Наверх
17 октября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "«Лишь очищенные раны заживают»"

Мишель Бачелет, которая недавно официально вступила в должность президента Чили, рассказывает о преодолении наследия Пиночета, переменах в стране и «новых левых» в Латинской Америке.   «Шпигель»: Госпожа Бачелет, о таких темпах роста, как в вашей стране, большинство европейцев может только мечтать. Кроме того, вас прославляют как символ перехода от диктатуры к демократии. Помимо этого вы — социалистка, с которой может ужиться даже Джордж Буш. В такой ситуации управление страной должно быть сплошным удовольствием.

   Бачелет: Для меня самое важное — суметь оправдать надежды как можно большего числа граждан. Действительно, я первая в Южной Америке женщина-президент, избранная демократическим путем. Управлять страной для меня почетная, но отягченная высокой ответственностью задача. Ведь чилийцы ожидают, что я добьюсь для них большей социальной справедливости и при этом буду углублять демократию.

   «Шпигель»: Вы мать-одиночка, врач и агностик. Вы назначили министрами десять женщин — столько же, сколько и мужчин. Это похоже на мини-революцию в стране, где сильны традиции мачизма и католичества. Неужели Чили настолько сильно изменилась?

   Бачелет: Примерно в трети чилийских семей главой является женщина. То есть в этом смысле я абсолютно обычная женщина. За последние 30 лет в Чили действительно произошли культурные перемены. Многие женщины возглавляют социальные учреждения, профсоюзы или родительские комитеты. И только в центральном аппарате государственной власти они отсутствовали. Новую эру открыло решение моего предшественника Рикардо Лагоса назначить женщин на такие ключевые позиции, как министр иностранных дел и министр обороны.

   «Шпигель»: 11 сентября 1973 года с крыши медицинского факультета вы наблюдали за тем, как по приказу генерала Пиночета бомбардировали дворец Ла Монеда, резиденцию президента Альенде. Сейчас вы сами туда въезжаете. Что сегодня для чилийцев означает эта мрачная глава прошлого?

   Бачелет: Это часть нашей истории. Мы должны преодолеть то, что с нами произошло, основываясь на принципах правды, справедливости и возмещения ущерба всем жертвам политического насилия, независимо от того, к какому лагерю они принадлежали. Для моего правительства особое значение будет иметь полная реализация не только гражданских свобод, но и прав человека.

   «Шпигель»: Не привели ли к расколу в чилийском обществе недавно начатые процессы против военных, некогда возглавлявших страну? Против Пиночета и членов его семьи ведется следствие — в том числе в связи с уклонением от уплаты налогов.

   Бачелет: Если страна перенесла столь тяжелую травму, как Чили, она никогда не сможет выздороветь полностью. Я врач и хочу пояснить это сравнением из области медицины: лишь очищенные раны заживают, в противном случае они будут снова и снова открываться, воспаляться и даже гноиться. Таким образом, для меня совершенно очевидно, что правда должна быть обнародована. Конечно, есть люди, которые хотели бы все скрыть, но они сегодня в меньшинстве. В правовом государстве правительство должно обеспечивать беспрепятственную работу правосудия. Чилийское общество обладает зрелостью, и доказательством тому как раз служит мое избрание на пост президента. И поэтому большинство граждан требует, чтобы никто не мог безнаказанно преступать закон.

   «Шпигель»: Ваш отец, один из верных президенту Альенде генералов, был арестован, подвергался пыткам и в результате погиб. Как политик вы избегали того, чтобы говорить о примирении с былыми противниками, употребляя вместо этого понятие «нового диалога». Почему?

   Бачелет: Понятие примирения подразумевает, что пострадавший должен простить своего обидчика. Но не все в состоянии простить, это зависит от того, что каждому отдельному человеку пришлось пережить, от его способности справиться со своими переживаниями. Нельзя распорядиться, чтобы это сделали все. Но правительство может создать предпосылки для того, чтобы представители разных лагерей сотрудничали в рамках совместных проектов.

   «Шпигель»: И вы, и ваша мать тоже были арестованы, вас пытали в печально известной тюрьме секретной полиции «Вилла Гримальди». А годы спустя встретились с одним из своих мучителей в лифте и узнали его по запаху, так как во время заключения у вас были завязаны глаза. Как вы оба отреагировали на эту встречу?

   Бачелет: Этот человек жил в том же доме, что и я, и пользовался тем же лифтом — странное совпадение в таком большом городе, как Сантьяго. Вначале мне было нелегко, это меня сильно волновало. Тяжело было и ему. Ведь встреча произошла, когда против него уже велось несколько процессов, в результате чего он впоследствии был осужден. Может быть, для него это было даже тяжелее, чем для меня. В то время в моей жизни уже начался новый этап. Он же, сталкиваясь со мной или с моей матерью, каждый раз возвращался к прошлому, к своим преступлениям, за которые ему пришлось отвечать.

   «Шпигель»: После бегства из Чили вы жили в ГДР. Сейчас вдова Эриха Хонеккера Маргот Хонеккер живет в Сантьяго. Вы пригласили ее на церемонию инаугурации?

   Бачелет: Мы лишь один раз встречались лично, на похоронах председателя Коммунистической партии Чили. Но я всегда подчеркивала, что меня очень хорошо приняли в ГДР, когда я вместе с семьей была вынуждена покинуть Чили. Поэтому я до сих пор с большой теплотой вспоминаю о приютившей меня стране.

   «Шпигель»: А как вы относитесь к тому, что ГДР больше не существует? И что вы, социалистка, думаете о крушении коммунистических режимов?

   Бачелет: Народы должны самостоятельно решать, какую общественную систему они хотят создать. Мир чрезвычайно изменился в результате окончания холодной войны. Однако я считаю, что многие люди по-прежнему мечтают о большей справедливости, а также о том, чтобы, наконец, была ликвидирована бедность и чтобы у всех людей были равные возможности.

   «Шпигель»: На протяжении почти трех лет вы были министром обороны. Вы и правда верите в то, что теперь военные следуют демократическим правилам игры?

   Бачелет: Да, сегодня все институты действуют в соответствии с демократическими принципами. Некоторое время назад и вооруженные силы тоже признали, что их главнокомандующий является президентом государства, реализующим свою власть через министра обороны. В нашем случае оба эти поста занимают женщины.

   «Шпигель»: Если главнокомандующий — женщина, ей лучше удается интегрировать в общество офицеров, которые слишком долго бряцали оружием?

   Бачелет: Этим я занималась на посту министра обороны. Я сделала военную службу полностью открытой для женщин, создав предпосылки для того, чтобы женщины могли дослужиться до высших офицерских званий. Помимо этого я старалась установить контакт между военнослужащими и гражданским населением. По моему распоряжению программа подготовки военных теперь включает ознакомление с понятиями правового государства и прав человека.

   «Шпигель»: Несмотря на все прогрессивные достижения, в Чили все еще можно услышать злую поговорку, что в стране существуют всего две партии — военные и предприниматели, и если они функционируют, то можно позволить себе даже социалистическое правительство. Есть ли в этом крупица правды?

   Бачелет: Пиночет уже не играет никакой роли в политике, карьера военного ничем не отличается от всех остальных профессий, в этом я могла убедиться, будучи министром. Военные больше не претендуют на власть в стране. Как граждане они обладают избирательным правом. Не исключаю, что многие из них голосовали за меня, в конце концов, они меня знают. С другой стороны, и предприниматели знают, что я буду содействовать дальнейшему росту экономики. Но я ясно дала понять, что решения о ходе экономического развития должны приниматься в рамках общественного диалога между правительством, работодателями и трудящимися.

   «Шпигель»:В результате реформы Конституции, осуществленной в прошлом году, была, наконец, упразднена введенная Пиночетом система назначения сенаторов. В результате ваша коалиция демократических партий получила большинство в обеих палатах парламента. Какие еще следы диктатуры вы намерены стереть?

   Бачелет: В первую очередь, нужно реформировать избирательную систему, так как она не отражает реального соотношения сил между партиями. Помимо этого, необходимо закрепить в Конституции права коренных народов. Одна из моих основных целей — побудить к активности самих граждан. В связи с чем я собираюсь децентрализовать управление и предоставить регионам и общинам возможность непосредственно принимать решения.

   «Шпигель»: Президент Венесуэлы Уго Чавес ввел понятие «оси добра», к которой причисляет свою страну, Кубу Фиделя Кастро и Боливию Эво Моралеса, бывшего лидера профсоюза производителей коки. Станете ли и вы членом этого клуба?

   Бачелет: Я бы не хотела, чтобы мы возвращались к холодной войне. И негативно отношусь к разделению мира на «плохих» и «хороших». Нельзя с самого начала отрицательно судить ни об одном правительстве. Я хочу сотрудничать со всеми, чтобы решать реальные проблемы, стоящие перед Латинской Америкой. К ним относится, например, охватывающая широкие слои населения бедность, а также то обстоятельство, что такие категории населения, как индейцы, женщины и дети, мало что получают от прогресса.

   «Шпигель»: В течение всего года в Латинской Америке повсеместно будут проходить выборы, на которых, по-видимому, продолжится череда побед левых партий. С чем это связано?

   Бачелет: Многие граждане недовольны скудными результатами, которые в прошлом принесли им некоторые экономические модели.

   «Шпигель»: Есть ли некий общий знаменатель для «новых левых» в Латинской Америке?

   Бачелет: У нас общая цель — улучшить жизнь наших народов и добиться большей социальной справедливости. Но у нас разные стратегии для достижения этой цели. Нет единого рецепта для всех латиноамериканцев, даже в приготовлении пищи. Каждая отдельно взятая страна не в состоянии в одиночку справиться со многими проблемами, такими как энергоснабжение или защита окружающей среды. Во многих отношениях образцом для нас мог бы стать Европейский Союз.

   «Шпигель»: Чавес уже требует, чтобы Чили отказалась от выгодных двусторонних соглашений о свободной торговле в пользу латиноамериканского союза. Вы были бы готовы принять это приглашение, или здесь назревает конфликт?

   Бачелет: Я разделяю мнение многих своих коллег о том, что континент, на котором мы живем, чрезвычайно многогранен. Тем не менее считаю возможным заключение в Латинской Америке базисного соглашения по торговле, которое было бы обязательным для всех нас. Я оптимистка и верю, что мы сможем найти эту магическую формулу.

   «Шпигель»: Госпожа Бачелет, мы благодарим вас за эту беседу.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK