Наверх
9 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2011 года: "Ловушка-2011"

Почему откладывается перевод российской экономики на «инновационные рельсы»?   Никуда не деться от исторических параллелей. Россию вечно бросает из крайности в крайность. Или отчаянные рывки, цена которых в расчет не принимается, — так было с заводами на основе крепостного труда при Петре I и со сталинской индустриализацией-коллективизацией.
   Или благостная стабильность, переходящая в застой, за которым наступает «очистительная гроза» революции, — так было при Николае I, при последних советских генсеках и, если верить ноябрьскому видеообращению президента Медведева, при Владимире Путине.
   Известно, что политический застой возможен при экономическом росте. Но в России — вот парадокс! — даже сам рост сродни застою.
   
ОПТИМИСТИЧЕСКАЯ ТРАГЕДИЯ  
2 февраля министр финансов Алексей Кудрин на конференции, организованной «Тройкой Диалог», излучал оптимизм.
   А ведь совсем недавно — в конце 2010 года — он занудно спорил с министром экономического развития Эльвирой Набиуллиной и даже с премьером Владимиром Путиным, не соглашаясь снизить ожидаемый размер бюджетного дефицита, и вот заговорил совсем по-другому.
   Напомнив, что, по прогнозу, при среднегодовой цене нефти в $75 за баррель дефицит бюджета-2011 должен составить 3,6% ВВП, Кудрин расщедрился на новый прогноз — 3%. Глава Минфина, естественно, исходил из роста цены на нефть.
   В своих оптимистических прогнозах Кудрин пошел еще дальше: раз в 2011 году не ожидается засухи (как будто кто-то прогнозировал ее в феврале прошлого года), возвращение на докризисный уровень середины 2008 года может состояться не в 2012-м, а уже в 2011 году.
   Правда, Кудрин все-таки предостерег от чрезмерных ожиданий: «С начала 2000-х ВВП на душу населения вырос по паритету покупательской способности с $4,5 тыс. до $15 тыс. Это, наверное, исторически самый большой темп роста». Иными словами, такого бурного роста доходов, как в 2000-2008 годах, когда средняя зарплата в России выросла со $100 до $700, больше не повторится.
   
РЕКВИЕМ ПО ИННОВАЦИЯМ  
На самом деле выступление министра финансов — это один из актов оптимистической трагедии, в которой трагического гораздо больше, чем оптимистического. Условнооптимистическим является тот факт, что цены на нефть тянут за собой рост и улучшают бюджетные показатели. Трагедия же в том, что рост нефтяных доходов неизменно погружает экономику в «инновационный сон». Любые попытки заменить нынешнюю экспортно-сырьевую модель на что-то более современное и динамичное прекращаются. Так случалось уже не раз, ничего принципиально нового не происходит.
   Положение дел блестяще иллюстрирует заседание президентской комиссии по модернизации, проходившее в Арзамасе 31 января. «Инвестиции есть, и деньги на эти инвестиции есть, а инноваций практически нет никаких, — посетовал президент Дмитрий Медведев. — Высокотехнологичной продукции, способной конкурировать на мировых рынках, очень мало». Стоит особо подчеркнуть, что в центре внимания оказались госкомпании. Между тем один из аргументов в пользу их существования в том и состоит, что они должны разбудить в России инновационный процесс. Оказывается, процесс громко храпит. Как водится, побудку ему устроят вручную: дневальные-госкомпании должны к 1 апреля представить свои программы по инновациям и обзавестись чиновниками, которые персонально будут за них отвечать. А чтобы не забыли, за «инновационное бездействие» отправлен в отставку глава Объединенной авиастроительной корпорации Алексей Федоров.
   Что получится на выходе, догадаться нетрудно: бум бумажных инноваций. Вот только насколько они будут конкурентоспособны на мировых рынках, — вопрос открытый. Пока же все российские госкомпании за 2010 год оформили 1 тыс. патентов, а Microsoft в одиночку — 5 тыс., но это не все. Патенты отечественных госкомпаний внутрироссийские, международных на все госкомпании набралось ровно 5 штук!
   Так что не исключено, что самой главной инновацией станут у нас инновационные приписки.
   Таков вид на инновации с административной стороны. С экономической — все выглядит еще хуже. Для того чтобы развиваться, инновации должны быть выгодными. И именно тут в игру вступают растущие нефтяные цены, которые поднимают инвестиционную привлекательность отнюдь не инноваций.
   
ЖЕВАТЬ СО СКОРОСТЬЮ ИНФЛЯЦИИ  
Еще один риск, который несут с собой высокие цены на нефть, — это ускорение инфляции. Думается, что и министр финансов Алексей Кудрин, и замминистра экономического развития Андрей Клепач уже понимают, что в первом полугодии 2011 года рост цен точно обгонит их прогнозы и что это еще далеко не конец.
   Понятно, что «оранжевые революции», добравшись до Ближнего Востока и позеленев, двинут цены на нефть вверх. $100 за баррель могут оказаться цветочками. Для российского бюджета это праздник. Но во-первых, предвыборная кампания позаботится о том, чтобы госрасходы не отставали от цен на нефть. А во-вторых, рост или даже сохранение госрасходов на сегодняшнем уровне при уже набравшей скорость инфляции — достаточная причина для продолжения роста цен. Мы наблюдали, как цены растут и при дефицитном, и при профицитном бюджете.
   Рост цен на нефть укрепит рубль. Но укрепление рубля, как ни парадоксально, было в 2007-2008 годах не тормозом, а стимулом для инфляции. Крепнущий рубль привлекает спекулятивные капиталы, а они, обращаясь в рублевые активы, увеличивают денежную массу и подгоняют инфляцию.
   Наконец, внешним фактором роста инфляции, не зависящим от нефти, является подорожание продовольствия. По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (FАО), проводящей ежемесячный мониторинг цен на зерно, масличные культуры, молочные продукты, мясо и сахар, рост в январе 2011 года достиг максимальных значений с момента начала расчета индексов в 1990 году. Как ожидается, цены останутся высокими в течение ближайших месяцев. При этом FАО предупреждает: больше всего могут пострадать Китай, Индия, Индонезия и Россия. Рост расходов на импорт продовольствия еще больше разогреет инфляцию, усилив ее негативные социальные последствия.
   2011 год готовит стране предвыборную ловушку. Рост экономики не только не принесет решения острых социальных проблем, но и подведет экономику к опасной черте.
   Двигателем роста остается рост цен на нефть, который препятствует жизненно необходимым инновациям. Но при этом сам двигатель уже «чихает» и «кашляет». По подсчетам Минэнерго, снижение добычи и экспорта российской нефти может начаться в 2011 году. Капкан защелкивается.
   

   Трагедия в том, что рост нефтяных доходов неизменно погружает российскую экономику в «инновационный сон». Любые попытки заменить нынешнюю экспортно-сырьевую модель на что-то более современное и динамичное прекращаются. Так случалось уже не раз, ничего принципиально нового не происходит. Положение дел блестяще иллюстрирует заседание президентской комиссии по модернизации, проходившее в Арзамасе 31 января. «Инвестиции есть, и деньги на эти инвестиции есть, а инноваций практически нет никаких, — посетовал президент Дмитрий Медведев. — Высокотехнологичной продукции, способной конкурировать на мировых рынках, очень мало».
Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK