Наверх
23 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Ловить на слове"

ЦБ ополчился на аудиторов, заверяющих фальшивые отчеты коммерческих банков.   Скандал вокруг Банка Москвы (БМ) вызвал много вопросов — и к надзорным инстанциям, и к аудиторам, вовремя не заметивших огромную «дыру» в балансе банка. Упреки в адрес аудиторских компаний звучали и раньше, но после истории с БМ стало ясно, что «оргвыводы» неизбежны. К хору критиков присоединили голоса Агентство по страхованию вкладов (АСВ), Центробанк и Росфиннадзор. Последний вознамерился проверить деятельность компаний-аудиторов, которые завизировали прекрасную отчетность обанкротившихся банков. По предварительным данным, в ходе рейда может быть проверено порядка 200 аудиторов.
   
БЛИЗОК ЛОКОТЬ, ДА НЕ УКУСИШЬ  
Еще недавно эксперты называли самой масштабной российской санацией спасение банка «КИТ Финанс», стоившее около 135 млрд рублей. Тогда казалось, что этот поставленный во время кризиса рекорд долго еще не будет побит. Однако ситуация с Банком Москвы показала, что это были только цветочки.
   Расследование ситуации вокруг оказавшегося на грани банкротства Банка Москвы идет полным ходом. Прошли обыски и в компании «БДО Юникон», аудиторе БМ. Выемка документов проводились в том числе в рамках дела о выданном банком кредите на 12,76 млрд рублей. Следователи считают, что эта сумма была незаконно выдана малоизвестному ЗАО «Премьер эстейт» под покупку земельного участка у компании Елены Батуриной «Интеко». К «БДО Юникон» у следствия пока претензий нет, ведь сама по себе аудиторская контора не обязана контролировать выдачу кредитов и следить за адекватным формированием залогов, строго говоря, ее дело — лишь проверять предоставляемую отчетность по международным (МСФО) и российским стандартам (РСБУ).
   Однако регулирующие органы настроены совсем не миролюбиво. По словам первого замгендиректора АСВ (агентство — главный участник банковских санаций) Валерия Мирошникова, в сложившейся ситуации вокруг БМ виноват не только бывший топ-менеджмент. «Очевидно, что были рейтинговые агентства, были аудиторы, которые подписывали оптимистичные отчеты. Теперь, правда, они утверждают, что им предоставляли фальсифицированные данные. А потом пришел ВТБ, и вдруг те же самые аудиторы говорят: «Боже ты мой, как там все, оказывается, отвратительно!» — удивлялся в разговоре с «Профилем» Мирошников.
   Тот факт, что некоторые неблагополучные банки получали положительные заключения, аудиторы объясняют тем, что им самим предоставляли недостоверную отчетность. Представители же ЦБ и АСВ подозревают аудиторские компании в попустительстве и преступном сговоре, однако доказать это бывает довольно сложно.
   Еще раньше АСВ объявило войну аудиторской компании «Аконт», чье заключение о результатах проверки ИТ-банка, лишившегося лицензии в 2009 году, было признано сфальсифицированным. «С «Аконтом» нам просто повезло, мы нашли в документах банка два противоречащих друг другу отчета: один — для акционеров, другой — для ЦБ и кредиторов», — признался Валерий Мирошников в интервью «Профилю». Но поскольку лицензирование для аудиторов отменено, а для работы на рынке им достаточно участия в саморегулируемой организации (СРО), убрать с рынка нечистоплотную компанию оказалось непросто. Обращения агентства к руководству Аудиторской палаты России, в которой состоял «Аконт», долгое время оставались без ответа. Во избежание санкций компания сама покинула эту СРО, однако в ряды других организаций не вошла — Минфин разослал в СРО предупреждающие письма. Таким образом, игрок лишился права на работу.
   Это была первая, и пока единственная, победа АСВ над нерадивыми аудиторами. Десять лет назад Агентство по реструктуризации кредитных организаций (АРКО) пыталось привлечь к ответственности международного аудитора Arthur Andersen, который подтверждал финотчетность разорившегося банка «СБС-Агро». «Когда я прочитал отчеты аудиторов из Arthur Andersen, очень удивился, ведь все проблемы в банке были видны, — вспоминает сегодня Валерий Мирошников. — Но в договоре об аудиторских услугах оказалось слишком много оговорок, мол, этого я не знал, этого мне не дали, того я не видел. И у нас ничего не получилось с Arthur Andersen, хотя очень хотелось их привлечь к ответственности». Позже международный гигант все же рухнул, но это была уже заслуга не российских властей, а западных инвесторов, вложившихся в скандально известную компанию Enron.
   
КТО ВИНОВАТ
 


 Теперь интерес к деятельности аудиторов проснулся и у ЦБ. Центробанк пообещал следить за кредитными организациями, которых проверяли так называемые комфортные аудиторы, заявил замдиректора департамента банковского регулирования и надзора ЦБ Михаил Ковригин. К числу «комфортных» Банк России может причислить аудиторские компании, проверявшие ранее банки с отозванной лицензией. То есть если аудитор имеет запятнанную репутацию, то кредитная организация, которая его наняла, может стать объектом пристального внимания ЦБ.
   А чуть ранее глава Росфиннадзора Сергей Павленко заявил о желании проверить аудиторские заключения банков, санируемых АСВ. «Если банки до санации были «гнилыми», а аудиторские заключения хорошими, то надо ответить на вопрос, не было ли заинтересованности у аудиторов, — поделился мыслями чиновник. — Если была, то эти недобросовестные компании должны покинуть рынок». Активность Росфиннадзора на этом поприще неслучайна: в июле 2011 года вступили в силу поправки к закону «Об аудиторской деятельности», которые наделили ведомство функциями «внешнего контроля качества работы» аудиторов общественно значимых организаций. В их число входят также и банки.
   Экспертное сообщество понимает негодование регуляторов. «Аудиторов в российских реалиях никто не контролирует, и предъявить какие-либо претензии в суде довольно сложно», — считает Георгий Ельцов, управляющий портфелями «СОЛИД Менеджмент». В необходимости наведения порядка уверен и руководитель департамента развития банковского бизнеса компании БКС Станислав Хализов. «Нужно выстраивать определенные стандарты для аудиторов», — говорит эксперт.
   Впрочем, по мнению ряда наблюдателей, расследования в аудиторских кругах вызваны желанием надзора найти «крайних» в последних скандалах и отчасти снять с себя вину за невнимательность при проверках сомнительных кредитных организаций.
   Защищают сами себя и представители профессионального сообщества. «Аудиторы — это не следственный орган, не детективы, которые должны кого-то ловить», — говорит вице-президент ФБК Алексей Терехов. На их стороне и рейтинговые агентства, которые еще недавно являлись объектом критики и не понаслышке знают, как сложно адекватно оценить положение дел в банке. Аналитик рейтингового агентства АК&M Александр Золотокопов приводит пример Соцгорбанка (лишился лицензии из-за махинаций с выводом активов. — «Профиль»), проблемы которого сложно было увидеть и рейтинговому агентству, и аудитору. «Я очень сочувствую «Рус-Рейтингу», который выставлял рейтинги Соцгорбанку. Предположить, что там выявятся такие проблемы со связанными сторонами, было практически невозможно», — уверяет Золотокопов. «Кредитная организация долгое время может быть устойчивой, а потом неожиданно произойдут изменения с активами, которые быстро приведут к плачевным последствиям», — оправдывается генеральный директор агентства «Рус-Рейтинг» Ричард Хейнсворд. И в этой ситуации, считает эксперт, оценщик не виноват.
   Судить по громким делам о качестве работы аудиторов неправомерно, считают представители индустрии. По словам Терехова, с тех пор как рынок перешел от лицензирования к саморегулированию, он стал прозрачнее. Если же возникают претензии к кому-то из участников рынка, то достаточно пожаловаться в СРО, в которую входит тот или иной аудитор.
{PAGE}
   Напомним, с января 2010 года госконтроль деятельности аудиторов был заменен надзором саморегулируемых организаций. Наиболее авторитетная из существующих на рынке СРО — Аудиторская палата России (АПР). Согласно проведенной Минфином проверке по контролю качества работы аудиторских организаций и индивидуальных аудиторов за 2010 год, именно АПР провела наибольшее количество внешних проверок качества — 1652. По данным на 1 апреля 2011 года, в ее состав входит более 8 тыс. членов. «Если в 2008 году мы обсуждали проект нового закона «Об аудиторской деятельности», то 2010-й стал годом освоения работы в новых условиях и с более высоким уровнем ответственности в связи с передачей саморегулируемым организациям основных функций — ведение реестра, контроль качества и повышение квалификации», — отмечает в своем отчете о деятельности за 2010-2011 годы АПР.
   Впрочем, получить комментарий, как «более высокий уровень ответственности» аудиторов сочетается с тем, что у банков, которые аудировали члены АПР, отзывают лицензии, журналу «Профиль» не удалось. Хотя вопрос сам по себе не праздный: в состав АПР входят компания «БДО Юникон», аудировавшая БМ, и «Альфа-Аудит», аудировавшая Традо-банк, входивший в небезызвестную группу Матвея Урина. О том, как работает СРО АПР, свое мнение имеет и АСВ. По словам Мирошникова, российский рынок аудита сейчас очень разрегулировали — все отдано на откуп СРО: «Пример с тем же «Аконтом» показывает, как эти организации покрывают своих коллег. А должно быть наоборот — профессиональные объединения должны убирать с рынка недобросовестных аудиторов».
   
КРАЙНИХ НЕТ
  
Впрочем, единства в рядах аудиторов нет, и некоторые участники рынка сильно сомневаются в действенности института СРО для определения качества предоставляемых услуг. По словам консультанта департамента Due Diligence «2К Аудит — Деловые консультации / Morison International» Андрея Чернявского, необходимо подвергнуть серьезному анализу действенность механизма СРО, чтобы четко установить границы ответственности этих структур. Но в то, что грядущие проверки со стороны Центробанка и Росфиннадзора помогут восстановить пошатнувшееся доверие на рынке, эксперты верят с трудом. «Не совсем понятен список критериев, по которым будут отслеживать «комфортных» аудиторов», — говорит Станислав Хализов. А по словам Ричарда Хейнсворда, грядущая проверка аудиторов будет действенной, если Центробанк сможет требовать у банка менять аудитора в случае сомнений в его добросовестности. Сейчас таких полномочий у ЦБ нет. Лишь в проекте регламента проверок аудиторов, размещенном на сайте Росфиннадзора, предполагается, что ведомство сможет выдавать предписания о приостановке членства аудиторской организации в СРО.
   Помочь в сложившейся ситуации могли бы банки. «Только административным путем проблему заказного аудита не решить. Важнее привлечь к ней внимание. Банки, щепетильно относящиеся к своей репутации на рынке — а таковых все же большинство, — никогда не сделают своим аудитором компанию с запятнанной репутацией. И такие аудиторы сами будут вынуждены уйти с рынка», — говорит зампред Меткомбанка Юрий Никишев. При этом, по его словам, чем крупнее компания, чем больше лет насчитывает ее история, тем дороже для нее репутация и тем сложнее «продавить» ее на выдачу заказного заключения.
   Глупо решать проблему банковских мошенничеств одними лишь гонениями на аудиторов, равно как ранее пытались сделать козлами отпущения рейтинговые агентства, резюмирует один из участников рынка. Образно говоря, это лишь соучастники преступления, а не организаторы. «Невозможно быть святее папы римского, и если в стране господствует на всех высоких уровнях коррупция, которую прикрывают власть имущие, то зачем обвинять в подкупе конкретных участников рынка?» — резюмирует собеседник «Профиля». Наказание последних, увы, ничего не изменит в самой системе.
   

   ПОЧУВСТВУЙТЕ РАЗНИЦУ
   Вопросы ценообразования услуг аудиторов для госбанков могут стать объектом тщательного изучения Счетной палаты. Причиной тому стал разброс в ценообразовании на аудиторские услуги. Известно, что в конкурсе по отбору аудитора для годовой отчетности ВЭБа за 2011 год участвовали три компании — «БДО Юникон», КПМГ и «Эрнст энд Янг», запросившие за свои услуги соответственно 4,93 млн рублей (срок проверки 99 дней), 8 млн (129 дней) и 1,1 млн (90 дней). В итоге победа досталась компании «Эрнст энд Янг», предложившей меньшую цену и самый короткий срок проверки. При этом за аудит отчетности 2010 года ВЭБ заплатил компании «Эрнст и Янг» аж 13 млн рублей. «Отчетность МСФО включает в себя данные за два года, — предполагает причину такого разброса цен Юрий Никишев. — Вновь выбранный аудитор будет аудировать информацию за предыдущий год еще раз, он не примет мнения своих коллег априори. А старому аудитору нет необходимости проводить данную работу, то есть объем его труда минимум в два раза меньше».

   

   ДОВЕЛИ АУДИТОРА
   История знает случаи, когда обвинение в фальсификации отчетности довели аудитора до банкротства. В 2002 году суд признал, что аудиторская фирма Arthur Andersen сознательно вводила в заблуждение клиентов о финансовом состоянии энергетического концерна Enron. До этого компания Arthur Andersen входила в «большую пятерку аудиторов». В 2006 году тучи нависли над другой влиятельной аудиторской компанией. Федеральная налоговая служба пыталась оставить без лицензии компанию PwC, также входившую в число наиболее влиятельных аудиторов, за аудит ЮКОСа. Лицензию PwC отстояла, а аудиторские заключения отозвала, поскольку ЮКОС якобы ввел ее в заблуждение.
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK