять наверх пустоту: он не повезет того, кто ничего не весит.
   

   По данным опроса ФОМ, более половины соотечественников от 18 до 30 лет считают государственную службу привлекательнее бизнеса. Меньше всего в чиновники готовы идти респонденты старше 46 лет (таких 40%) и старше 60 лет (29%). Госслужба более интересна для женщин, чем для мужчин: 44% против 39%.
   42% россиян привлекает работа чиновника

   

   Офицерская служба и в советское время, и сегодня является способом для простого паренька из провинции сделать карьеру и при благоприятных условиях, дослужившись до генерала, войти в элиту.
   58% россиян уверены, что главное для карьеры — связи
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK