Наверх
25 октября 2021
Без рубрики

Архивная публикация 2007 года: "Линия разлома"

Недавнее заявление главы авиакомпании «ЮТэйр» о выплатах семьям погибших в недавней катастрофе в Самаре прозвучало как гром среди ясного неба. До этого постулат «Жизнь человеческая бесценна» воспринимался в России почти буквально. И цена ее была копейки...17 марта 2007 года в 9 часов 40 минут по московскому времени в аэропорту «Курумоч» Самары при посадке в сложных метеоусловиях произошла авария самолета Ту-134 авиакомпании «ЮТэйр» (UTair), выполнявшего рейс Сургут—Самара—Белгород. Получив разрешение на посадку, лайнер начал снижаться, выпустил шасси. Недотянув нескольких сотен метров до взлетной полосы, самолет ударился стойками шасси о землю. От удара фюзеляж развалился, погибли 6 человек и более 20 получили травмы. Больше всего пострадали пассажиры центральной части салона, почти все погибшие сидели в 11-м ряду или рядом с ним. Там прошла линия разлома.

Днем ранее даже в Самаре не все знали, что означает слово «Курумоч». Но уже на следующий день оно звучало по всем теле- и радиоканалам. И если для всего мира ЧП в самарском аэропорту лишь капля в потоке информации, то для России авария стала отнюдь не рядовым событием. Авиакатастрофа 17 марта имеет все шансы стать переломным моментом в жизни нашего общества. И дело вовсе не в ее масштабах. Дело в заявлении гендиректора «ЮТэйр» Андрея Мартиросова. Он сообщил: компанией принято решение об увеличении суммы компенсаций. Родственники каждого из погибших получат $75 тыс. По законодательству РФ предельный размер выплат меньше $4 тыс. (100 тыс. рублей).

Мертвая петля

Как вы думаете, сколько закладывается в стоимость авиабилета в счет обязательного страхования жизни пассажира? Не поверите — 2 рубля! Этот взнос гарантирует, что после вашей трагической гибели родственникам по этой вот страховке будет выплачена компенсация в 12 тыс. рублей. Ниже, чем стоит сегодня средненький подростковый велосипед...

Да, реальная сумма выплат жертвам выше. Помимо обязательной страховки, стоимость которой закладывается в билет, каждая авиакомпания обязана страховать свои риски. Этот пакет включает страховку самого авиалайнера — каско самолета, страховку ответственности перед третьими лицами и пассажирами, страховку от несчастного случая для экипажа. Плюс к этому должны быть застрахованы груз и багаж.

С 1 апреля 1997 года, как только вступил в силу Воздушный кодекс, все авиакомпании обязали страховать свою ответственность перед пассажирами (без этого им не дадут лицензию на полеты) на сумму в размере 1000 МРОТ. Сегодня это 100 тыс. рублей. Получается, максимум, на что может рассчитывать пострадавший (точнее, уже его родственники), — 112 тыс. рублей (с учетом страхования жизни).

Но этот тариф действителен только для внутренних рейсов. Если же компания летает по территории ЕС, она обязана страховать пассажира по европейским нормам, а это уже $375 тыс. на человека. Иными словами, как бы цинично это ни звучало, россиянам лучше не летать по просторам родины... Разница в отношении к цене человеческой жизни шокирует.

Это при том, что безопасность пассажирских перевозок снижается, прошлый год и вовсе стал для России рекордным по числу жертв в авиакатастрофах. По данным отчета о безопасности полетов в гражданской авиации, опубликованного Межгосударственным авиационным комитетом (МАК) незадолго до ЧП, в 2006 году в России произошло 13 авиапроисшествий, в том числе 10 катастроф, которые унесли жизни 318 пассажиров. Это больше, чем за 4 предыдущих года, вместе взятых. До 2006-го «черным» в истории российской авиации считался 2001 год — тогда погибло 218 человек.

Наиболее тяжелые последствия имели катастрофы, которые произошли прошлым летом. 9 июля в результате аварии аэробуса А310 авиакомпании S7 («Сибирь») под Иркутском погибло 125 человек. 22 августа под Донецком потерпел крушение Ту-154 авиакомпании «Пулково». В этой катастрофе не выжил ни один из 170 находившихся на борту пассажиров и членов экипажа.

Справедливости ради заметим: иногда авиакомпании сами предлагают помощь, превышающую размер компенсации по страховке. Так, родственникам 170 погибших в катастрофе Ту-154 под Донецком авиакомпания «Пулково» обязалась выплатить по 300 тыс. рублей. А по инициативе федеральных и местных властей каждая семья получила дополнительные компенсации: из федерального бюджета было выплачено по 100 тыс. рублей, а из областных — от 100 тыс. до 500 тыс. рублей. С учетом фонда пожертвований общая сумма помощи составила 100 млн. рублей. Но это, скорее, исключение. Причем дополнительные средства в качестве жеста выделяются, как правило, именно местными властями из бюджетных средств, а не из кармана авиаперевозчиков.

В частном порядке

У тех, кто не считает страховку адекватной платой за потерю близких, есть возможность в судебном порядке потребовать компенсации морального ущерба. Правда, в суд до недавнего времени обращались лишь единицы. А максимальное страховое покрытие, которое в России удавалось отсудить семьям погибших, не превышало 600 тыс. рублей. Например, родственникам Татьяны Армизоновой, погибшей 3 июля 2001 года в авиакатастрофе лайнера Ту-154 компании «Владивосток-Авиа» под Иркутском, суд постановил выплатить 570 тыс. рублей. В той аварии погибло 145 человек, но иск о дополнительной компенсации подали только 20 семей. До судебных разбирательств дошла лишь семья Армизоновой. Остальные 19 пошли на мировые соглашения, авиакомпания выплатила им от 100 тыс. до 300 тыс. рублей.

Подали иски и родственники жертв июльской аварии А310. Однако требовать компенсации через российский суд решились лишь две семьи — жительница Красноярского края Людмила Зозулина и семья Сластиных из Улан-Удэ. Зозулина, потерявшая в авиакатастрофе сестру, требовала взыскать в качестве компенсации морального вреда сумму в 1 млн. рублей, но суд города Обь Новосибирской области принял решение возместить ей ущерб в размере 200 тыс. рублей.

Другое разбирательство еще не закончено. 68-летний Константин Сластин и его 22-летняя дочь требуют от S7 возмещения материального ущерба в размере 2 млн. рублей и морального ущерба на 18 млн. рублей. В катастрофе погибли 47-летняя жена Константина и 17-летняя дочь. Каким окажется решение суда по этому иску (Сластин — инвалид и находился на иждивении у супруги), гадать преждевременно, но вряд ли сумма компенсации будет сильно отличаться от общепринятых в России норм.

Родственники других пострадавших в этой аварии решили искать справедливости не на родине, а за рубежом. Самолет эксплуатировала российская авиакомпания S7 («Сибирь»), но его владельцем являлась корпорация Airbus Leasing II (лизинговое подразделение Airbus) с юридическим адресом в США. Это и дало возможность для предъявления соответствующих юридических требований вне России. Первый иск от 185 пострадавших при катастрофе в Иркутске принял к рассмотрению суд южного округа Нью-Йорка. Всего за рубежом иски подали более 240 пострадавших в катастрофе.

Суммы, которые могут получить истцы, пока неизвестны, но, по примерным подсчетам юристов, только по первому иску S7 и Airbus могут потерять минимум $50 млн. «В США компенсации намного выше, семьи пострадавших могут получить и миллион долларов, и даже десятки миллионов», — уточняет замначальника управления авиационно-космического и морского страхования компании «РОСНО» Сергей Худяков. Страховкой покрывается не только физический ущерб и ущерб благосостоянию родственников, но и моральный вред. К тому же почти все жители развитых стран имеют полис страхования жизни. «Часто выплачивается сразу несколько страховок — и от авиакомпании, и по полису страхования от несчастных случаев», — говорит Худяков.

Особая щедрость

Впрочем, скоро ситуация может измениться и в России — размер страховки для внутренних рейсов будет увеличен. В частности, до уровня, озвученного главой «ЮТэйр». В пресс-службе «ЮТэйр» подтвердили: «По инициативе авиакомпании каждая семья погибших получит компенсацию в $75 тыс. Размер компенсации пострадавшим будет рассчитываться в зависимости от тяжести полученных травм». По словам начальника службы по связям с общественностью Юрия Мушихина, авиакомпания найдет механизм, который позволит быстро в досудебном порядке произвести выплаты. «Портфель необходимых документов практически сформирован», — сообщил он.

Свою ответственность перед пассажирами «ЮТэйр» застраховала в страховом обществе «Сургутнефтегаз». Перестраховщиком по договору выступала компания «Авикос». Как сообщил Максим Заредин, заместитель исполнительного директора компании «Авикос» по связям с общественностью, ответственность авиакомпании перед пассажирами была застрахована в соответствии с Воздушным кодексом. Страховую сумму по договору ни страховщики, ни авиакомпания не разглашают.

Но известно, что обещанные компенсации пассажирам «ЮТэйр» выплатит из собственных средств. Часть расходов покроет СО «Сургутнефтегаз» в рамках договора, а убытки «Сургутнефтегаза» компенсирует компания «Авикос» в соответствии с суммами, обозначенными в договоре перестрахования.

Судя по всему, планка в $75 тыс. была выбрана авиакомпанией не случайно. Именно до такой суммы предлагал повысить компенсации авиапассажирам первый вице-премьер Сергей Иванов, выступая незадолго до аварии на коллегии Минтранса. Эту сумму страхового покрытия для пассажиров в рамках ответственности перевозчика предложил внести в новый вариант Воздушного кодекса и Минтранс.

«Корректировка Воздушного кодекса просто необходима. Лимиты страхования, прописанные в нем, крайне низкие. И в первую очередь это касается лимитов ответственности перед пассажирами. Сегодня это очевидно всем. Я думаю, последние события будут способствовать скорейшему принятию этих поправок», — считает директор управления страхования авиарисков ВСК Анатолий Рычков. Правда, добавляет эксперт, многое будет зависеть и от формулировок, которые в итоге внесут в кодекс: одно дело страхование ответственности перед пассажирами и совсем другое — страхование жизни или страхование от несчастного случая. Здесь предусмотрены разные механизмы выплат.

Хотя, по мнению экспертов, это вовсе не значит, что, как только будет прописана норма в $75 тыс., все родственники и пострадавшие будут получать именно эту сумму. По словам Сергея Худякова, сумма выплаты определяется, исходя из оценки ущерба, который авиакомпания нанесла пассажиру или его родственникам. «Существуют методики расчета возмещения. Ключевым фактором в этих расчетах является доход, который получал погибший пассажир. В каждом случае определяется круг лиц, которым нанесен вред, отдельно оценивается ущерб в случае потери кормильца. Если у человека официальный доход был в 2—3 тыс. рублей, его родственники вряд ли могут рассчитывать на крупное возмещение, независимо от того, какие максимальные суммы прописаны в Воздушном кодексе», — уточняет Сергей Худяков.

Дело добровольное

Конечно, $75 тыс. компенсации — еще не та сумма, которая считается нормой в развитых странах. Эксперты не исключают, что со временем и эта планка будет поднята.

Однако, по мнению страховщиков, и сами пассажиры должны думать о рисках, а значит, заблаговременно приобретать полис добровольного страхования от несчастного случая. Кстати, известно, что 14 пассажиров злополучного рейса «ЮТэйр» вместе с билетами приобрели полисы добровольного страхования от несчастных случаев.

В таком полисе четко прописаны лимиты, и, если человек погиб, заплатят полную сумму страховки, если получил травму — определенный процент от покрытия в зависимости от тяжести повреждений. Такие полисы можно приобрести прямо в авиакассе вместе с билетом либо обратившись в страховую компанию. Стоит полис от 50 до 200 рублей, покрытие по нему обычно составляет 100—250 тыс. рублей. «ВСК, например, готова страховать и на миллион рублей и даже на два. Правда, для этого придется внедрять другую систему идентификации пассажиров. Да и процедура оформления полиса должна быть усложнена. В идеале в такую программу нужно включить и массу сервисных услуг — страхование багажа и т.д.», — добавляет Анатолий Рычков.

Можно приобрести полис на один рейс, можно на год и даже на более длительный срок. По словам Худякова, полис страхования от несчастных случаев с покрытием в $20 тыс. на один рейс в среднем будет стоить 1 тыс. рублей, а на весь год — 5 тыс. При этом полис действует не только на время перелетов, но и в любых ситуациях. «Что бы ни произошло в самолете, поезде или на улице, застрахованные получат фиксированные выплаты», — говорит Худяков.

На Западе такие программы пользуются большим спросом. У нас же полисы страхования от несчастного случая пока предлагаются, скорее, в добровольно-принудительном порядке. Покупатель билета вправе отказаться от «страховой нагрузки». Большинство так и делает. «Мне должны другие», — советский подход изживается медленно.

В связи с возможным повышением лимитов страхования встает и другой вопрос — как это скажется на бюджетах авиакомпаний и стоимости билетов. По мнению Рычкова, крупные авиакомпании, которые летают за рубеж, не пострадают: «Они и так страхуют ответственность перед пассажирами на большие суммы». К примеру, страховка полетов в Европу (исходя из лимита $375 тыс. на пассажира) обходится авиаперевозчику, по оценкам Рычкова, в $300—350 за место в салоне авиалайнера в год. Страховка в $75 тыс. будет стоить $100—130 за место. «Трудности могут возникнуть у небольших компаний, которые летают только над Россией. Сейчас их затраты на страхование каждого пассажира составляют по 400—500 рублей за место в салоне в год. Им придется повысить расходы в 6—7 раз», — уточняет Рычков. Впрочем, скорее всего, эти расходы лягут на плечи самих пассажиров, которые будут покупать билеты дороже.

Финансовый блок

До сих пор предложение Минтранса блокировалось в Минфине. «На мой взгляд, Минфин не хочет прописывать лимит в $75 тыс., потому что тогда именно такую сумму придется платить всем пострадавшим, в том числе и в результате терактов, и по другим страховым событиям, когда деньги на компенсации идут из бюджета», — считает Рычков. Есть и другой не менее серьезный вопрос: будут ли в сумму покрытия входить военные риски? По словам господина Рычкова, в действующем Воздушном кодексе эти риски не прописаны. Именно поэтому возникли сложности с выплатой компенсаций жертвам авиакатастроф, случившихся в результате терактов в 2004 году.

Ясно одно: с принятием новых лимитов страхования пассажиров на воздушном транспорте появится прецедент для увеличения других страховых тарифов. Так, сами авиаторы считают, что семьи погибших летчиков должны получать аналогичные суммы. По словам Худякова, профсоюз летного состава России и фонд развития инфраструктуры воздушного транспорта «Партнер гражданской авиации» собираются поставить вопрос об увеличении выплат летному составу до $75 тыс.

Кто-то идет дальше и предлагает повышать выплаты и по другим рискам. «Почему за жизнь человека, погибшего в авиакатастрофе, должны платить больше, чем за жизнь человека, погибшего в автомобильной аварии?» — рассуждал на недавней встрече с журналистами глава Российского союза автостраховщиков Андрей Кигим.

И все же 17 марта 2007 года линия разлома, кажется, прошла не только по 11-му ряду фюзеляжа Ту-134. Она прошла по корпусу всех правовых отношений, всей системы страхования. Впервые появился шанс придать ценность жизни российского гражданина.

Оперативные и важные новости в нашем telegram-канале Профиль-News
Больше интересного на канале Дзен-Профиль
Самое читаемое
25.10.2021