Наверх
12 ноября 2019
USD EUR
Погода
Без рубрики

Архивная публикация 2002 года: "Лучшее лекарство, возможно, никаких лекарств"

Новости о заместительной гормонотерапии вызывают опасения и по поводу других длительно принимаемых лекарств.Сообщение о вреде заместительной гормонотерапии (ЗГТ) заставило посмотреть на вещи шире: относительно каких еще лекарств органы здравоохранения заблуждаются?
На самом деле, скандал с ЗГТ «показал, что мы многого не знаем», считает д-р Лонни Рейсман (Dr. Lonny Reisman), глава Active Health Management Inc. А незнание может быть опасно. И многие врачи сомневаются во всем — от популярнейших лекарств для снижения уровня холестерина до болеутоляющих.
Это не значит, что надо сразу бросаться выкидывать все лекарства из домашней аптечки. Даже у методик гормональной терапии есть своя ниша — облегчение симптомов менопаузы. Эффективность других новых препаратов также доказана, по крайней мере, в ходе краткосрочных клинических испытаний. Кроме того, туманный риск онкологического заболевания через много лет не так уж важен для тех, кому лекарства нужны сейчас.
Что на самом деле беспокоит многих врачей, так это то. что все больше здоровых людей принимают лекарства для профилактики. «Большинство лекарств и правда оказывают свое действие, и хорошее и плохое, — объясняет д-р Стивен Халли (Dr. Stephen B. Hulley) из University of California в Сан-Франциско. — Надо быть очень осторожными с профилактическим приемом медикаментов в течение десятков лет».
Множество женщин, принимавших гормоны для профилактики остеопороза, могут, например, переключиться на известные препараты для укрепления костной ткани типа Fosamax от Merck & Co. «Здесь проблема в том, что эти лекарства внедряются в костную ткань, а это близко к костному мозгу, — отмечает Джим Карлсон (Jim Carlson) из Group Health Cooperative, медицинской компании из Сиэтла. — Вопрос в том, насколько они потенциально токсичны для костного мозга». Merck утверждает, что Fosamax на костный мозг не воздействует. Это доказано 10 годами клинических испытаний и лечением 4 млн. пациентов. У Карлсона тем не менее есть вопросы.
Красные флажки как сигналы тревоги видны и над другими лекарствами для долгосрочного применения. Взять антидепрессанты. «Мы не знаем, что происходит с людьми, которые принимают [их] пять лет подряд», — говорит д-р Карен Лэссер (Dr. Karen E. Lasser) из Harvard University Medical School. Между тем действие популярных и сравнительно новых препаратов для лечения ревматоидного артрита основано на ингибировании иммунного белка, который является фактором некроза опухоли. Но вмешательство в иммунную систему может иметь последствия, о которых и не думали, предупреждают врачи.
Грандиозный успех имели статины, включая хит компании Pfizer — препарат Lipitor. Статины не только снижают уровень холестерина в крови. Доказано, что они эффективны для профилактики инфаркта и инсульта. Но у грызунов они вызывают рак. Самый большой вопрос о статинах: что будет, если принимать их 20—30 лет? «Этого никто не знает, а данные по животным должны стать для молодых людей поводом задуматься», — комментирует д-р Томас Ньюман (Dr. Thomas B. Newman) из University of California в Сан-Франциско. Компания Pfizer утверждает, что положительный эффект перевешивает теоретический риск.
Другие популярные лекарства — препараты, снижающие кислотность, типа Prilosec от AstraZeneca PLC. Они могут повышать уровень гормона гастрина, что является канцерогенным фактором. AstraZeneca утверждает, что за 12 лет исследований подтверждений тому не найдено. Однако для д-ра Майкла Вулфа (Dr. M. Michael Wolfe) из Boston University School of Medicine этого недостаточно. «Вопрос нуждается в изучении», — считает он.
На самом деле список проблем почти так же длинен, как список лекарств. Вызывают ли популярнейшие болеутоляющие Vioxx и Celebrex проблемы с сердцем? Вердикт пока не вынесен. Приносят ли снижающие давление блокаторы кальциевых каналов больше вреда, чем пользы? Возможно. Медикаментозная профилактика рака усилит это беспокойство. «Если давать эти лекарства практически здоровым людям, то кто знает, какие побочные эффекты проявятся?» — спрашивает д-р Берт Фогельштайн (Dr. Bert Vogelstein), онколог из Johns Hopkins University.
Ясные ответы на вопросы о безопасности могут быть получены только в результате масштабных и дорогостоящих испытаний, как при исследовании гормональной терапии, ставшей источником нынешних сомнений. Но производители лекарств вряд ли когда-нибудь пойдут на это. К моменту получения четкого ответа вызвавший сомнения препарат уже давно будет лишен патентной защиты, и от положительного результата компания ничего не выиграет. А государственные органы обычно действуют только в ответ на эмоциональные дебаты и политическое давление.
Ясно, что необходимы более обширные исследования. И производители лекарств, и контролирующие органы должны активнее выявлять проблемы с лекарствами. Более жесткая система контроля поможет определить, где необходимы дополнительные исследования. А до той поры американцам следует со всей серьезностью отнестись к фиаско с гормональной терапией и подходить к своим домашним аптечкам с изрядной долей осторожности.

Джон Кэри (John Carey) и Эми Бэрретт (Amy Barrett). — Business Week.

Больше интересного на канале: Дзен-Профиль
Скачайте мобильное приложение и читайте журнал "Профиль" бесплатно:
Самое читаемое

Зарегистрируйтесь, чтобы получить возможность скачивания номеров

Войти через VK Войти через Google Войти через OK