Наверх
15 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2010 года: "ЛОНДОН-НА-МОСКВЕ"

Проект создания международного финансового центра может оказаться разменной картой в борьбе между либералами и консерваторами в российском руководстве.    Минэкономразвития хочет заняться продвижением бренда России на международных финансовых рынках и уже готовит соответствующую концепцию. По мнению ведомства, иностранцы плохо знают нашу страну и ее возможности, а это мешает организации в Москве международного финансового центра (МФЦ). По мнению МЭРа, представление о стране можно изменить с помощью масштабной рекламной кампании: создания специального портала и публикации отечественных «историй успеха». Специалисты к этим планам относятся скептически: они считают, что России нужны не пиар-кампании, а серьезные реформы в финансовой и судебной сферах.
   
БЕСПЕРСПЕКТИВНЫЙ ПЛАН?


    Имидж у нашего государства и вправду незавидный, впрочем, не только за его пределами. «О каком международном финансовом центре в Москве можно говорить, когда страна находится рядом с африканскими странами по уровню коррупции, соблюдения прав человека, свободы прессы, преступности и т.д. Всем известные проблемы защиты прав собственности и независимости судов в последние годы не только не решаются, но и углубляются», — сокрушается начальник аналитического управления УК «КапиталЪ» Сергей Карыхалин. Куда уж красноречивей: за два последних года Москва опустилась с 45-го на 68-е место в рейтинге Global Financial Centures Index, который изучает наиболее удобные для ведения бизнеса города.
   «Говорить об этом (об улучшении имиджа. — «Профиль») можно сколько угодно, но только инвесторам, особенно западным, уже недостаточно слов, нужны реальные дела. А самые яркие дела, например, дело ЮКОСа, дело Магнитского и Hermitage Capital, ясно показывают настоящие приоритеты российской власти», — печалится Сергей Карыхалин. Директор по развитию департамента корпоративных финансов ИФК «Метрополь» Максим Розенблит уверен: «Практика превращения Лондона, Нью-Йорка или Гонконга в основные мировые финансовые площадки показывает, что этот процесс происходит лишь потому, что там созданы все условия для ведения бизнеса. Это эволюционный процесс; только из-за того, что Москву объявят финансовым центром, ничего не произойдет».
   Очевидно, что для улучшения инвестиционного климата в России необходимо поэтапно решать глобальные задачи — искоренять коррупцию, наращивать капитализацию фондового рынка, делать российские биржи привлекательными, а не трубить о том, какая у нас замечательная страна. «Размещаться на российских площадках иностранцам невыгодно — здесь нет ликвидности и крупных игроков. Это привело к тому, что даже российские компании размещаются за границей, например, в том же Гонконге», — рассуждает начальник аналитического отдела BNP Paribas Юлия Цепляева. Российские биржи — как РТС, так и ММВБ — находятся между 10-м и 16-м местами в рейтингах по капитализации, количеству зарегистрированных эмиссий и другим показателям.
   «В России существует проблема со структурой бирж и клиринга. Есть необходимость централизации и объединения площадок, чтобы упростить предложение, потому что не всегда понятно, стоит ли делать это на ММВБ или РТС, и какой клиринг использовать — НДЦ или ДКК», — рассуждает предправления банка «Барклайс» Николай Цехомский. Сейчас в финансовом сообществе ставят на то, что государственная ММВБ все-таки купит РТС, и новая площадка станет более конкурентоспособной. На рынке считают, что именно желанием государства ускорить процесс по слиянию площадок было вызвано недавнее назначение представителя бизнеса Рубена Аганбегяна на пост президента ММВБ взамен не справившегося с этой задачей «государственника» Константина Корищенко.
   Инфраструктура рынка ценных бумаг в России также оставляет желать лучшего. «Одним из основополагающих элементов построения эффективного рынка ценных бумаг и привлечения на него иностранных инвесторов является создание центрального депозитария — единого и уникального места хранения всех ценных бумаг, как обращающихся на рынке, так и нет. На Западе эта проблема уже давно решена — там действуют крупные кастодианы, и это значительно упрощает работу и делает ее прозрачной и ясной», — говорит вице-президент Ситибанка Наталья Николаева.
   Руководитель ФСФР Владимир Миловидов мечтает, что именно российские инвесторы станут опорой создания финансового центра в Москве. Но в России нет длинных денег, их могли бы привлечь компании с мировым именем. «В стране отсутствует индустрия свободно инвестирующих частных пенсионных фондов, страховых компаний. И это такая вещь, которую не ввести декретом сверху. Про пенсионную реформу разговоры идут уже около 10 лет, однако так ничего и не изменилось», — вздыхает управляющий партнер Merrill Lynch Андрей Арофикин.
   Очевидны пробелы российского судопроизводства в решении экономических споров. Управляющий партнер Herbert Smith Евгений Зеленский указывает: в России есть проблемы не только с образованием судей и их квалификацией, но и с элементарным пониманием работы финансовых рынков. «Если в арбитражной практике ситуация еще более-менее выправляется, то в гражданских судах все обстоит очень печально. Естественно, иностранцев российское правосудие в таком виде пугает», — досадует эксперт.
   Однако, как известно, наибольший страх у иностранцев вызывает непредсказуемость российских властей и политические риски. «По словам многих знакомых нам менеджеров американских хедж-фондов, для финансовых инвесторов необходима ясность со следующим президентством», — признается председатель совета директоров компании «Арбат Капитал» Алексей Голубович. Тема противостояния между консерваторами, или, как их еще называют, силовиками из окружения премьера, и либералами, на которых якобы опирается Медведев, стала популярной на Западе, где сейчас гадают, как правящий тандем распределит роли в 2012 году. Вопрос здесь, скорее, не в том, кто из властного тандема воцарится в Кремле, а в том, что станут известны правила игры на несколько лет вперед.
   {PAGE}
ЛИБЕРАЛЫ VS КОНСЕРВАТОРЫ
    Понятно, что о будущем раскладе можно только гадать. Однако пока у либерального крыла властной элиты есть шансы набрать очки: МФЦ может стать глобальным пиар-проектом по созданию благоприятного имиджа России в глазах иностранцев. И не в том узком смысле, в котором его задумывает Минэкономразвития. По мнению собеседника «Профиля» из властных структур, руководство страны само едва ли верит в то, что сюда удастся привлечь крупнейших мировых игроков, однако проект под названием «Москва — новый финансовый центр» нужно было придумать, дабы продвинуть в стране либеральные реформы, которым сопротивляется часть окружения Путина. Под видом создания МФЦ можно распространить цивилизованные правила игры, привлечь больше иностранцев и инвестиций, чтобы эта среда влияла на косных российских чиновников и провоцировала более глубокие реформы.
   Поскольку президент и его окружение делают ставку на судебную реформу, появляется повод повлиять на ситуацию под предлогом привлечения в Москву западных инвесторов. Варианты могут быть разные. Андрей Арофикин приводит в пример Дубай: «Там для инвесторов ввели на ограниченном пространстве английское судебное право, чтобы у игроков не было сомнений в местном правосудии». Вряд ли российские власти пойдут по этому пути, но, возможно, хотя бы откажутся от «басманного правосудия». У российской судебной системы появится шанс стать более прозрачной и понятной. Определенные шаги в этом направлении уже сделаны: отменены аресты за экономические преступления (правда, пока президентские поправки применяются далеко не во всех случаях), муссируется тема досрочного освобождения Ходорковского. В апреле на специальном совещании, посвященном реализации проекта МФЦ, Медведев поставил сверхзадачу — сформировать благоприятный климат для ведения бизнеса: «Если мы рассчитываем на привлечение финансовых структур, на создание финансового центра в нашей стране, то те, кто к нам приезжает трудиться, вправе рассчитывать на удобные и выгодные условия. Прежде всего, на налоговые и таможенные возможности, эффективную судебную защиту прав и собственности, современные модели страхования рисков и просто инфраструктуру для подобного центра».
   Символичным стало назначение бывшего главы президентской администрации Александра Волошина куратором проекта. В свое время Волошин поддерживал в Кремле Ходорковского и покинул пост главы администрации президента после ареста последнего, так что многие считают его назначение неким реверансом в сторону либеральных сил. У Волошина репутация жесткого менеджера, который может решать поставленные задачи, но не совсем понятно, насколько широкими полномочиями он обладает. Возможно, его роль сведется к посредничеству в переговорах с западными финансовыми институтами.
   
ОТСТУПАТЬ НЕКУДА
    Понятно, что у определенной части властной элиты президентские идеи вызывают отторжение. Этой части российского истеблишмента, которую можно назвать консерваторами, не нравится, что «иностранцы всюду суют свой нос». Конечно, против создания МФЦ никто не может открыто возражать, тем не менее очевидно, что препоны внедрению проекта создаются. Кабинет министров даже не торопится выполнять свой собственный план. Идея МФЦ прозвучала из уст Медведева в 2008 году, летом 2009-го правительство приняло план мероприятий, а к апрелю 2010-го выяснилось, что пока выполнено только 5 пунктов из 48-ми. После того как президент потребовал ускорить процесс, правительство его вроде услышало, по крайней мере министр финансов Алексей Кудрин пообещал в течение трех ближайших лет принять всю необходимую законодательную базу. Между тем инвестбанкиры открыто говорят, что даже нужные и всем понятные законопроекты у нас проходят слишком долгий путь согласования в кабинетах власти.
   Как известно, на подготовку проекта президент Медведев дал 10 лет: создать в Москве МФЦ планируется к 2020 году. Но никто пока об этих сроках не думает: ситуация в стране достигла критической точки. Если на иных глобальных финансовых площадках роль государства сводится к минимуму, то у нас в его руках сосредоточены крупнейшие нефтегазовые и энергетические компании, и теперь оно расширяет участие в инвестиционном бизнесе. Многие инвестбанкиры в кулуарах говорят, что проигрывают тендеры госкомпаниям. «Перекладывать на плечи государства управление коммерческими структурами — путь назад, в социализм. Закончиться это может плохо. Вот некоторые последствия: расцвет экономической бюрократии, неэффективные инвестиции и стратегическое планирование, медленное развитие или стагнация, потеря конкурентоспособности. Мы уже вплотную подошли к такой перспективе: 60% рыночной капитализации фондового рынка в России в той или иной форме принадлежит государству. Мы должны постепенно двигаться к модели эффективного управления, которая работает в наиболее экономически развитых странах мира», — уверяет президент United Capital Partners Илья Щербович.
   К тому же сейчас появились реальные экономические предпосылки для привлечения иностранных инвесторов, и спасибо за это нужно сказать кризису. Многие развитые страны начинают оказывать давление на свою банковскую систему в рамках стратегии по свертыванию мер господдержки. «Одним из побочных эффектов такой exit strategy может стать отток части банковского бизнеса из развитых стран в государства, выступающие против введения дополнительного налога на банки. В этой связи у России в ближайшие пять лет появляются уникальные возможности для успешной реализации плана по созданию в Москве финансового центра», — говорит заместитель руководителя независимого аналитического агентства «Инвесткафе» Александра Лозовая.
   И хотя, уверяют финансисты, Москве никогда не перещеголять зарекомендовавшие себя мировые центры размещения капитала, она может претендовать на статус регионального финансового центра для стран ближнего зарубежья. Сегодня сколько-нибудь развитые фондовые рынки есть только в Украине и Казахстане, но нужно признать: даже оттуда привлечь инвесторов будет непросто. «Сами российские инвесторы должны с радостью торговать в России и в достаточно больших объемах, это может стать одним из основных мотивационных моментов для того, чтобы иностранные инвесторы задумались о «переключении» с бирж в Варшаве, Алма-Ате, Дубае на Москву. То есть России для начала нужно вырастить собственного инвестора — должно появиться большое число соотечественников, готовых вкладывать серьезные средства в ценные бумаги», — говорит гендиректор управляющей компании «Пионер Инвестмент Менеджмент» Елена Логинова. И тут же задается риторическим вопросом: а насколько это возможно в стране, где наиболее «уважаемым» инвестиционным активом по сей день остается недвижимость?

   ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ СТАТИСТИКА
   Нью-йоркская биржа NYSE занимает первое место в мире с капита-лизацией $29,7 трлн и размером собственных активов $14,4 млрд по итогам 2009 года. Капитализация всего фондового рынка России к концу прошлого года составила $751,77 млрд.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK