Наверх
12 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2009 года: "Лошадь в большом городе"

В свой день рождения моя бывшая жена Ляля встречается со своими университетскими подружками. Катя работает художником в модном журнале, Варя пишет сценарии. Еще некоторое время назад они бы сказали о своей жизни, что пашут как лошади, но с недавних событий у них особое отношение к этим животным.Есть один день — и это день рождения Ляли в мае, — когда они забрасывают все дела и отправляются в ресторан прожигать свои молодые жизни. Но в этом году они решили, что все должно быть иначе. Жизнь идет мимо, и ресторан оказывается как раз тем самым местом, мимо которого она и идет. В стране происходит финансовый кризис, а вы заказываете каре ягненка. Или, к примеру, падают цены на нефть, а вам надо срочно решить — брать фисташковое мороженое или безе. В общем, нужно было придумать что-то незабываемое, что-то такое, что бы волновало кровь всю жизнь.
   Они решили встретиться на бульварном кольце на лавочке под сиренью. С модными сумочками, на каблуках, в красивых платьях и со шлейфом дорогих духов каждая. Я представляю, как они сходились. Со стороны Пушкинской площади по направлению к Петровке спускалась знойная Варя с кольцами смоляных кудрей вокруг тонкого смуглого лица, на котором сияли глубокие черные глаза. Ей навстречу со Сретенки двигалась золотоволосая Катя с россыпью веснушек под яркими голубыми глазами. Полагаю, что Ляля, будучи занудой, пришла раньше всех и сидела на под сиренью, замотавшись в шелковый шарф, закинув ногу на ногу и разглядывая, ровно ли лег загар на щиколотках.
   Первая мысль, которая осенила их, — купить бутылочку «Чинзано» и выпить ее тут, под сиренью, была поистине счастливой. Магазин оказался рядом. И — о чудо! — там шла акция. Если вы покупали две бутылки «Чинзано», к ним вдогонку вам дарили красивый бокал. Конечно, они купили две бутылки «Чинзано», получили бокал тонкого стекла и, ополоснув его питьевой водой, вернулись на свою лавочку, дыша духами и туманами.
   Над ними парило сиреневое облако, а город, одетый нежной весенней листвой, рассказывал им свои бесконечные истории. За спиной дышало жарким бензином Бульварное кольцо. Дорогие машины, блестя стеклами и боками, как рыба на нересте, перли по узкой улочке. По бульвару бегали дети. Мобильники были отключены. Женщины пили «Чинзано» из высокого бокала, болтали и рассматривали фешенебельную Петровку.
   На балконе дорогого дома кто-то мучался на беговой дорожке. Где-то был раскинут шезлонг. Еще с одного балкона их позвали подняться наверх и присоединиться к веселой компании. С другого балкона унесло мужские шорты. Варвара сняла их с сиреневого куста и разложила на спинке лавочки. Проходящие мимо бомжи бросали цепкий взгляд на яркий кусок ткани.
   Они посидели еще, потом еще, пока не обнаружили, что на город спустился бархатный вечер, а от двух бутылок «Чинзано» у них осталась половинка одной, а сами они набрались так, что едва держались на ногах.
   — Надо пройтись, — твердо сказала Катя. Она всегда знала, что делать, в отличие от вечно сомневающейся Ляли и Вари, которая соглашалась со всем, что предлагалось. Это ей принадлежала счастливая идея купить бутылочку «Чинзано». То есть две. И бокал.
   — Ты думаешь? — задумчиво сказала Ляля, раскачиваясь на высоких каблуках.
   — Отличная идея, — поддержала Варвара, забирая недопитую бутылку и заматывая бокал в бумажный носовой платок.
   Они побрели по бульвару, потом свернули на улицу. И тут услышали у себя за спиной странные звуки. Как будто копыта цокали по тротуару.
   — Это лошадь, — твердо сказала Катя, крепко держась за Лялю, чтобы не упасть.
   — Ты думаешь? — встревожилась Ляля. Гулять с лошадью, тем более за спиной… Нет, в этом было что-то… м-м-м… несолидное.
   — Вот здорово, — обрадовалась Варя, размахивая бутылкой «Чинзано».
   И правда, обернувшись, подруги обнаружили ночную всадницу, которая мирно трусила у них за спиной. Не успели они сообразить, что к чему, девушка стремительно спешилась и, сунув поводок в руки Ляле, скомандовала:
   — Подержите лошадь.
   И исчезла в ночном магазинчике.
   — И что мне с этим делать? — удивилась Ляля, рассматривая поводок.
   — Наверное, пошла за телефон платить, — предположила Катя.
   — Какая она милая, — сказала Варя и начала гладить умную и печальную морду лошади.
   Прошло минут пять. Ожидание затягивалось.
   — Наверное, там очередь. А не допить ли нам «Чинзано»? — предложила Катя.
   — Ты думаешь? — спросила Ляля.
   — Сейчас, только достану бокал, — радостно поддержала идею Варя.
   Но тут неожиданно выяснилось, что лошадь проявляет самое серьезное внимание к бутылке. Она тянулась к ней губами и махала хвостом.
   — Милая, ты хочешь выпить? — удивилась Ляля.
   — Налей ей, — предложила Катя.
   — Девчонки, пьет! — возликовала Варя.
   Под общие приветствия, лошадь выдула остававшиеся полбутылки «Чинзано», причем из бокала. Тут Варя обнаружила, что вывернула шпильку.
   — Покажи! — приказала Катя, вытащив из миниатюрного ридикюльчика очки.
   — Кать, ты не починишь, — упавшим голосом сказала Ляля.
   — Да фигня, — весело заверила всех Варя, прыгая на одной ножке.
   Некоторое время они изучали босоножку. И вдруг Катя, обернувшись, упавшим голосом диагностировала:
   — Девчонки, лошадь пропала.
   Лошади, их новой подруги, полностью разделившей с ними радость уходящего дня, и правда не было. Не было и ее хозяйки, которую подруги даже не успели запомнить. Они сунулись в магазинчик, но у прилавка толпилась очередь за выпивкой. Да и что искать-то хозяйку, если того, чего она была хозяйкой, уже не было.
   — Что же делать? — упавшим голосом спросила Ляля.
   — Искать! — жизнеутверждающе заключила Варвара.
   Подруги решили рассредоточиться по дворам, а Кате велели пробежать по улице взад и вперед. Ляля побрела во двор. Темный и заставленный мусорными баками, он являл собой резкий контраст с сегодняшним праздничным днем. Но, движимая чувством долга, она мужественно обошла двор, затем заглянула в соседний, покачалась там на качелях и вышла на улицу. Ни магазинчика, ни подруг, ни тем более лошади не было. Да и место показалось ей незнакомым.
   Тогда она вернулась во двор и попыталась оттуда вернуться в исходную точку. Но горе — она вышла на незнакомую улицу заполненную шумной толпой и гудящими машинами. А ведь Ляле казалось, что она знает центр как свои пять пальцев. Но лошади здесь не было. Она решила позвонить подругам, и, порывшись в сумочке, выловила мобильник. И тут ее ждало еще одно разочарование — вспомнить свой пин-код она не могла категорически. Может, подойти к милиционеру? И что она ему скажет? Что выпила с подругами на бульваре, а потом потеряла лошадь? Тут она представила одинокую выпившую лошадь. Она же попадет под машину. Или потеряется совсем, если ее немедленно не найти. По ее щеке побежала слеза жалости и злости. В конце концов, эта хозяйка тоже хороша. Отдала животное непонятно кому.
   Ляля попыталась сориентироваться на местности и двинулась, как ей казалось, к Петровке. Поблуждав по улицам, она неожиданно оказалась перед музыкальным театром Станиславского. Какой-то мужчина с цветами, увидев ее одинокий и нерешительный силуэт, подошел к ней.
   — Как хорошо, что вы все-таки пришли, — сказал он. — Я сам страшно волновался. И даже сначала обрадовался, что вы не пришли на спектакль. А потом решил вас подождать. И вот… Дождался.
   Ляля стояла с цветами, в сумке у нее болтался бокал. Она внимательно вглядывалась в мужчину, но его смятенное лицо ни о чем ей не говорило.
   — Это хорошо, что вы молчите, — сказал мужчина. — Пойдемте посидим в ресторане.
   — Вы на машине? — спросила Ляля.
   — Да, — удивился он.
   — Вы покатаете меня? Здесь. По району.
   — Хорошо, — еще с большим удивлением ответил мужчина.
   Часа полтора они колесили по центру. Ляля вглядывалась в окно, пытаясь разглядеть милый лошадиный силуэт. Мужчина рассказывал Ляле свою жизнь. Интересно, как его зовут, думала Ляля. Наверняка назначил свидание по Интернету. Или друзья сосватали.
   Лошади не было.
   Неожиданно они вынырнули на искомую улицу и проехали мимо магазинчика. Подруг там не было. Лошадиной хозяйки тоже.
   Проснулась она в машине. Машина стояла, а мужчина внимательно разглядывал спящую Лялю. Серый рассвет выстилал пустые улицы.
   — Вы, наверное, очень устали? — спросил он. — Куда вас отвезти?
   …А лошадь нашла, конечно же, Катя. Это выяснилось уже днем. Когда подруги созвонились. То есть лошадь, хоть и была навеселе, сама вернулась к магазинчику, где и встретилась со своей хозяйкой. Катя увидела их двоих, когда спортивным шагом возвращалась, прочесав улицу вперед и назад. Варя тоже заблудилась, и под утро обнаружила себя в лодочке на Чистых прудах. В центре водоема и без весел. Ее выловили гастарбайтеры, убиравшиеся поутру на бульваре. Подцепили каким-то багром и вытащили на берег.
   Нового Лялиного знакомого зовут Славой. Хороший мужик, математик. Приехал из Массачусетского университета, где преподает и ведет исследования, проведать маму и, если получится, познакомиться с хорошей женщиной. Очень удивлялся, обнаружив у Ляли на столе один бокал. Непарный. «А где второй?» — спрашивал он ее, как будто потерял при переносе числитель у дроби.
   Ляля не стала ему говорить, что для того, чтоб получить второй бокал, надо было купить еще две бутылочки «Чинзано». Думаю, этот день рождения она и правда запомнит надолго.

   Уважаемые читатели!
   Если у вас есть свой «личный опыт» — расскажите о нем людям. Присылайте ваши СЮЖЕТЫ (именно сюжеты, а не рассказы) Ивану Штрауху, а он их изложит
   на страницах нашего журнала, указав вас в качестве соавтора.
   Посылайте сюжеты по адресу: shtrauch@yandex.ru
   P.S. Байки из Интернета не принимаются.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK