Наверх
16 декабря 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2005 года: "Ложа, лужа и лажа"

Александр Архангельский, интеллигент: Грустно, коллега. Еще один
Яковлев умер.Сложные чувства вызывал у меня Александр Николаевич;
многое из того, что перестроечная интеллигенция поднимала на щит, —
прежде всего его доносную статью 1973 года в «Литературке» против
«Нашего современника» и «Нового мира» — я считал ужасом и позором
либеральной номенклатуры; и все-таки не уставал удивляться, как
здоровое ядро ярославского мужика смогло сохраниться в партийной
скорлупке, как Яковлев ухитрился пробиться сквозь собственные карьерные
наросты, как внезапно на старости лет сбросил кожу и вновь стал живым
политиком, как сумел почуять запах реальной истории и развернуть страну
в будущее…
Архангельский Александр, интеллектуал: По поводу яковлевской статьи
1973 года не могу до конца согласиться; на самом деле Яковлев боролся
не с журналами и писателями, а с той националистической тенденцией,
которая начала формироваться внутри КПСС. Недаром после статьи его
немедленно отправили подальше — послом в Канаду. Как тогда говорили,
«посол в зопу»…
Александр Архангельский, интеллигент: Да-да, боролся с
национал-социализмом в партии, а бил литераторов; помнится, в фильме
«Семнадцать мгновений весны» есть эпизод — уголовники играют на золотой
зуб пастора Шлага. Похоже, верно?
Архангельский Александр, интеллектуал: Может быть. Не хочу
углубляться в этот эпизод, потому что за деревьями опять не увидим
леса. Яковлеву сказочно повезло: он успел вернуться в политику,
раскрыться, поменяться; помнить его и судить о нем будут не по статье
1973 года, а по реабилитации 4 млн. невинных людей, по раскрытию тайны
пакта Молотова—Риббентропа, по искреннему покаянию за черные дела
красных, по той политике, которую он формировал, а Горбачев до поры до
времени проводил: возвращение от советского к русскому без провалов в
шовинизм. Хотя, отдадим должное вашим коллегам-литераторам, они ему как
следует отомстили за давешнюю критику «Нашего современника»: отыграли
пропагандистские образы перестройки, ее прорабов и архитекторов,
объявили Яковлева главным масоном и врагом России…
Александр Архангельский, интеллигент: Ну не поняли люди, что быть
врагом СССР и врагом России — не одно и то же. Да, развалу империи
Яковлев отчасти способствовал, но не по злобе, а по здравому расчету:
она уже сгнила на корню и коридор возможностей был предельно узкий —
либо мирно ее разобрать, либо она свалится нам на головы и все под
собой похоронит. Но я о другом хочу вас спросить. С вашей — холодной и
прагматической — точки зрения, не оказался ли и поздний выбор Яковлева
столь же бесполезным и столь же опасным, как его ранние номенклатурные
деяния? Да, реабилитация состоялась. Да, он лично за большевиков
покаялся. Да, за демократию он боролся до последних дней. Но разве все
это не пошло прахом, разве мы не сели в лужу, разве лужа не подернулась
ряской? Разве не дезавуирует все яковлевские комиссии братиславское
интервью нашего президента, где он называет пакт Молотова—Риббентропа
чуть ли не техническим следствием Мюнхенского сговора? Разве нынешний
отказ Генпрокуратуры доводить до конца расследование катынской трагедии
не есть полный пересмотр выводов, которые именно Яковлев оглашал от
имени государства? Разве мифология суверенной демократии не есть
окончательный отказ от попыток учредить в России демократическую
систему, на что А.Н. положил последние 20 лет своей жизни?
Архангельский Александр, интеллектуал: И да и нет. Да — потому что
именно те тенденции, против которых он восставал (на партийном, грубом,
пошлом и отстойном языке) в статье 1973 года, возобладали. Не в КПСС, а
в постдемократической элите. Нет — потому что невозможно сделать вид,
будто решений, которые он продавил, не было вовсе. И закрытие
катынского дела поэтому — временное, и откат от свободы — не навсегда,
и пакт Молотова—Риббентропа замолчать уже не удастся, и чекистское
понимание суверенитета не утвердится слишком надолго. Лажа разоблачает
сама себя — на фоне правды. Не было бы публичного признания этой
правды, утвердить лажу в качестве истины оказалось бы куда легче.
Александр Архангельский, интеллигент: Что ж, он полностью победил?
Архангельский Александр, интеллектуал: Нет. Но мы не до конца
проиграли.
* Ведущий программы «Тем временем» («Культура»), литературный
критик, многодетный отец.
** Обозреватель газеты «Известия», политический публицист, историк.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK