Наверх
21 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Лубянка-стрит"

В самой демократической стране мира — Соединенных Штатах Америки — формируется структура с весьма зловещим для русского уха названием — Министерство внутренней безопасности. И хотя ни ЦРУ, ни ФБР в это суперведомство, похоже, не войдут, в российском общественном сознании постепенно начинает господствовать представление, что за спиной американской статуи Свободы вот-вот замаячит до боли знакомый силуэт Железного Феликса.Идея о создании федерального органа, который координировал бы деятельность самых разных министерств и ведомств США, занимающихся противодействием угрозе терроризма, возникла в умах американских политиков практически одновременно с тем, как спасатели приступили к разбору завалов уничтоженных террористами нью-йоркских «близнецов». Шок, пережитый обществом в сентябре 2001 года, существенно скорректировал прежние представления американцев о степени собственной безопасности и возможных способах ее обеспечения. Самым главным выводом, сделанным Америкой после терактов, стало понимание того, что личная безопасность требует не только дополнительных финансовых и организационных усилий, но и весомых жертв. И не исключено, что в первую очередь жертвовать придется элементами той безграничной свободы, которая на протяжении многих десятилетий воспринималась как важнейшее завоевание американской демократии. Возможно, именно для того, чтобы как-то оправдать грядущие потери, новый орган назван немного высокопарно: в буквальном переводе Department of Homeland Security — министерство «безопасности родной земли».
Сверхзадача для сверхдержавы

Характерно, что изначально с идеей создания МВБ выступили демократы. Республиканцы, традиционно высказывавшиеся против раздувания правительственных структур, поддержали эту идею лишь тогда, когда стало очевидно: одна из причин трагедии 11 сентября заключается в нескоординированности действий силовых ведомств. Летом этого года обнаружилось, что накануне терактов агенты ЦРУ и ФБР докладывали руководству о возможности захвата самолетов исламистскими радикалами и даже называли лиц, возможно связанных с террористами. Однако в силу несогласованности действий компетентные органы не приняли необходимых мер. Собственно, республиканцам удалось затушить назревавший скандал, лишь признав необходимость большей координации.
Создаваемое министерство, действительно, должно объединить более двадцати структурных подразделений, ранее входивших в состав самых разных органов — от Министерства сельского хозяйства (специальные отделы, занимающиеся болезнями животных и диагностированием продуктов питания на предмет наличия вредных веществ) и Минюста (служба натурализации) до ФБР и Минфина (с 1865 года в состав последнего входила и знаменитая Secret Service, отвечающая за безопасность высших должностных лиц США). Планируется, что в новом ведомстве будет трудиться около 170 тысяч человек, а ежегодные расходы на его деятельность составят порядка $37,4 млрд. Кроме того, ФБР, ЦРУ, Агентство по нацбезопасности и другие силовые структуры обязаны будут активно взаимодействовать с МВБ, предоставляя необходимую аналитическую и оперативную информацию. МВБ займется координацией антитеррористических усилий властей штатов, местных властей, а также независимых аналитических и охранных структур.
Президент Буш поставил во главе ведомства своего друга Томаса Риджа — ветерана вьетнамской войны, бывшего губернатора Пенсильвании. На плечи 57-летнего политика ложится довольно нелегкая ноша: в соответствии с поручением главы государства новый бюрократический колосс должен встать во весь рост к 30 сентября 2003 года, хотя даже официальные лица в Белом доме считают, что на возведение «здания безопасности» понадобится как минимум несколько лет. А это потребует самых серьезных усилий — ведь из собранных «с миру по нитке» департаментов необходимо будет создать мощнейший бюрократический монолит, совмещающий в себе функции аналитического центра, службы прогнозирования и группы быстрого реагирования.
Впрочем, идеологи создания нового суперминистерства, по всей видимости, вполне отдают себе отчет в масштабности стоящих перед ними задач. По их мнению, речь идет о едва ли не самой кардинальной реформе правительственных структур США за период, прошедший с момента принятия в 1947 году знаменитого закона «О национальной безопасности». В соответствии с ним в США были учреждены единое Министерства обороны (до этого армия, ВВС и ВМС существовали в качестве самостоятельных структур), Совет национальной безопасности (СНБ) и ЦРУ. Время показало, что созданные для отражения коммунистической угрозы ведомства вполне справились с возложенными на них функциями. И это внушает оптимизм создателям МВБ. Ведь новая угроза, международный терроризм, по их мнению, не менее опасна, чем прежняя — коммунистическая. Соответственно, для адекватного отражения угрозы требуются и адекватные механизмы.
Отечество в безопасности?

Однако проблема заключается в том, что задачи, стоящие перед ведомством г-на Риджа, гораздо сложнее тех задач, которые в свое время ставились перед первыми руководителями Пентагона, СНБ и ЦРУ. В отличие от них главе нового министерства предстоит бороться не столько с внешними (например, со стороны «империи зла» — СССР), сколько с внутренними угрозами. Ведь, по сути, речь идет о налаживании эффективного контроля за потенциальными угрозами безопасности США, исходящими с территории самой Homeland. А их предотвращение — дело крайне нелегкое. Ведь вероятными подозреваемыми, чтобы ни говорили официальные лица, становятся не только приезжие, но и собственные граждане.
Излишне напоминать, что США традиционно являются «землей обетованной» для эмигрантов из самых разных стран мира. По данным Бюро переписи населения, в настоящее время каждый пятый американец (почти 56 млн. человек) родился в другой стране (28,4 млн.) либо имеет одного (12,7 млн.) или двух (14,8 млн.) родителей, эмигрировавших в США. Причем среди жителей страны, находящихся в наиболее «активном возрасте» — от 25 до 54 лет, число «новых американцев» составляет 59%. Понятно, что более «плотная» работа с прибывающими в страну лицами, какие бы благие цели она ни преследовала, способна изменить отношение потенциальных эмигрантов к стране своего пребывания. А эмиграция, по признанию американских экспертов, решает целый ряд важнейших для страны проблем — от старения коренного населения до перекачки мозгов.
Да и для коренных американцев появление нового ведомства вполне может создать дополнительные проблемы. С одной стороны, эти проблемы могут показаться сугубо бытовыми (в качестве «идеи» в США обсуждается возможность более упрощенного порядка прослушивания телефонов и просмотра электронной почты). С другой стороны, такого рода «мелочи» могут вызвать у американцев проблемы мировоззренческие.
Ведь любое — даже вызванное самой что ни на есть жизненной необходимостью — ограничение прав и свобод (которое вполне в состоянии ввести именно МВБ) будет означать лишь одно — террористы добились своих целей: великая демократия попирает выстраданные веками борьбы ценности ради личной безопасности своих граждан. И хотя в возможность введения таких ограничений в Америке мало кто верит — слишком сильны демократические устои, — полностью отбрасывать этот вариант все-таки преждевременно. Ведь повторись в Америке, не дай Бог, что-нибудь сопоставимое с событиями 11 сентября, — и общественные настроения могут кардинально измениться. Безопасность детей станет высшей ценностью добропорядочных граждан, еще вчера присягавших на верность «Биллю о правах». Это, судя по всему, прекрасно понимают в США, в том числе и авторы «проекта МВБ».
И именно поэтому официально провозглашается, что Министерство внутренней безопасности призвано стать наиболее мощным гарантом незыблемости американских демократических ценностей. Органом, способным защитить американцев от террористической угрозы и связанных с ней соблазнов обменять свободу на безопасность. Вопрос заключается лишь в том, будет ли способно новое суперведомство обеспечить безопасность граждан, не прибегая к «превентивным ударам» в виде ограничения их прав. И можно ли в принципе победить врагов, бросивших вызов базовым принципам западной цивилизации, не меняя самих этих принципов.

ВЛАДИМИР РУДАКОВ

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK