Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2006 года: "Лондонград принимает всех"

Деньги, красивые женщины, дорогие автомобили, темное прошлое и непонятное настоящее — такой образ русского лондонца сложился в голове британского обывателя. По неофициальным подсчетам, в столице Англии около полумиллиона русскоговорящих. И лишь 1% из них приблизительно соответствует тому, что думают британцы о русских в Лондоне.Не принято жаловаться, что все плохо, даже если действительно хуже некуда. Для друзей и знакомых, оставшихся на родине, всегда все о’кей. «Не буду же я им рассказывать, как с миру по нитке собирала деньги на учебу, а по вечерам отрабатывала долги официанткой в ресторане. Как иной день приходилось выбирать: или поесть или на метро поехать», — говорит Алена. «И зачем тогда я уезжала? Пусть лучше думают, что все круто, я прорвалась». Ей 23, приехала в Лондон три года назад из Белоруссии. За это время она действительно прорвалась, и друзьям в Минске врать уже необязательно. После белорусского университета отучилась год в Лондоне в не самом престижном институте, тем не менее работу нашла быстрее всех подруг, многие из которых закончили легендарную Лондонскую школу экономики. Сейчас она работает пиар-менеджером в Microsoft. Появилось время на личную жизнь: в январе Алена выходит замуж за австралийца. Единственное неприятное напоминание о гонке на выживание первых двух лет — лишних 15 килограммов. «Стресс и перекусывание на бегу», — объясняет Алена причину своей полноты. Программа-максимум — похудеть к свадьбе.

Для оставшихся на родине — все о’кей 

Театральный художник по образованию, Ирина приехала в Лондон 10 лет назад. Для друзей и знакомых из родного Владивостока она была авантюристкой и прагматиком в одном лице. 10 лет спустя Ирина стала светской львицей русского Лондона, открыла свою художественную галерею и время от времени ездит во Владивосток заниматься любимым делом — оформлять спектакли местного театра. Очень неохотно вспоминает, как все начиналось, через что пришлось пройти. Вроде как все получилось (ну не все, но многое, о чем и не мечталось), зачем же ворошить прошлое? Все о’кей, все замечательно. 

Шесть лет назад выпускник белгородского юрфака Сергей приехал в Англию продолжать учебу: выиграл стипендию. Год в Ноттингеме и год в Кембридже не прибавили желания (впрочем, изначально ехал с мыслью зацепиться, хотя условием стипендии было возвращение домой) снова очутиться в Белгороде. Сегодня Сергей работает в Сити в «чисто британской» компании: в его отделе пять русских, француженка, трое американцев и четыре англичанина. Из трудностей первых здешних лет Сергей вспоминает лишь маленькую комнату общежития: все-таки приезжать с гарантированной стипендией гораздо проще, чем на пустое место. После общежития перебрался на съемную лондонскую квартиру, потом в съемный дом, который делил с двумя другими жильцами (весьма распространенная практика в Лондоне). Полгода назад купил в кредит квартиру в Хэмпстеде (один из престижных районов, густо заселенных состоятельными русскими). 

«С одной стороны — драйв, с другой — опустошенность»

Анна уехала из Москвы в беспокойные 90-е, буквально заставив своего отца, средней руки бизнесмена, которого годами не видела (родители были в разводе), — оплатить ей учебу в Англии. «Помню, так и сказала: или я останусь и стану проституткой, или уеду учиться за границу», — смеется теперь Аня. На отца подействовало. Учебу на юридическом оплатил, но после дефолта 1998-го разорился, и дальше девочке пришлось крутиться самой. По ночам ей снились кошмары, в них у Ани не получалось найти работу в Лондоне и приходилось возвращаться в Москву. Так и говорит — кошмары. А по утрам вставала и бежала на работу в частную юридическую фирму, где хотела стать партнером. Четыре года ушло на то, чтобы приблизиться к мечте, но под конец она сорвалась. Ей уже за 30, и почти никакой личной жизни — фиксация на карьере отнимает все силы и время. «Ты попадаешь в Лондон, вокруг сверхамбициозные люди, все хотят прыгнуть выше головы, и ты вместе с ними. С одной стороны — драйв, с другой — опустошенность», — делится Анна. После двухмесячной депрессии ей дали понять, что такая сотрудница фирму не устраивает. Она ушла, отдохнула, пришла в себя и решила понизить планку — не биться больше за место партнера фирмы, а просто быть хорошим юристом и не ставить крест на личной жизни.

Лондон научил не бояться начинать

В отличие от многих Юля, преподавательница английского в Киевском университете, не хотела ни в какой Лондон. Нравились работа, ее город, ее друзья. Но случилось так, что влюбилась. Он оказался англичанином, лингвистом и писателем. «Я сопротивлялась до последнего. Лондон, как и любая заграница, меня абсолютно не манил», — вспоминает Юля. Но любовь зла… И вот уже около 15 лет она в Англии. С мужем расстались после десяти лет совместной жизни. Тем не менее в Киев не вернулась, прижилась. Сначала преподавала русский язык дипломатам и бизнесменам, теперь, когда ей ближе к сорока, снова пошла учиться… в художественный колледж на факультет графики. «Этот город и люди, которые приезжают сюда со всего мира, научили меня, во-первых, не бояться начинать и, во-вторых, заниматься любимым делом», — объясняет Юля, встретив мой недоуменный взгляд. И добавляет: «Тут столько людей, работающих только ради денег, что думаешь: как они еще не свихнулись? Потом выяснила, что почти у всех моих знакомых, англичан и иностранцев, днем вкалывающих в Сити, есть любимое дело, будь то йога, прыжки с парашютом или рисование. И никакой начальник не заставит их перетрудиться в ущерб личному времени!»

Классификация русских в Лондоне

Подобных историй (значит: судеб) уже сотни тысяч, потому что русских, точнее русскоговорящих, в Лондоне все больше. По официальным данным, только в Лондоне проживают 250 тыс. выходцев из бывшего СССР. По неофициальным — около полумиллиона. Лондонград, как его между собой называют русские, всех принимает и никого не выдает. 

Тех, кто сюда приезжает со всего бывшего Советского Союза, легко поделить на четыре группы: первые — едут в окончательную эмиграцию (среди этой группы есть как образованные профессионалы, так и нелегалы-чернорабочие); вторые — студенты и выпускники вузов, приезжающие продолжать в Англии учебу (большинство здесь оседает, но без планов остаться на всю жизнь); третьи — жены британцев и других иностранцев; четвертые — образованные «синие» и «белые воротнички», приехавшие по контракту (если завтра больше денег и перспектив предложат в Москве или в Шанхае, многие, не задумываясь, уедут). И, пожалуй, есть еще пятая группа: те, кто одной ногой здесь, другой у себя на родине, неопределившиеся тусовщики. Еще лет пять назад можно было бы в качестве отдельной группы рассматривать нелегалов всех мастей, кому поначалу ни на что, кроме поденной работы, рассчитывать не приходится. Но сейчас русскоговорящие нелегалы — не совсем актуально. Их место занимают легально въезжающие в Англию поляки, прибалты, и вполне возможно, что с 2007 года, когда в ЕС вступят Румыния и Болгария, это будут румыны и болгары. Прибывают-то они легально, без виз даже, но к большинству из них относятся как к нелегалам: люди едут с минимумом денег, чемоданом в руках и плохим знанием английского.

Бывшие комсомольцы vs молодые профессионалы 

Есть существенное различие между теми, кто приехал 10 и больше лет назад, и новоприбывшими молодыми профессионалами. Первые (тип: комсомольские активисты) могли позволить себе приехать с неоконченным высшим или вообще без всякого, и все-таки со временем неплохо устроиться. Особенно повезло тем, кто, не имея ста фунтов, имел сто друзей в России. Так открывались русские продовольственные и книжные магазины, представительства российских компаний. Так организовались различные культурные и деловые форумы. Самому статусному — Российскому экономическому форуму в Лондоне — исполнилось в этом году 10 лет. Правда, история ее основателя, им же растиражированная — мол, приехал со 100 фунтами, спрятанными в тюбике из-под зубной пасты, — в наши дни уже не умиляет. 

Молодым профессионалам, а таких большинство среди вновь прибывших, нет нужды ехать без денег: их сюда приглашают либо на учебу, либо сразу на работу. И мало кто из них хочет работать в российских представительствах, где до сих пор сохраняется совковый подход к работе и персоналу. Все стремятся в британские и другие иностранные компании. Но добраться до самого верха иерархической лестницы иностранцам здесь очень сложно. Британское общество ценит свою кастовость. И не закостеневает лишь потому, что все же не отказывается от сильных профессионалов в любой области и со всего мира. Это открытое классовое общество. 

Тут сложно молодым и сверхамбициозным, кто хочет всего и сразу. Такие, как правило, возвращаются в Москву, чтобы заработать солидный первоначальный капитал в более короткие сроки.

Чем притягивает Альбион?

Британцы уверены, что обосновываться на Альбионе русских заставляют: неуверенность в завтрашнем дне России, здешняя политическая стабильность, безопасность, разнообразие развлечений и хорошее образование для детей. Насчет последнего можно поспорить. Хорошее среднее и высшее образование начинается от 5 тыс. фунтов в год. Государственные школы — это крест на будущем (таково мнение самих англичан). И даже их хваленые Оксфорд и Кембридж — не столько хорошее образование, сколько хорошие связи на будущее, а это гораздо важнее. Поэтому толковым выпускникам российских школ поступить в Оксфорд/Кембридж не так сложно. Большинство студентов, обучающихся в этих вузах бесплатно, получив стипендию от самого университета или от фонда, — это русские и китайцы.

За что русских любят?
 

Отучившись и найдя работу в Сити, все больше молодых русских могут позволить себе дорогую недвижимость в Лондоне и престижных пригородах. По данным лондонского агентства недвижимости Knight Frank, за шесть лет выходцы из России потратили уже более 2,2 млрд. фунтов на покупку жилья в Лондоне. Эта статистика не принимает во внимание недвижимость ценой меньше чем 1 млн. фунтов, поясняют эксперты. Россияне лидируют по покупкам именно в сегменте дорогой недвижимости — стоимостью свыше 6 млн. фунтов. В этом году, сообщает Knight Frank, каждый пятый дом дороже 6 млн. фунтов был продан русскому. 

За такой вклад в британскую экономику русских здесь и любят. Со времен Герцена, самого известного русского лондонца XIX века, кардинально изменилось лишь то, что «бедняки» теперь тоже могут попытать свое счастье в Лондоне. Но любить здесь будут исключительно богачей. 

У русских в Лондоне есть свои магазины, рестораны, школы (даже школа русского балета), врачебные практики, салоны красоты, картинные галереи, аж пять газет, сообщества в живом журнале, интернет-порталы, созданные специально для русскоязычных. Проще сказать, чего нет. Нет прошлого. Британского. А без прошлого, по мысли англичан, не может быть и хорошего будущего.
Изгнанник vs коммивояжер    Ведь нельзя же считать русскую эмиграцию XIX века или середины XX прошлым для сегодняшних русских лондонцев? Английский писатель Том Стоппард посвятил свою трилогию «Берег утопии» Белинскому, Герцену и Бакунину, которые и обрели этот берег в Англии. За что Лондон сострадал русским изгнанникам и чтил их? — задается вопросом Том Стоппард. И отвечает: «Русские изгнанники не верят пессимисту Шопенгауэру и убеждены в своей способности двигать мирами. Столкновение с серьезной, даже кризисной ситуацией доставляет русскому изгнаннику острое наслаждение — и, страшно сказать, приносит облегчение. Это его шанс проявить храбрость и ум. Изгнанников из России роднит еще и то, что все они выше всего ставят эстетику, искусство, летнее сияние счастья. За это их любят в Англии», — заключает Стоппард.

Русских изгнанников в современном Лондоне нет. Есть политэмигранты, которых родина успешно маргинализует. И любят русских в сегодняшнем Лондоне вовсе не за «сияние счастья». Да и русские лондонцы XXI века выше всего ставят не эстетику и искусство, а личный успех, выраженный в денежном эквиваленте. 



За занавесочкой

Одними из первых наступление русских на Лондонград ощутили авиакомпании. «Аэрофлот» отмечает растущий пассажиропоток по направлению Москва—Лондон и планирует увеличить количество лондонских рейсов (сейчас 17 в неделю). «Трансаэро» вместе с недавно вышедшей на российский рынок British Midland Airways (BMI) обеспечивают сегодня 14 рейсов в неделю. У Вritish Airways за 2006 финансовый год (начинается 1 апреля и заканчивается в конце октября) пассажиропоток на маршруте Москва—Лондон увеличился на 30% по сравнению с соответствующим периодом 2005 года (тогда рост составил 10%). Направление Москва—Лондон стало важнейшим для ВА в Восточной Европе, и в прошлом месяце авиакомпания увеличила количество рейсов по этому маршруту с 17 до 21 в неделю. 

По статистике BA, 75% пассажиров из России заканчивают свое путешествие в Лондоне, остальные летят дальше: в Нью-Йорк, Барбадос, Вашингтон, Бостон, Йоханнесбург. Количество россиян на трансатлантических перелетах BA растет. Поэтому на презентацию новой модели салона бизнес-класса для трансатлантических перелетов с усовершенствованными кроватями, расширенным меню и развлекательной программой компания пригласила и российский журнал «Профиль». Мы не можем сказать точно, сколько россиян пользуется Club World, говорят в BA (в терминологии BA Club World — бизнес-класс на дальнемагистральных перелетах продолжительностью более 5 часов), это коммерческая тайна, но, поверьте, цифры весьма значительные!

«Это уверенные в себе люди с высокими ожиданиями, знающие, чего они хотят и чего не хотят», — так рисует портрет пассажира бизнес-класса Пэт Гэффи, директор British Airways по Европе и Африке. Основной контингент бизнес-пассажиров — сотрудники крупных корпораций, которым перелет оплачивает компания. В основном это мужчины 35—55 лет, как правило, топ-менеджеры. Для западных корпораций отправлять ценных работников в командировки бизнес-классом — обычная практика. В России в последнее время финансовые аналитики и сотрудники инвестбанков, существенную часть рабочего времени проводящие в воздухе — на пути из Москвы в Лондон, а оттуда в Нью-Йорк, — все чаще требуют, чтобы право летать бизнес-классом было записано у них в контракте.

Среди VIP-пассажиров становится все больше женщин и тех, кто летит на отдых, констатируют в BA. Люди готовы платить за комфорт в три раза больше, чем стоит билет эконом-класса. Кроме того, отмечает Пэт Гэффи, перелет в бизнес-классе — своего рода вопрос престижности, знак принадлежности к кругу успешных людей. А для россиян, как это уже давно поняли в Лондоне, критерий «крутости» особенно важен. Поэтому BA в своей рекламной кампании в России делает акцент даже не на потребительские преимущества, а на то, что летать BA престижно.

Клиентов завлекают обширной развлекательной программой (можно выбрать 1 из 100 фильмов или телепрограмм или совершать покупки через Интернет) и изысканной кухней: меню для пассажиров составляют повара лучших лондонских ресторанов, а над винным листом трудятся профессиональные сомелье. Самым популярным блюдом среди пассажиров Club World стало индийское карри, а напитком — шампанское. 

В свое время British Airways первой установила раскладывающиеся кресла-кровати в бизнес-классе на трансатлантических рейсах. Сейчас такие кресла предлагают более 20 авиакомпаний. Конкуренция на рынке авиаперевозок бизнес-класса растет (в том числе на российском направлении со стороны BMI, предлагающей бизнес-класс по заметно более низкой цене), поэтому BA вложила более 100 млн. фунтов стерлингов в модернизацию салона Club World, в первую очередь кровати: она теперь стала шире, чем у конкурентов (64 см), полностью раскладывается, а с помощью выдвижной перегородки можно отгородиться от соседа.

Владимир Лебедев
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK